ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Афонский Олег Николаевич

Зося и Янек

(старинная польская легенда времен возникновения города)

Из Ивано-Франковска, тогда еще Станислава, в 1946-47 гг. уезжало в Польшу много поляков, взамен из Польши приезжало много украинцев. Это происходило согласно договоренности между правительством СССР и Польши. Поэтому в то время у нас на базаре поляки продавали все, что только можно было продать. Дело в том, что времени на сборы им было дано не так уже и много, а брать с собой вещей разрешали не более двух-трех чемоданов.

Так вот именно тогда в 1946 году мой папа и купил маме в подарок картину какого-то польского художника. Для того периода это была очень крамольная живопись.

Представьте себе красавицу-шатенку, сидящую свесив ноги на скалистом берегу или реки или озера, абсолютно голую и задумчиво перебирающую гирлянду белых водяных лилий на своих коленях. Девушка с необычайно красивой фигурой, но особенно красивы ее груди. Груди выписаны так, что невольно вспоминаешь, что в Древнем Риме была одна очень известная проститутка, которая славилась грудями такой красоты, что по форме ее груди отливались из золота чаши и все римские патриции пили вино только из таких чаш. Так вот груди красавицы с картины не хуже тех легендарных, а может быть и красивее. У изображенной шатенки красивы и руки, и ноги, и плечи, и торс, и шея, и живот, однако сразу видно по сложению и по соотношению частей тела, что это именно полячка. А по прическе можно понять, что эта красавица из какого-то прошлого столетия. За спиной ее лежит молодой брюнет лица и фигуры которого практически не видно, а прическа какая-то тоже очень уж старинная. И все это на фоне чистого неба и далеких Карпатских гор.

Картина маме понравилась и она повесила ее над кроватью. Тогда у нас не было отдельной спальни и кровать стояла в той же комнате где и стол, за которым мы ели и принимали гостей.

Как-то в начале уже 1947 года к нам в обеденное время зашла знакомая полячка. Родители мои были очень гостеприимными людьми и тут же усадили ее за стол. Села она как раз напротив картины и очень часто с удовольствием на нее поглядывала. Папа это заметил и, когда дело дошло до чая, спросил гостью, как ей понравилась наша картина. Та ответила, что очень и в свою очередь спросила, а знаем ли мы, кто здесь изображен.

Естественно мама с папой не знали, а тем более я. И тогда гостья рассказала нам старинную польскую легенду города Станислава. Я вам сейчас ее перескажу так, как тогда понял и запомнил.

Еще в те очень далекие времена, когда Станиславом владели то ли граф Потоцкий – основатель города; то ли его наследники; то ли та польская графиня, которой проиграл в карты город один из наследников графа Потоцкого; в городе жил один очень богатый с большим гонором польский пан. У него был сын красивый юноша, а звали его Янеком. Горничной у них служила сирота-полячка очень красивая девушка по имени Зося.

Все чем владела Зося это был маленький домишко, доставшийся ей от родителей. Стоял он в начале маленького переулка за крепостными стенами на самой окраине. Сейчас это давно уже центр города, а тогда это была грязная, дальняя окраина.

Часто встречаясь, Янек и Зося полюбили друг друга. Зося не устояла и в результате этой любви забеременела. Старый пан как только об этом догадался, то тут же сына отправил в Краков учиться в Ягелланском университете, а Зосю после отъезда сына выгнал. Не нужна ему была нищая невестка-сирота. Зося оказалась в бедственном положении – хотя и жить есть где, а денег мало.

Поняла она, что нужно как-то спасаться и решила избавиться от беременности, так как такою ее никто на работу не возьмет. С помощью какой-то знахарки-повитухи Зосе это удалось, но после этого она иметь детей больше не могла.

Старый пан был безжалостный человек и сделал так, что Зосю никто на работу не взял. И, когда последние деньги закончились, Зосе ничего не осталось, как пойти на панель. Однако Зося продолжала любить только Янека и в душе все еще его ждала. Когда-то еще в начале их любви Зося сочинила для Янека песенку и пела ее каждый раз, когда они были вместе. У Зоси был чистый, приятного тембра, буквально ласкающий слух своей женственностью голос. Такой голос очень приятно слушать и очень трудно забыть. Поэтому Янек всегда любил слушать эту песню, когда Зося ему ее тихо напевала. Под эту песенку Янек всегда сладко засыпал на груди Зоси.

Тут наша гостья пропела эту песенку, но так как мы не знали польского языка, то могли лишь наслаждаться мелодией и мелодичностью самих стихов ничего не понимая, так что наша гостья тут же перевела нам слова песни буквально по строчкам на украинский язык, который мы все знали.

Насколько я помню, песенка была по смыслу такая:

Яничек милый, дружок мой красивый,
Единственный мой и самый любимый,
В мире тебя одного обожаю,
Только тебя одного и желая.
Знаешь, как трудно тебя ожидать?
Тогда не могу я ни есть и не спать.
Не оставляй меня больше самой.
Чаще прошу, оставайся со мной.
Ласкать тебя буду, безумно любя,
Я и утром, и ночью, и среди дня.
Если устал мой дружочек красивый,
Засни на груди моей, мною любимый.
Ты спи, а я буду тебя целовать,
Чуб твой кудрявый нежно ласкать.
Яничек милый, дружок мой красивый,
Единственный мой и самый любимый.

 Как видите песенка такая, что ее можно петь до бесконечности потому – что это сонет, а у него две последние строчки такие же, как и две первые. Так было и в польском варианте.

Со временем Зося стала самой известной проституткой города. Кто только не перебывал в маленьком домике на окраине, но клиентуру свою Зося находила внутри крепостных стен там, где жили богатые паны. Одно только было странно – ночью Зося всех называла Янеками, как бы на самом деле их не звали: Штефаном, Петром, Ежи, Лехам, Марианом, Яцеком или Тадеушем. У Зоси для всех ночью было одно только имя – Янек. И всегда, когда они засыпали рядом с ней или у нее на груди, она пела им свою песенку даже старым и даже совсем лысым. Просто она до сумасшествия любила своего Янека и только его и никого больше.

Говорят, что женщины любят слухом, а мужчины глазами. Может быть это и так, но не совсем. Все любят, чтобы их хвалили и ласкали, мужчины – тоже, а не только женщины и дети. И поэтому любой мужчина, проводя ночь с Зосей и услышав ее песенку, уже следующим утром думал о том, где бы найти ещё денег, чтобы к ней снова вернуться.

Так прошел год и вот должен был приехать на каникулы Янек. Старый пан понимал, что если Янек вновь увидит Зосю, то все может начаться с начала, а он уже подыскал Янеку невесту из богатого польского рода молодую и красивую. Поэтому он пошел в магистрат к городским властям и потребовал, чтобы Зоси не было в городе.

Отказать ему власти не могли, а выгнать Зосю из города не хотели – и сами к ней частенько хаживали.

Поэтому городские власти вызвали Зосю и приказали, чтобы она была вольной только в своем переулке, а в городе ей показываться нельзя.

Зося подчинилась и, если раньше она сама искала клиентов, то теперь клиенты искали ее. А если кто-то не знал где ее найти, то ему говорили: «Ищи ее в том переулке на окраине, где Зосина воля».– Так Зосин переулок стал для нее тюрьмой и так появилось название будущей улицы «Зосина воля».

Приехал Янек и, чтобы не сердить отца, в тот раз не встречался с Зосей тем более, что его ждала молодая, красивая и очень богатая невеста, польская панночка. Янек и панночка поженились и уехали в Краков.

Прошло несколько лет. В семье бывает так, что через некоторое время любовь угасает, а тогда может случиться, что первая любовь возвращается. Так произошло и с Янеком уже не студентом, а молодым польским паном. И вот он должен был вернуться в Станислав по поводу отцовского наследства. А раз старого пана не стало, то уже никто не мог помешать ему встретиться с Зосей.

На второй день по приезде в город Янек пошел искать Зосю. Где ее найти он знал и кем она стала тоже, но не встретились они в этот раз – у Зоси был клиент.

На следующий день Янек пировал с молодыми панами своими коллегами до поздней ночи и, когда пирушка окончилась, пошел снова к Зосе. Подошел к домику при свете луны. В Зосином окошке горит свеча. Заглянул он в окошко; увидел Зосю, ласкающую какого-то спящего мужчину, и слышит как она поет ту песенку, которую он всегда считал только своею. Этого он выдержать не мог и в пьяном угаре выхватывает из-за пояса пистолет и стреляет через окно в Зосю. А, когда видит умирающую Зосю, которая ему перед смертью говорит: «Ты, вернулся, Янек! Я так долго тебя ждала!» – что не выдерживает этого и убегает.

Тогда богатый был всегда прав и за смерть Зоси Янек не был осужден. Даже подкупать никого не нужно было, так как родных у нее не было. И вся эта история осталась только в названии улицы, потому что очень многие мужчины в городе не могли забыть Зосю.

Имя иногда влияет на судьбу человека, а название улицы – на судьбу улицы. Улица была тюремной для Зоси и случилось так, что когда стали строить городскую тюрму, то место для нее выбрали как раз в конце улицы «Зосина воля».

Что это судьба или совпадение – не знаю, но думаю, что скорее – судьба.

Так заставляет меня думать дальнейшая история этой улицы. Улица пока носила название «Зосина воля» не сильно развивалась. Кроме тюрьмы и жилых домов на ней за все время появилась только маленькая весоремонтная мастерская, теперь это приборостроительный завод.

После смерти Зоси через какое-то время ее домик был разрушен, а на его месте был построен один из тех не очень красивых домов в начале улицы, которые существуют и по ныне. Точное место, где находился домик Зоси я не знаю. Не помню даже на какой стороне улицы он был, а может быть полячка и сама этого не знала и поэтому нам ничего не сказала. Не помню. Давно все это было.

Жизнь шла своим чередом. Наконец пришел 1944 год. Наши войска наступают и во время освобождения города от немецко-фашистских захватчиков капитан Дадугин погибает именно на этой улице, наверное в середине или конце ее на то время.

Проходит еще несколько лет и улицу называют его именем. А через какое-то время начинается расцвет улицы. Она растет в длину; хорошеет, весоремонтная мастерская превращается в современный приборостроительный завод; строятся фурнитурный и арматурный заводы; детская областная больница; большие жилые дома; кулинарный техникум; улица дорастает до аэропорта и идет дальше; а вот само начало улицы почти не меняется, как будто заклятие Зоси там все еще остается.

Наконец разваливается СССР и демократический городской совет посчитал капитана Дадугина не освободителем, а оккупантом меняет название улицы и называет ее именем Евгения Коновальца, который создавал в 1918 году в УНР украинские воинские части.

Такова история названий одной из улиц города Ивано-Франковска.

Зося дала ей первое название и не очень хорошую судьбу; имя капитана Дадугина дало улице процветание, а что принесет улице имя Евгения Коновальца покажет будущее.

А вот легенду эту я всегда вспоминаю, когда смотрю на картину и до сих пор не могу не восхищаться грудями полячки Зоси хотя за столько лет и мог бы уже привыкнуть к этой картине.

На страницу автора

К списку "А(A)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.