ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Астахов Вячеслав Иванович

Исповедь таксиста

Смена первая — смена последняя

1 2 3 4

В таксомоторный парк я устроился на работу уже достаточно опытным водителем. По крайней мере, сам таковым себя считал. Да и бумагу имел соответствующую подтверждающую то, что являюсь шофером высшей квалификации, то есть первого класса, со всеми открытыми категориями в водительском удостоверении. И без одной просечки в талоне предупреждений. Был в ту пору такой противный, фискальный документ, который наши нынешние депутаты, вот уже многие годы, пытаются вернуть обратно в обиход.

До этого я отработал в автобусном парке восемь лет. Из которых два года инструктором учебного автобуса, натаскивая молодежь после учебного комбината работать на линии. Обучал правильно подъезжать к остановке и отъезжать от нее, производить посадку, объявлять остановки и много еще чего.

Получалось это у меня, отбросив ложную скромность, совсем даже не плохо. Руководство меня ценило и регулярно поощряло, а иногда даже ставило в пример другим. Да и в кругу шоферов пользовался заслуженным авторитетом.

Но пришло время, и мне так надоела эта работа, ну просто спасу нет. Что поделаешь, если уж так устроен, что могу заниматься только интересным для себя делом. Конечно, об этом все мечтают, но я всегда стремился воплотить это в жизнь.

Точнее сказать, мне и сейчас нравится управлять автомобилем, и я очень люблю свой город, в котором родился и вырос, прожил всю жизнь. Но вот сама специфика работы водителя рейсового автобуса, это движение от столба к столбу, меня просто утомила. Работа на маршруте, скажу вам, далеко не сахар и требует от водителя много сил и нервов. Впрочем, как и всякая другая работа, связанная с обслуживанием людей. А здесь к тому же ты полностью зарегулирован, и весь твой рабочий день буквально расписан по минутам.

Всё отслеживается очень тщательно с одного конца маршрута диспетчером, а с другого электрическими часами, на которых ты отбиваешь время по прибытии на конечный пункт, да ещё ревизорами, непосредственно во время движения.

Душа моя безотлагательно запросила перемен. Исподволь начал наводить справки и собирать информацию. О специфике работы шоферов в других организациях и на иных автомобилях. Как можно полнее стремясь узнать условия и график работы, при этом отдавая предпочтение не очень пыльному направлению автомобильных перевозок.

В ту пору я был человеком семейным и даже успел обзавестись двумя красавцами сыновьями. А семью, как известно, нужно содержать и моя зарплата, которую я получал в автобусном парке и считавшаяся по тем временам достаточно высокой, позволяла с этим неплохо справляться. И хотя я работал один, семья моя, слава богу, не бедствовала и подкреплённая хозяйственными способностями жены на практике доказавшей, что семейной женщине с экономической точки зрения предпочтительнее вести домашнее хозяйство, чем целыми днями пропадать на работе, материально была обеспечена не плохо. И вот тут необходимо было, совершить операцию с переменой работы, очень тонко, чтобы моя блажь, не вышла боком для семьи.

Изначально такси как вариант даже не рассматривался. Но когда я более конкретно, теоретически, ознакомился с другими направлениями деятельности шоферов, он приобрел более осязаемый смысл. Правда, здесь сказалось определенное влияние, соседа по дому, отработавшего в такси чуть ли не всю жизнь. Очень интересно и романтично изобразившего свою работу и даже обещавшего свое содействие при моем устройстве в тот таксомоторный парк, где много лет он трудился сам. Несмотря на то, что по складу своего характера, я очень плохо поддаюсь чьему либо влиянию, а стадное чувство вообще не про меня. Я стал всё больше склоняться именно к этому варианту.

И вот решение принято. Я совершенно сознательно отказался от протекции соседа, хотя уже тогда понимал, что его участие сняло бы с меня многие проблемы. Но так как по жизни не люблю быть, кому бы то ни было, чем-то обязанным, то решил идти своим путем, и на работу устроился в другой таксомоторный парк.

Документальное оформление приема меня на работу, прошло достаточно быстро. Можно сказать без сучка и задоринки. Здесь, скорее всего, сыграла роль, моя предыдущая ударная трудовая деятельность, отмеченная поощрениями всяческими, записанными в трудовую книжку и высшая водительская квалификация.

Вот я направлен в автоколонну на стажировку, с последующей работой в ней. Это означает, что какой бы ты ни был умный и опытный, будь добр три дня, откататься с наставником, который на практике введёт тебя во все тонкости избранного ремесла. И если необходимо, даже научит управлять автомобилем, а по окончании стажировки распишется в специальном документе, что ты соответствуешь.

В автоколонне начальник, приняв направление из отдела кадров, с интересом стал меня разглядывать. Приглашая принять участие в этом завлекательном занятии еще двух индивидуумов, переходного возраста лет сорока пяти-пятидесяти, находящихся в это время в кабинете.

Вот так сразу и ненавязчиво произошло знакомство с активом колонны, так называемым «треугольником», куда кроме начальника колонны входят парторг и профорг, ну и они, конечно, познали меня во всей красе. Каждый из них очень внимательно и с выражением, по крайней мере, мне так показалось, когда я наблюдал за их лицами, прочитал направление, как будто контролируя друг друга. Потом также по очереди просмотрели и все мои документы, изображая при этом на физиономиях усиленную работу мысли и даже потея при этом от усердия. Показывая передо мною свою значимость. Впрочем, за свою еще достаточно молодую жизнь, я их уже столько перевидал и просто лишний раз убедился, на сколько они все в любой организации одинаковы. Кроме снисходительной улыбки они у меня не вызывали никакой реакции. Это был как бы обязательный ритуал посвящения — обнюхивание!

Наконец не помню, кто из них задал мне явно дежурный вопрос: Надолго ли я вливаюсь в их дружный коллектив? Явно нацеленный на последующее повествование обо всех достоинствах этого коллектива и моём непременном приумножении его заслуг в будущем. Я не доставил им этой радости, отвечая, что это будет зависеть от многого и мне необходимо присмотреться и разобраться, что это за коллектив и насколько мы подходим друг другу!

На меня всю жизнь все эти профорги и парторги, производили раздражающий эффект, очень похожий на тот, что производит на быка красная тряпка, которой машут перед его мордой. Я просто не могу сдерживаться, чтобы ни надерзить при общении с ними. Потому что это были, как правило, люди беспринципные в угоду начальству готовые затоптать любого инакомыслящего и за это получившие доступ к кормушке, чем и пользовались без зазрения совести, обирая тех, чьи права обязаны были защищать.

Самое интересное, происходило, как правило, после двух — трех месяцев работы, чего я даже сейчас не могу ни понять и ни объяснить. Они вдруг начинали ко мне благоволить и, воспылавши симпатией, непременно пытались затащить в свои стройные ряды актива безо всяких на то поползновений с моей стороны.

Реакцией на моё столь независимое заявление, были достаточно долгие и пытливые взгляды с покачиванием голов и многозначительным: Ну — Ну. Только отработав достаточное время и разобравшись в специфике, я понял суть этого на первый взгляд странного вопроса. В такси была достаточно высокая текучесть кадров среди водителей. А вот контора там сидела насмерть и сдвинуть кого-то с места было практически невозможно. Еще бы, выполняя свою непосредственную работу иметь каждодневно солидный приварок, в несколько раз превышающий твой официальный заработок, поди плохо.

А вот с водителями, этими трудовыми пчелами, содержащими свору трутней и паразитов было сложнее, кого-то отторгала система, но большая часть людей, вкусившей всей прелести этой работы, разбегалась сама. И только процентов двадцать привыкнув, оседали здесь надолго.

Сколько приходилось встречать шоферов вроде меня до поступления на работу в таксопарк, отработавших в других организациях. И на автобусах, и на скорой, и персоналке, не говоря уже про грузовики, считавших, что не бояться никакой работы. Многие польстились на якобы высокие заработки еще не понимая, что заработать нужно ещё суметь, и просто так со своими деньгами никто расставаться, не намерен. Да ещё при случае пытаются кинуть тебя самого, а официальный твой заработок будет очень средним.

Только для того что бы привести дневной план необходимо накрутить по городу за смену не менее 250 километров. При самом, что ни наесть, интенсивном движении транспорта, не имея ни перед кем ни какого преимущества. Это и негатив, сливаемый несколькими десятками пассажиров при весьма плотном общении с тобой, и понимание основного принципа сферы обслуживания, что клиент всегда прав. При возникновении конфликта, практически невозможно доказать свою правоту. Для всего этого необходимо иметь терпение и железные нервы. Ко всему прочему достаточно плотный прессинг со стороны администрации и обслуги, алчно зарящейся на твой карман, в своём желании нажиться.

Люди, пришедшие сюда работать и осознавшие всё это, разуверяющиеся в своих мечтах о легком хлебе увольнялись, иной раз, проработав всего несколько смен. Ведь недаром профессия таксиста в рейтинге вредности, стоит на одном уровне с работой шахтёра. Но уж те, кто задержался здесь, никак не меньше чем на год и втянулся в этот сумасшедший ритм, увидев в этой работе своё предназначение и даже своеобразную романтику, работали долго, иногда даже всю оставшуюся жизнь.

Чисто учебных автомобилей при таксопарке не было. Стажировка заключалась в том, что начальник автоколонны отлавливал более опытного водителя, выезжавшего в этот момент на линию и просил его покататься с новичком на его автомобиле в качестве инструктора. Большинство от этого отмахивалось, так как дневную выручку на эту смену ему никто не отменял.

Но, в конце концов, находился таковой, которого начальник брал за жабры и тот через силу соглашался. Мою фамилию вписывали в его путевой лист и насколько я помню ему за это даже что-то приплачивали. Мы выезжали за ворота. Отъезжали от парка недалеко, потому что мой так называемый инструктор буквально сразу начинал канючить о трудном материальном положении и проблемах с выполнением плана. Прозрачно намекая открытым текстом, что шел бы я себе, куда нибудь. А то, что работа со мной проведена и я показал свое мастерство на отлично, он где надо отметит.

Конечно же, чтобы не выглядеть занудой и сволочью, забравшемуся в карман к ближнему, у следующего перекрёстка выбираешься из машины. Понимая, что это неправильно и тебе гораздо предпочтительнее именно поездить, хоть немного привыкнуть к габаритам легкового автомобиля, панораме обзора снизу, а не сверху, как ты привык и к динамике движения автомашины.

Ведь просто стыдно признаться что ты со всем своим опытом, и даже с соответствующим документом об этом, за рулем легковушки сидел всего пару раз в своей жизни и то минут по десять не более, ради баловства, что последний раз вручную переключал передачи много лет назад, так как на автобусах в Москве в ту пору уже стояли сплошь гидромеханические коробки перемены передач, а это автомат, и под ногой у тебя было всего две педали, вместо трех. И ко всему этому необходимо привыкнуть и не просто привыкнуть, а довести до автоматизма управление автомобилем, чем быстрее, тем лучше. Но обижать своего будущего коллегу, тоже поставленного в непростые условия, не хочется. И бредёшь по улице всё равно куда, а в голову уже закрадывается мысль. А стоило ли всё это затевать, ведь ты уже большой мальчик и не пора ли тебе уже заканчивать с авантюрами.

Вот и всё, отстажировался, если это можно так назвать. Три эти дня тянулись как месяц, но всё (хорошее) когда-нибудь, заканчивается. Уже сегодня за мною закрепят автомобиль, тогда посмотрим, кто чего стоит. Ничего, потихоньку, по крайней мере не расколотиться в первую же смену у меня ума и навыка хватит. А там и мастерство придёт и как говаривал товарищ Наполеон: Главное ввязаться в бой, а там посмотрим!

Начальник автоколонны, как мне казалось в тот момент, с какой-то даже торжественностью ведёт меня к автомобилю на котором придётся работать. Я знаю, что залог успеха водителя зависит процентов на пятьдесят от его железного коня. Поэтому не в шутку волнуюсь, проходя мимо рядов автомобилей и пытаясь заранее предугадать, которая из них будет моей, каждый раз огорчаясь, когда очередная приличная, на мой взгляд, автомашина оставалась позади. Я с надеждой начинал высматривать другую, по ходу нашего движения.

На дворе середина декабря. Зима в том году была очень снежная и снег на территории таксопарка складировали в самом её конце у забора. Куда автопогрузчик навалил его здоровенную кучу. Вот к ней то и подвёл меня начальник с самым невинным и доброжелательным видом, с отеческой улыбкой на лице, полной участия он произнес, указывая на эту гору: Она там, вообще то их три, но ты выбери какая получше и мы закрепим её за тобой. Конечно, автомобиль придётся немного подремонтировать и укомплектовать, но это пустяки, главное, что таксометры на них на всех стоят почти новые. Пока я, какое-то время это переваривал, сам он незаметно исчез.

Не помню, сколько я простоял в раздумье не в силах тронуться с места. Решая для себя, сразу разбежаться в разные стороны из этого таксопарка или чуть попозже. Я конечно и знал и понимал, что первое время буду считаться молодым водителем и на хорошую машину претендовать глупо. Уж такая традиция была практически во всех автотранспортных предприятиях, но извините, не до такой, же степени!

Тут я начал понимать, почему всё так происходит. Ведь это всего лишь ответная реакция на моё слишком уж независимое поведение по приходу в колонну. Меня, не мудрствуя лукаво, подобным отношением ставят на место, а проще говоря, пытаются сломать. И я обозлился! А в таком состоянии, в силу упёртости характера, преград для меня не существует. Могу пойти наперекор и назло всем, но не сдамся и не покорюсь. Пусть даже от этого будет только хуже.

Но что же делать в сложившейся ситуации? Кинуться в ножки начальнику и при этом, посыпая голову пеплом канючить, мол, прости засранца. Пойти в отдел кадров и забрать свои документы, но ведь это значит сдаться им на милость. В очередной раз доставить удовольствие этим зажравшимся чиновникам, считающих себя ни больше, ни меньше, как вершителями человеческих судеб.

Ну уж нет, фигушки, не бывать этому! Я ещё не знал как, но был уверен, что сожрать так просто себя не дам. Меня ни в коем разе нельзя считать неудачником по жизни. Как правило, попадая в какие-то неудобные ситуации, я достаточно часто просто отдавался на волю судьбы. При этом уверенный в том, что всё как-то само образуется, да ещё и с выгодой для меня. Видно всю жизнь кто-то оберегает и молится за моё благополучие.

Всё, решение принято, и теперь меня ни что не остановит. Следующий ход за мной, посмотрим кто кого. Теперь главное определиться с чего начать и куды бечь. Над этим долго ломать голову не пришлось, все решилось само.

За спиной послышался шум работающего двигателя, оглянувшись увидел автопогрузчик, привёзший очередную партию снега. Он остановился возле меня и из него буквально вывалился здоровенный парняга, самого разухабистого вида и с необычно красным лицом, в самом радужном настроении, видно только что поправился, о чём и свидетельствовал довольно сильный выхлоп изо рта сивухой.

Он вразвалочку подошел ко мне, стрельнул сигарету и уже как родной, поинтересовался:

— Какие проблемы, браток?

Закурив с ним вместе, я поведал ему про свои сложности. Парняга оказался бывалый и тёртый калач буквально с первых слов всё понявший и принявший близко к сердцу мои затруднения. Заметив при этом, что это нужно здорово постараться, что бы впервые же дни работы так насолить руководству, если оно решило посадить меня на этот мусор. Попутно поведал свою историю, потому что сам тоже в недавнем прошлом работал на шашках — на линии значит, но за какую-то провинность и я как-то сразу догадался за какую именно, пересажен на погрузчик. Время ссылки скоро заканчивается, и он всерьёз подумывает о том, стоит ли возвращаться на линейную машину? За этот период он уже привык к своему положению и спокойнее и денег имеет в достатке. Если у меня есть желание, то прямо сейчас готов идти к начальнику гаража и рекомендовать как сменщика к себе на погрузчик. От этого, горячо поблагодарив его, я наотрез отказался.

Он, правда и не очень настаивал, как я понял быть монополистом даже на погрузчике гораздо выгоднее, чем одним из многих. Но я ему очень благодарен за то, что разъяснил мне по пунктам, что делать сначала, и что потом. А так же за его очень дельный совет, не перелопачивать весь сугроб, а тянуть из него то, что попадётся, наудачу. В чём я сразу увидел рациональное зерно, так как копать мне никогда в жизни не нравилось и на тот момент совсем не хотелось.

Увидев во мне благодарного слушателя, и воспылавши симпатией, рассказал, что я ему сразу понравился, и он со своей стороны всего лишь за рубль готов одолжить лопату, чтобы я смог докопаться хотя бы до бампера одной из автомашин и уж потом автопогрузчиком мы выдернем из сугроба то, что вырою.

За рубль по тем временам можно было нормально пообедать, да ещё и сигарет прикупить. Но я без сожаления с ним расстался, обменяв на лопату. Каждый из нас незамедлительно занялся своим делом. Я раскопками, а он побежал за пивом.

Управились мы каждый со своей работой почти одновременно. И вот трепетно жду, когда мой опытный наставник, ещё более повеселевший от принятого во внутрь, выдернет из под снега мою судьбу.

А она оказалась на первый взгляд совсем даже не очень, да и на второй и все последующие тоже. Когда я очистил её от снега, передо мной открылась совсем безрадостная картина. Это была автомашина, прямо скажем далеко не первой молодости марки Волга ГАЗ-21. В ту пору, все таксомоторные парки, уже процентов на девяносто перешли на ГАЗ-24 и то, что предстало передо мной иначе как ископаемое, назвать было трудно. Ко всему прочему это оказалась (Красная шапочка) — так в таксопарках называли автомашины прошедшие заводской капитальный ремонт. По чьей-то прихоти, крыши на них красили в красный цвет, отсюда и название.

Шоферы от таких машин шарахались, как чёрт от ладана. Потому что нормально они не ходили и работа на них была чистым наказанием. А в моём случае, это была ко всему ещё и совсем убитая, мёртвая автомашина.

Мой наставник, насосавшись пива, уютно похрапывал в кабине своего погрузчика, но я уже и без него знал что делать. Я отправился по территории таксопарка разыскивать (Машку) — так называлась списанная машина без номеров, выполняющая роль внутрипаркового тягача. Что бы за определённую плату отбуксировать это своё уже сокровище на мойку, а потом и в ремонтную зону.

Честно признаюсь, никогда особливо за чистотой своих автомобилей не следил, да и сейчас ленюсь. Но ту машину вылизал до блеска и снаружи и внутри, для чего нанял мойщиц, да и сам не сидел сложа руки, перетряхнув весь багажник и бардачок.

Это нужно было видеть, с каким триумфом нас с автомобилем вкатили на буксире в ремзону, где мы сразу же оказались в центре внимания. Нас окружила толпа шоферов и слесарей, которые побросали работу, чтобы увидеть это чудо. В этом таксопарке ГАЗ-21 уже более полгода как не эксплуатировали.

1 2 3 4

На страницу автора

К списку "А(A)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.