ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Астахов Вячеслав Иванович

Исповедь таксиста

Жена консула

1 2

Зима заканчивается, конец марта. Уже явно потянуло на весну. Снег почернел и просел, местами подтаял. Но это на газонах и в отвалах, которые нагребли дворники за зиму. На проезжей же части его практически нет, это в том случае, если он не падает. Однако стоит пройти самому маленькому снегопаду, как в городе образуется грязь. И даже не грязь, а какая-то желеобразная, маслянистая масса чёрного цвета. Это начали посыпать улицы реагентами, технология пользования которыми проста как апельсин. При снегопаде выезжает машина и посыпает дороги какой-то химической крупой, которая при соединении со снегом и образует это безобразие. Всё это на протяжении нескольких часов киснет на дороге. Попутно вытягивая из асфальта битум, что и способствует образованию столь приятного цвета.

Зараза ужасная, съедает не только снег, но и асфальт, и обувь пешеходов, которые к настоящему теплу, чувствуется разваляться совсем. Не приведи вас Господь споткнуться и упасть в это месиво — никакая химчистка не спасёт вашу одежду.

И автомобили на этом киселе при торможении становятся непредсказуемы, уж лучше лёд. Поэтому приходиться быть очень осторожным при движении и остановке, постоянно внося поправки в свои уже отработанные годами действия на дороге.

Поневоле вспоминаешь старый добрый способ борьбы с гололёдом, слегка подсоленный песок. После применения, которого дороги были приятного жёлтого цвета, и который от лёгкого постукивания нога об ногу слетал с обуви. Похоже, от этого нововведения выиграли одни дорожники. И поэтому даже маленький снежок скорее раздражает, чем радует.

Прошло три месяца как я работаю таксистом. Уже немного пообтёрся, по крупицам собирая, путём проб и ошибок, присматриваясь к работе опытных шоферов, анализируя свои промахи и находки. Появился определённый опыт и уверенность в себе.

Кстати сказать, это самый опасный период, когда осталось совсем не много до самоуверенности и очень трудно удержаться на этой грани. Как правило, самые, что ни на есть неприятные, а подчистую трагические моменты случаются именно в это время.

В тот день выехал из таксопарка позже обычного, график на месяц у меня был с 10 до 22 часов. Я пришёл на работу, как говориться заблаговременно, но случился облом. Были проблемы с автомобилем и если бы не мои особые отношения со слесарем, пришлось бы вообще выезжать на подменном рыдване. Чего делать терпеть ненавижу, не свой автомобиль отдавать в чужие руки, ни за руль чужого садиться.

Пока слесарь снимал негодный агрегат, пока устанавливали, что ремонту он хоть и подлежит, но новый гораздо предпочтительней. Пока я это же доказывал механику ремзоны, держа в одной руке требование именно на новую запчасть, а в другой энную сумму подтверждающую правильность технического обоснования этого решения. Пока на складе долго не могли поверить в то, что этот чуть ли не последний агрегат они должны отдать именно в мои руки и для того что бы они приняли это правильное решения их тоже пришлось стимулировать. Если вы обратили внимание, не прошло и года, а я уже совсем неплохо ориентировался в местных товарно-денежных отношениях. Пока его ставили на автомобиль прошло время.

Рабочий день для меня начинается только после выезда за ворота. Так как «вратарь» при выезде пробивает на часах в путёвке фактическое время и заезд тоже конечно с фиксацией времени в путевом листе только через двенадцать часов. Вот и получилось, что в тот день мне пришлось работать на пять часов больше.

Можно конечно на воротах дать денег и время тебе сделают любое, хоть совсем не выезжай из парка. Но, по крайней мере, сегодня не до баловства. Мало того что дневной план необходимо сдать по любому, а тут ещё ремонт, на который порядком вытряс свой кошелёк, да и в семью на прожитво необходимо.

Так как основная зарплата очень уж средняя и вся надежда на благотворительность москвичей и гостей столицы. Конечно же, твоё умение подвинуть их на это, ты же не бандюга какой, и не жулик. Всё необходимо сделать красиво, а что для таксиста высший пилотаж? — это что бы тебе и денег дали, да ещё спасибо сказали!

Короче вперёд! И цели ясны и задачи поставлены, ещё бы чуток удачи, но это уж как получится. Почти сразу беру клиента и хоть видно что «шляпа», но лиха беда начало. Работа пошла, одних высаживаю и почти сразу беру следующего пассажира. Появляется азарт, ведь сама работа в такси очень схожа с рыбалкой. Очень многое зависит от того есть ли клёв и сняв с крючка очередную добычу, тут же забываешь про неё, высматривая следующую, каждый раз надеясь на более крупный улов. Да и сама езда по вечернему городу, когда интенсивность движения спала, лично для меня довольно приятственное занятие.

Ближе к полуночи, привёз очередного пассажира на окраину Москвы. В район с романтическим названием Чертаново. Местечко, на мой взгляд, и по нынешним временам не особливо уютное, а в то время вообще дыра дырой. Центральная улица и та Чертановская, вся сплошь состоящая из ям и ухабов, но в некоторых местах всё же освещённая. Проехать чуть вглубь квартала можно было разве только на тракторе. Что сказать, новостройка, рабочая окраина. Территория города почти сплошь переданная на откуп заводам ЗИЛ, АЗЛКа и ещё неизвестно каких, под строительство общежитий.

В моём понятии Столица, должна быть административно-культурным центром, где сосредоточены правительственные учреждения, музеи, театры и высшие учебные заведения. Небольшая по размерам и очень компактная, со своим исторически сложившимся колоритом застройки. Но у наших правителей на этот счёт было совсем другое мнение. Отчего и возникли, сейчас оказавшиеся в центре города такие индустриальные гиганты, как ЗИЛ, АЗЛКа, и даже сталеплавильный завод Серп и Молот.

Для работы на этих и сотнях других предприятий, стали необходимы рабочие руки и появилась в Москве такая категория его жителей, под малопочтенным названием «лимитчики». Которых буквально в течение нескольких лет набралось порядка полутора— двух миллионов, для проживания которых по всей Москве настроили тысячи общежитий. Самое большое их сосредоточение оказалось именно в районе Чертаново.

Не любили таксисты в то время этот район. Из-за населявших его аборигенов, новоиспечённых «масквачей», наивно полагавших, что уж если довелось здесь зацепиться, то необходимо и вести себя соответственно. В тоже время, очень смутно представляя себе, как это соответственно?

Получая свой первый опыт от общения с соседями по общаге, чаще всего негативный и мало чем напоминающий быт коренных москвичей, бросались во все тяжкие в своём стремлении быть более городскими, чем коренные москвичи. Как жалко и нелепо смотрелись они в этом своём желании со стороны.

Из своего пусть ещё небогатого опыта, я уже знал, что райончик для работы таксиста, малоперспективный. А по позднему времени отсюда можно взять в качестве пассажиров, только компанию пьяных аборигенов. Чего никогда не делал, ни за какие деньги, во избежание лишних и ненужных приключений на свою пятую точку. Потому что как правило, каждый из них в отдельности даже если немного выпил очень милый и добрый человек. Но собравшись в стаю, и при этом ещё подогретые спиртным они превращаются в моральных уродов, от которых можно ожидать всего чего угодно, вплоть до лишней дырки в голове.

Выскочит на тебя недавняя отличница, какой-нибудь сельской школы вдруг для себя осознавшая, что скромной быть не всегда хорошо и не большой приварок к очень незначительной зарплате полученный в свободное от основной работы время совсем не помешает. Хотя с этим делом мы покончили давно, как говаривал Высоцкий, практиковалось это самое не так уж и редко и в большинстве своём как раз недавними сельскими скромницами.

Но и от них я тоже старался держаться подальше. Тем более уже тогда заметил одну закономерность. Каждый уважающий себя таксист, во время смены в подобные авантюры с доступными девицами не ввязывается и на эту тему есть анекдот, по-моему, очень правильно отражающий самую суть.

Садится в автомобиль такси голая девица, села на заднее сидение, назвала адрес, и они поехали. Во время движения водитель то в зеркало посмотрит, а то и просто оглянется. Девица заметила это и спрашивает:

— Что шеф, голой бабы не видел?

— Да нет, не в этом дело,— отвечает он.

— А в чём же,— не отстаёт она.

— Я вот думаю, откуда ты деньги доставать будешь?

 

Только не надо считать таксистов этакими алчными крохоборами, готовыми за лишнюю копейку на все подлости. Как раз всё наоборот, я могу привести десяток имевших быть примеров, характеризующих таксистов людьми высоконравственными и порядочными, не раз совершенно бескорыстно выручавших совершенно незнакомых людей в трудную минуту. Просто они оказались заложниками системы, очень напоминающей собаку в колесе — как не пищи, а беги!

Поэтому я решил в этом бесперспективном районе не задерживаться, и выезжать от сюда «конём», что на сленге таксистов означает — пустым. Но перед этим остановился, что бы как говориться, подбить бабки! Определиться, что я наработал, как дела с планом и главное, сколько себе накапало. Уже от полученного результата планировать свою работу дальше.

Припарковался у тротуара, зажёг в салоне свет, все двери на кнопках. Чтобы какой-нибудь слишком резвый и грамотный клиент, который не только знает правила посадки в такси, но и умеет ими пользоваться, не влез без спроса в машину и потом вези его не куда и за сколько тебе надо, а совсем даже наоборот.

Правда, то, что пассажир сел в салон автомобиля ещё не факт что его повезут. Для этого имелось много всяких уловок, да таких что доказать злой умысел водителя было просто не возможно. В некоторых автомобилях под сидением, или каком другом месте, известном только одному водителю, но всегда расположенного под рукой, находился микровыключатель при нажатии, на который автомобиль начинал дёргаться и чихать. Иногда выключателей было два, и если клиент не понимал тонкого намёка на неисправность автомобиля, нажимался выключатель №2, тогда двигатель глох совсем. Нежелательному пассажиру с массой извинений и сожалений предлагалось поискать другую машину, ввиду неожиданной поломки. Для большей убедительности, несколько раз включался стартер, и двигались всевозможные рычаги. Если клиент всё ещё медлил покидать машину, ведь она секунду назад весьма резво бегала и может быть, вот-вот заведётся? Тогда водителю приходилось вылезать из автомобиля и поднимать капот, с самым деловым видом смотреть на двигатель. После чего капот захлопывался назад, и беспомощно разводились руки. Но стоило пассажиру поймать и пересесть на другую машину, как выключатель включался, и двигатель с пол-оборота заводился. И никаких тебе жалоб, обид и нервотрёпки.

Это всего лишь один из способов отказать клиенту в обслуживании, пожалуй, один из самых эффективных. Тем более, технически выполненный безукоризненно, потому что когда один сердобольный, но не очень догадливый и поэтому не выгодный на тот момент пассажир, попытался мне, однажды помочь запустить двигатель, представившись автоэлектриком с двадцатилетним стажем, через несколько минут заявил, что пока в этой машине не поменяют весь пучок проводов, она с места не тронется, чем и подтвердил свою высокую квалификацию. Потому что как раз один из приборов, который, казалось бы, не имел никакого отношения к системе зажигания и был через выключатель закорочен на массу.

Сижу себе покуриваю и свожу дебет с кредитом. Вижу, получается неплохо. И хотя больших посылов не было, в общем, картина достаточно отрадная и с выручкой всё в порядке, и своё материальное положение неплохо поправил. Вполне уже можно было бы и к парку поближе подгребать.

Выключил в салоне свет, сейчас думаю ещё несколько затяжек, чинарик в пепельницу и поеду. Тут как в плохом романе, стук. Даже не стук, а лёгкое поскрёбывание в переднее правое стекло. Поворачиваю голову и начинаю напряженно вглядываться в темноту.

За окном еле заметно угадывается большая и лохматая чёрная масса. Если это человек, то лицо и руки должны, хоть немного выделятся на тёмном фоне, думаю про себя. Ничего подобного, сплошная мгла. Начинаю беспокоиться, уж не нечистая ли сила ко мне ломиться? Ведь название района то ещё и время к полуночи. Самое оно для всякой нечисти.

И тут слышится человеческий голос, достаточно мелодичный и на слух даже очень приятственный. Который вопрошает:

— Молодой человек, вы меня не подвезёте?

Первая оторопь начинает проходить, и голова обретает способность мыслить. Это что ещё за бабушкины сказки, не верю я во всю эту чертовщину. Но осторожность не помешает, у меня рефлекс, если чего не понимаю того опасаюсь, а проще говоря боюсь.

Со всей осторожностью приспускаю стекло на правой передней двери, но передача при этом уже вставлена и сцепление выжато, чуть, что и сорвусь с места мухой.

— Что, что вы сказали? — прикидываюсь валенком.

Различаю за окном глаза и зубы. Ну, слава Богу, кончились непонятки, негритянка, дошло до меня. В те годы уж больно их много было в Москве. Наши тогдашние правители ради построения коммунизма во всём мире кого только этому не учили. Создавая им самые, что ни на есть райские условия для этого. Если средний заработок жителя СССР в то время составлял 140 рублей, это официальная статистика, то этим платили 400-500 рублей, так по крайней мере при разговоре сказал мне один из них.

Ну и естественно, что при таких доходах общественным транспортом они почти не пользовались. Разъезжали по Москве только в такси. Мы ещё между собой называли их «человек-невидимка», за пристрастие к светлым одеждам. Когда в тёмное время едешь в машине и видишь голосующего негра, то глаз воспринимает только его одежду. Ну, прямо как в том фантастическом романе.

Вели они себя, мягко говоря, по-хозяйски. А как же ещё себя вести, если хозяева из весьма странного понятия о гостеприимстве, позволили сесть себе на шею и гадить. Он ещё год-два назад без порток за бананом на пальму лазил, а здесь такие же белые, что у него на родине его в грош не ставили, перед ним прогнулись.

Здесь он очень обеспеченный человек и вхож безо всякой очереди практически в любые театры, рестораны и закрытые для нас «хозяев» магазины. Где может достать дефицитный товар и через фарцовщиков пополнить свой и без того не хилый кошелёк. Здесь он за ажурные чулки может поиметь белых девушек, которые с грустью приходится признать и без того довольно падки до экзотики.

Конечно же, полный иммунитет от наших органов правопорядка. Которые без зазрения совести обирали бабушек, торгующих выращенной морковкой, или хватали чуть выпившего с устатку работягу, который ни кого не трогая, подгребал к дому. Проделки этих из развивающихся стран в упор не замечали. Было даже весьма любопытно, в какую же сторону они развиваются, и что с ними будет, когда совсем разовьются?

Правда к нам, таксистам, они относились даже очень уважительно и на конфликт старались не нарываться. Их можно понять, ведь в такси в то время работала, пожалуй, самая незакомплексованная часть общества. Способная дать и дававшая отпор, не только на физические покушения, но и моральные поползновения от кого бы они не исходили.

Со мной тоже произошел малоприятный эпизод, когда подвозил четверых негров в общежитие на улицу «Миклухо-Маклая».

Примерно на пол дороге один из них, видно самый развитый, набрав полный рот хархотины, сплюнул себе под ноги на коврик салона. Я сразу же прижал автомобиль к тротуару и потребовал его убрать за собой. На что он презрительно скорчил рожу и отвернулся. Но лучше бы не стоило ему этого делать! Вот когда я для себя до конца осознал, что самый лучший аргумент для них это палка. Моментально открыв дверь и выйдя из машины, я изложил свои требования на чистом русском устном, собрав при этом всех их матушек, вместе взятых и каждую в отдельности, подкрепляя свои слова, зажатой в руке, монтажкой.

Если кто не знает, что такое монтажка, поясняю: — железный прут, входящий в комплект инструмента для шиномонтажных работ и иногда употребляемый шоферами как последний и весомый аргумент в споре. Чаще всего только как угрозу. Но при использовании, не по прямому назначению, оставляющей довольно серьёзные травмы, которые с непривычки бывают очень болезненны.

И куда только подевалась вся их развязность и хамство. Он попросил у меня тряпку, но я был, не умолим, и он убрал всё с пола своим носовым платком, который до этого кокетливо выглядывал уголком из кармана его рубашки. После чего я выгнал их из машины, предварительно заставив расплатиться, за проделанный путь и уехал.

Я считаю себя довольно лояльным по отношению к людям любой расы и вероисповедания. И воспринимаю всех, деля только на две категории — хороший человек или плохой. Но хамства не выношу в любом его проявлении от кого бы то ни было, тем более от тех, кто находится в гостях. Ни в коем случае не хочу сказать, что все они были такие, но многие вели себя именно так. В тоже время выходцы из европейских стран, Америки и Канады, с тёмным цветом кожи, были людьми очень приятными в общении и с высокой культурой поведения.

Разглядев сквозь завесу сумерек лицо достаточно миловидной, молодой женщины с тёмным цветом лица, я поднял кнопку фиксатора замка и, разблокировав дверь, впустил её в салон уже с явным любопытством стараясь разглядеть лучше, пытаясь понять, что это за счастье привалило на мою голову в этом мало уютном районе с много обещающем названием «Чертаново».

— Да конечно, а почему бы и нет, мы вообще завсегда и с совсем пардоном…— так разглагольствовал я, рассматривая её уже при свете лампы салона.

Женщине было где-то чуть за тридцать с чертами лица скорее европейским, чем африканским, и была она весьма выдающейся комплекции. Я, конечно, не видел её в полный рост, но об этом можно было судить, как жалобно скрипела подвеска машины, когда она усаживалась в салоне. У меня самого рост 1 м 86 см, но когда она окончательно устроилась на сидении, мне показалось, что её голова ближе к потолку салона, чем моя.

Одетая в шикарную шубу чёрного цвета с длинным ворсом, неизвестного зверя, сам-то я и сейчас с большим трудом отличу кролика от чернобурки, но тогда мне, почему-то, подумалось что медведя. Она заполонила собою весь салон, вернее его переднюю половину, даже слегка поджав меня влево. Некоторое время происходила немая сцена взаимного разглядывания, после чего она на правильном московском диалекте, попросила отвести её в район Даниловского рынка.

Я не зря подчеркнул про правильный диалект, очень многие иностранцы даже хорошо выучив язык, не могут верно им пользоваться и часто даже не понимают такие обороты русского языка как: Здрасьте, я ваша тётя!…— у них это в голове не складывается. В тоже время очень правильно и к месту, безо всякого акцента, могут употреблять нашу матерную брань. Ни для кого не секрет, что каждая область имеет свой особенный выговор и новый человек, первое время очень выделяется среди окружающих. Но со временем происходит как бы ассимиляция и язык сам приспосабливается к внешней среде.

Мне самому пришлось в этом убедиться. Когда после полутора лет службы в армии, приехал в отпуск. Все были на работе и дома оказалась только младшая сестра, в то время ученица начальных классов. Она, впустив в квартиру, долго и с интересом принялась меня разглядывать, односложно отвечая на мои вопросы. Заметив это, я спросил её:

— Что, очень изменился?

— Нет, не очень, вот только говор.— Ответила она.

— Что говор? — Допытывался я.

— Да он у тебя стал, какой то,— она долго подбирала нужное слово и наконец, ответила.— Деревенский!

— А я то, как раз считал, что с этим у меня всё в порядке.

Узнав от пассажира, что ей необходимо доехать в район Даниловского рынка, к дипломатическому дому, который к тому времени я уже знал и возрадовался от того, что мне именно в те края и было бы предпочтительней попасть. Про себя даже подумал: «Пруха пошла!»

1 2

На страницу автора

К списку "А(A)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.