ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Астахов Вячеслав Иванович

Исповедь таксиста

Две аварии за одну неделю

1 2 3

Часть 2

Отработал две смены, что называется с горем пополам на подменных автомашинах. Не люблю ни свою машину отдавать в сторонние руки, ни сам ездить на чужих. Автомашины, они только кажутся одинаковыми, даже те, что только что сошли с конвейера завода. А на самом деле каждая из них имеет свой характер и норов, только не надо думать, что у меня с возрастом шиза пошла и крыша поехала, и я из за больной фантазии идеализирую какую-то железяку.

Просто за многолетнюю практику накопилось столько примеров и наблюдений, что в пору чуть ли не идола где то ставить и начинать ему поклоняться. Когда, казалось бы в безвыходной ситуации и с довольно серьёзной поломкой доезжаешь до места, потом даже опытные механики удивляются, как этот аппарат вообще смог сдвинуться. И только один ты знаешь, как просил и умолял её хоть как-нибудь дотянуть до места и она сделала это!

Однажды мы с женой проводили отпуск в Белоруссии у её тётки и после отдыха возвращались домой на своей автомашине. Расстояние до Москвы было ровно тысяча километров, девятьсот из которых мне пришлось ехать на серьезно неисправном автомобиле. Отказал генератор и как следствие практически всё электрооборудование. Добрую половину пути шёл дождь, а так как стеклоочиститель не работал, то мне пришлось с поводка снять щетку и взяв её в левую руку во время движения через боковое окно очищать лобовое стекло что бы хоть что-то видеть через него. О том, что сам промок до нитки даже не думал, потому что знал, если машина заглохнет, больше уже не заведусь.

Это сейчас чуть ли не в каждой деревне если не автосервис, то магазин запчастей, а в ту пору за копеечной прокладкой набегаешься. Благо родственники жены перед отъездом из Белоруссии заправили бензином под завязку и ещё четыре двадцати литровые канистры вёз наверху, на багажнике. Ведь на заправках бензина больше чем двадцать литров на один автомобиль в то время не отпускали.

Прибавил я холостые обороты двигателю, да и честно сознаюсь, про себя всю дорогу мысленно по-хорошему с машиной разговаривал. Вслух нельзя было, супруга просто могла подумать что-то нехорошее. Да я и не сказал ей ничего про поломку до самого конца пути, уж больно она у меня человек впечатлительный, вся извелась бы за дорогу. И привёз бы в Москву психа ненормального вместо совсем даже благоразумной и симпатичной женщины. Она была очень удивлена когда вместо того, чтобы подъехать к дому под разгрузку я направил автомашину в гараж. И только уже на территории гаража автомашина заглохла, пришлось её уже на руках катить до бокса.

А ещё по жизни был обратный пример, уже на рабочей автомашине во время моей работы в такси. Пригнал я себе новую машину, предыдущую сменщик напрочь разбил, со столбом не разъехался, что поделаешь, бывает, хорошо, что никто не пострадал. Не приняла меня тогда эта новая машина, почти с первого дня показала свой норов. В течение полугода почти каждую смену мне приходилось выезжать на линию через ремзону. И не было в ней ни одного агрегата, ни одного болта или гайки, которые не пришлось тянуть, а чаще всего менять.

Мало того что на это уходили не малые деньги, да ещё сам весь издёргался, что это за работа когда в машине неуверен. И решил я с неё дезертировать. Договорился с кем надо, денег конечно отслюнил, и из первой же партии выбрал себе другой аппарат. А на ту машину посадили одного профсоюзного деятеля, который пользуясь близостью к начальству только сливки снимал. Добьёт одну машину и перескакивает на другую, а тот автомобиль считался из новых. И что вы думаете, я ещё в течение полутора лет отслеживал её, и все кто на ней не работал после, не могли ею нарадоваться. А вот меня она не приняла, сколько автомобилей прошло через мои руки — ни счесть, и со всеми мы были очень дружны. Одна она у меня была такая, стерва!

Выехал на своей машине после двух смен на подменных лайбах, да плюс ещё с приключениями, о которых поведал выше. Николай, механик мой выздоровел и постарался на славу. Машина — птица, настроение боевое, полон рвения работать и зарабатывать, тем более что за эти дни порядком материально поиздержался.

Приехал в Домодедово, оказывается меня здесь помнили и ждали, и даже говорили, соскучились. Не пришлось самому подбирать пассажиров, контролёры накатили аж троих и все примерно в одно место, и все не вместе. Значит и расплачиваться будут каждый за себя, как минимум по прибору (по показанию таксометра), уже не плохо. В общем работа заладилась, пруха пошла и Фортуна повернулась ко мне своим прекрасным лицом.

Развёз их по-скоренькому и опять пустым в Домодедово. Не успел заглушить машину, как сразу подскочили ко мне два «пиджака» и безо всякой подачи и усилий с моей стороны зарядили солидными деньгами. Я и их тоже без проволочек домчал до гостиницы «Москва», что на Манежной площади.

Вполне можно было бы на этот день закончить работу, тем более что в карман упала достаточно солидная сумма, а до денег я как-то никогда особливо жадным не был. Поправил свои дела ну и ладно. Но подбежал швейцар и стал уговаривать взять клиентов в Домодедово, подкрепляя свою просьбу солидными премиальными, и чем дольше я отказывался, тем эта сумма становилась крупнее. Когда она стала уж очень солидной, до неприличия, уговорил!

Вы, конечно, можете возразить, подумаешь, уговаривали его и даже деньги давали, как будто он в Москве один такой? Да ещё в самом центре. В том то и дело что не один и свободные машины такси то и дело пролетали мимо. Но, во-первых, швейцар махал передо мной не своими деньгами и ему было всё равно какое их количество осядет в моём кармане, тем более свой гонорар за свои особые услуги он уже получил. А извечный лозунг работников сферы обслуживания: «Заработал сам, помоги заработать другому!»

Во-вторых, в те времена существовал негласный кодекс водителей такси, одним из пунктов которого был такой: «Пока один водитель «парит» клиента ни одна машина не встанет у него сзади, предлагая себя под посадку». И мне противно смотреть на современных бомбил, которые по двое — трое выстраиваются за машиной, водитель которой ведёт переговоры, а некоторые особо алчные даже начинают сигналить, привлекая к себе внимание клиента. Этим сами же сбивают цену за свои услуги.

Даже девицы древнейшей из профессий занимающиеся этим делом профессионально и снявшие клиента всегда старались раскрутить его на хорошие чаевые для халдеев (официантов) и таксистов и в тоже время шмоньки (любительницы) пустившиеся во все тяжкие за сто граммов водки, вдруг начинали отчитывать своих разовых дружков за большие на их взгляд чаевые.

Было уже около полуночи, когда я доставил пассажиров в аэропорт. Пока они выгружали свои вещи, мною вырабатывался коварный план как бы незаметно отсюда смыться, потому, что уже всё было и хотелось только покоя и отдыха. Но судьба в эту смену всё решала по-своему. Не успел я захлопнуть крышку багажника, как около меня оказался бригадир контролёров и стал навязывать клиентов в Жуковский, есть такой городок по Рязанскому шоссе километрах в пятнадцати от Москвы.

Как я не изворачивался, чего только не придумывал, только чтобы ни ехать туда. Ну как объяснить, что тебе деньги не нужны, не поймут. Да и он был очень настойчив, видно хорошо его зарядили. Как назло ни одного мастера в этот момент рядом, а отдавать солидного клиента постороннему, было не принято.

И повёз я молодую парочку с ветерком в Жуковский. Ладно, думаю, раз пошла такая работа и деньги липнут дурные, будем трудиться. Хотя уже порядком устал, всё-таки за одну смену практически без отдыха три раза побывать в Домодедово, самом дальнем аэропорту Москвы. Да и передвигался со скоростью далеко не сорок километров в час, что делать — положение обязывает.

По зимнему времени, пусть даже дорога была не очень скользкая, но достаточно сложная, требующая лишнего напряжения. Сумел настроить себя и открылось как бы второе дыхание. Всё-таки великая сила самовнушение, подкреплённое материальной заинтересованностью!

Часам к двум ночи высадил я пассажиров, только не в Жуковском, а в Удельной. Это небольшой подмосковный посёлок с одноимённой железнодорожной станцией километрах в трёх от аэропорта Быково. И хотя аэропортом то, что в то время там находилось, можно было назвать с очень большой натяжкой, но что бы ни ехать в Москву пустым решил я и его осчастливить своим вниманием. Местечко прямо скажем, дыра дырой и в наших кругах не особливо котировалось, но как говориться за не имением лучшего, наудачу. А вдруг?

Минуя станцию Быково, сворачиваю направо и вот я на площади перед аэровокзалом. В общем нового для себя ничего не увидел. Тёмная без единого фонаря освещения площадь, вся в ямах, ухабах и хаотично разбросанных по всей территории наполовину разваленных отвалах снега, по краям которой совсем не тронутая и сильно замусоренная целина. В глубине само здание аэровокзала, представляющее из себя какой-то нелепый стеклянный модуль на манер газетного киоска. Тоже затемнённое, с кое-где горящими лампочками дежурного освещения.

Оценивающе окидываю взглядом площадь. Людей нет, пара местных таксистов забрались в одну машину, курят и небось травят, что-то за жизнь. Чуть в стороне выбрал себе наблюдательный пост автомобиль службы эксплуатации с контролёрами в салоне. Минуя таксистов, подъезжаю прямо к ним и выхожу из машины.

Один из контролёров тоже вышел, поздоровались. Называю фамилию Домодедовского бригадира, вроде как пароль, обозначил себя свой мол! Спросил, что здесь за расклад и есть ли что перспективное, а ежели нет, то когда будет.

Он мне толково поясняет, что сейчас пусто, но часа через три «упадёт» аэроплан и тогда может быть, что-то будет. Три часа я, конечно, ждать не собирался, нет так нет, не очень то и хотелось. А контролёр искренне огорчён, ведь если я уеду пустым, то и ему ни чего не светит в смысле дохода.

И тут он вспоминает, что в зале аэровокзала сидят семеро узбеков. Местные таксисты к ним уже подгребали, но так ни о чём и не договорились, посоветовал поговорить с ребятами, что сидят в машине.

Ладно, благодарю за «наколку» и иду к местным таксистам в гости. Подхожу к их машине, открываю дверь и залезаю на заднее сидение. Здороваюсь и предлагаю закурить, мужики никакого восторга от встречи со мной не проявляют, но и как-то активно своё недовольство не выказывают. Ещё бы конкурирующая фирма, да вдобавок ещё вот так запросто пообщался с хозяином здешних мест, а это настораживает.

Но меня их настроение, нисколько не трогает. Мне нужна информация и я её получаю. Да действительно в зале имеются семеро узбеков, и путь их лежит в аэропорт «Внуково», вот только они ни за что не хотят разделяться и брать две машины. Потому что считают это дорого и вдобавок бояться растеряться. А чтобы вывезти их всех разом, нужен автобус, вот они и сидят, ждут первой электрички.

По мере поступления информации в голове моей тоже происходит процесс осмысления. Прикидываю, ведь машина у меня «Универсал» - полугрузовая, да и по опыту знаю, что азиаты народ непривередливый, сам как-то девятерых вьетнамцев перевозил, и ничего уместились, а тут всего семеро. Конечно, будет перегруз, но не на себе я их потащу и если договоримся, то почему бы и нет? А у самого уже азарт появляется, адреналин по сосудам забегал, вот если бы их было пятеро этих узбеков то уже не интересно, чувствую что завожусь, так просто это дело не оставлю. Видно присутствует в моей натуре, что-то авантюристическое, не иначе! Вот непременно хочется приключений на свою голову и на все остальные места.

Благодарю коллег за гостеприимство и информацию, направляюсь к зданию аэровокзала. В зале ожидания нахожу кучку самых настоящих узбеков в полосатых халатах, тюбетейках и с расписными ковровыми мешками. Расположились они как-то, на мой взгляд, странно, только один самый молодой сидел на стуле, а остальные в кружок на полу. Трапезничают, то ли у них был поздний ужин, то ли ранний завтрак, но увидев постороннего, они разом перестали жевать и семь пар глаз стали настороженно меня ощупывать.

Я уже немного их порядки знал. Это у нас вроде как и все вместе и в тоже время каждый сам по себе, у них же полное единоначалие. Обязательно есть старший, все распоряжения которого выполняются беспрекословно и обсуждению не подлежат. По крайней мере, так было в те времена.

Подхожу, приветствую их и желаю приятного аппетита. Ни один даже головой не кивнул ни саляма тебе, ни алейкума, глаза у всех настороженные, колючие. Можно подумать, что здесь в зале на полу они круговую оборону заняли. По всей видимости, местные таксисты их порядком попрессовали. Придурки деревенские, всё с кондачка, нахрапом, никакой культуры в обращении с контингентом. Не понимают главного, если ты с человеком по-людски, то и он с тобой по-человечески! Здесь необходимо во всём меру знать и вести себя с клиентом правильно не лебезить перед ним, но и не хамить.

С другой стороны политес и мне с ними разводить тоже особливо некогда, да и желания нет. Беру сразу деловой тон и спрашиваю, обращаясь ко всем сразу:

— Кто старший?

А сам уже посматриваю на одного аксакала, самого пожалуй старейшего и представительного из них, с белой академической бородкой. Но никто из них не отвечает, только глазки на меня лупосят. Через некоторое время молодой что сидел на стуле, начинает что то лопотать по своему, переводит значит.

Начинаю понимать, что по-русски из них говорит только этот молодой и он сейчас им все, что я сказал переводит. Ладно, думаю, хорошо хоть не придется на пальцах объясняться, а то и такое уже приходилось делать. После того как мои слова были переведены нашелся и старший среди них, и совсем даже не тот на кого я изначально подумал.

Поднялся мужичонка, на вид, пожалуй, самый никудышный из них, так метр с тюбетейкой. Но лицо умненькое, глазки с хитрецой и весь какой-то обтекаемый, без одного угла, сразу и не сообразишь за что зацепиться, ладно думаю, пободаемся.

Разулыбался я весь, ну прям как родному, протягиваю ему руку и называю своё имя.

Он в ответ и руку подал и назвал себя, но сообразил, что для меня это будет, пожалуй, трудно  произносимо и сразу поправился, Анатолий говорит.

Они хоть по-русски и не говорят, но кто я такой прекрасно понимают. Тем более что у меня на левой стороне куртки значок московского таксиста золотым огнём горит. Кстати за отсутствие значка наказывали, правда, не регламентировалось где его носить и поэтому изгалялись кто во что горазд. Кто на грудь вешал, кто на головной убор, а некоторые особливо форсистые на рукав пришпиливали.

Анатолий так Анатолий, никогда не следует клиента сразу начинать «парить». Скажи пару-тройку фраз про погоду, про тяжелый день, пожалуйся ему как ты сегодня устал. Смотришь напряжение между вами начинает исчезать. Ведь приезжие с периферии столько наслушались баек про столичных таксистов, что видят изначально в тебе потенциального жулика.

Присаживаюсь на стоящий рядом стул и вынимаю из кармана пачку сигарет и угощаю всех. Берёт только Переводчик, остальные очень вежливо отказываются. Лёд сломан, отмечаю про себя! А Аксакал, так тот вообще проявил верх доверия и уважения, пренебрежительно махнув рукой на сигареты, протянул мне бутылку из-под водки до половины наполненную какими-то зелёными шариками. Увидев, что я не понимаю, что с этим делать, выкатил себе на ладонь парочку шариков и, отправив их себе в рот, стал усердно жевать, причмокивая.

Сразу всё ясно стало, какой-то наркотой потчует. Категорически отказываюсь, нет ребята, я в эти игрушки не играю, вот если бы водички попить? Не успел Переводчик перевести, смотрю один уже, откуда-то достал маленькую пиалочку, другой бутылку с водой и тут же плеснув в пиалу, ополоснул её, а третий, следом налил из термоса что-то похожее на чай. Я признаться даже несколько оторопел от такой слаженности в их действиях.

Уж не спиртное ли? — интересуюсь. Заверяют, что нет, но жажду снимет в раз. Очень осторожно пробую, на вкус даже трудно с чем-то сравнить, что-то горьковатое и практически без запаха, только банными вениками немного отдаёт. Признаюсь за свою жизнь я ни до, ни после ничего подобного не пробовал. По идее бы и тогда не стоило прикладываться к этому незнакомому напитку, но на попятную идти уже было неудобно, сам выпросил. Осторожно смакуя, выпил эту пиалу, благо всего два глотка оказалось, предложили ещё — поблагодарил, но категорически отказался.

Начинаю постепенно переходить к делу, спрашиваю — откуда, куда, зачем? Видно я изначально повёл себя правильно в их понятии и за эти несколько минут как бы втёрся к ним в доверие, что загалдели все сразу и Переводчик не знал, кого слушать и что переводить. Но и мне все они ни к чему, главное наладить контакт со старшим, а тот помалкивает, но по лицу видно, что усиленно о чём-то соображает. Переждал, когда общий гвалт поутих, обращаюсь непосредственно к нему, но опять же не прямо, а как бы со стороны.

— О чём задумался? — спрашиваю его.

— Ехать нужно во Внуково.— отвечает он через переводчика.

— Так в чём проблема? — прикидываюсь я «валенком».

— Да вот подходили до тебя таксисты, грубые неуважительные. Денег кричат давай, пугают. Совсем дикий народ, хулиганистый никакого доверия к ним нет. Вот мы и решили между собой, что не будем расставаться. Если поедем на машине, то только на одной, а нет так часа через три электричка на Москву пойдёт, на ней и доедем.

— Ну, ты и придумал! — отвечаю ему и начинаю рисовать перед ними картину предстоящего путешествия, к слову сказать, ничего не приукрашивая.

Рассказываю, что кроме электрички им придётся ехать через всю Москву под землёй в метро и постараться там не заблудиться в переходах и после этого ещё на автобусе. Так что во Внуково они попадут в лучшем случае только к обеду.

— Мы всё это понимаем,— отвечал он,— и конечно же лучше было бы доехать на машине, но в один автомобиль мы все не влезем, а брать два для нас слишком дорого. Ведь мы люди небогатые и больше чем по десять рублей с человека заплатить не можем.

В голове моей моментально включается калькулятор, производящий нехитрое арифметическое действие. Семь человек да по десять рублей — сумасшедшие деньги! Да это больше чем в полтора раза плановой дневной выручки, что я должен сдать в кассу таксопарка по окончании смены. И хотя от Быкова до Внукова достаточно далеко, но две трети от этой суммы, даже после всей раздачи, будут мои. А ещё таксистов жуликами обзывают, ведь люди сами деньги дают, да ещё и благодарят за это.

Но никак и ничем не выказываю своей удовлетворённости, а даже совсем наоборот делаю постное лицо, говоря при этом, что сумма, которой они располагают действительно небольшая. Но таких хороших людей, пожалуй, отвезу, вот только тесновато им будет, несмотря на то, что машина у меня больше обычной.

Как только Переводчик перевёл мой ответ, они все сразу загалдели и замахали руками, давая понять, что всё это для них пустяки. И быстро принялись паковать свои мешки, уже через несколько минут все мы дружною толпой вывалились на площадь. При этом каждый из них почёл своим долгом показать мне своё расположение, которое выражалось поглаживанием рукава моей куртки. Чему я не препятствовал, ведь что не говори, а приятно ощущать себя этаким добрячком, благодетелем.

Я подвёл их к своему автомобилю, открыл все двери, в том числе и заднюю багажную, предоставив им самостоятельно грузиться. Сам под завистливые взгляды местных таксистов, которые ради этого зрелища вылезли из своей машины, направился к контролёрам. Старший из них, уже спешил ко мне на встречу, за своим гонораром и, получив его, заверил в своей дружбе и симпатии и просил непременно заезжать почаще. В общем распрощались мы с контролёром по-хорошему.

1 2 3

На страницу автора

К списку "А(A)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.