ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Булычёва Вера Андреевна

Восхождение

Глава девятая

Встреча в Иркутске

Первый раз в жизни Вера говорила с родителями на равных, как взрослый человек. Она испытывала небывалое воодушевление, глаза ее блестели, откуда-то появились большая смелость и решимость. И отец почувствовал, что дочь его действительно становится взрослым человеком, вязать ей крылья нельзя, пусть сама решает свою судьбу.

— Ну что, мать, вот и выросла наша Вера, совсем, как взрослая рассуждает. Придется, видимо, нам собирать и провожать ее в Иркутск.

— Ладно, пусть сама решает. Она уже не маленькая,— ответила мать.

На этом закончился их семейный совет, Вера пошла в свою комнату, бережно неся в груди необыкновенное чувство счастья и окрыления, что мечта ее в недалеком будущем осуществиться, что она будет учиться в университете, что обязательно состоится встреча с Алешей. Она решила через неделю снова съездить в Читу, ведь надо будет подработать денег на будущую далекую поездку.

На следующий день в школе она была особенно оживленна и весела. Что не осталось незамеченным, и первая высказалась ее опекунша, Анна Михайловна:

— Что-то Верочка у нас сегодня какая-то особенно одухотворенная, что же произошло у тебя, девочка?

— Ничего особенного. Просто хорошая погода, весна наступает, солнышко пригревает, каникулы скоро, ну как не радоваться?

— Не хитри со старшими, вижу тебя насквозь. Не хочешь говорить, не надо, твое дело. А вот хитрости тебе не к лицу. А то на словах одно, а глаза о другом говорят.

— И о чем же они говорят, мои глаза?

— А говорят они о том, что счастливая ты у нас сегодня. Ну и дай бог тебе всего!

— Спасибо, Анна Михайловна, всегда вы меня насквозь видите и понимаете.

Уроки шли особенно легко и приятно: ее настроение передалось детям, они дружно поднимали руки, просились к доске, опросы проходили быстро. А когда надо было давать новый материал, то рассказы Веры были особенно интересными. У ребятишек блестели глаза, что еще больше воодушевляло учительницу. Незаметно пробежали уроки, по пути домой она действительно заметила яркое солнышко и услышала звонкое пение птичек, поэтому невольно подумалось: «Как хорошо это — ждать от жизни счастья! Приходи скорее, мое ясное солнышко, всей душой жду тебя!». А потом зазвучала любимая мелодия ее детства: «Эх, хорошо в стране советской жить»,— и, напевая всю дорогу, Вера пришла домой. Мать встретила ее вопросом:

— Чему так радуешься?

— В путь-дорогу собираюсь, мама. В эту субботу в Читу налаживаюсь. А в каникулы — в Иркутск. А еще письмеца жду!

— Ну что же, попутный ветер тебе в спину! А в Чите не боишься жуликов?

— Так ведь надо, мама! На одну зарплату разве съездишь в Иркутск?

— Ладно, ладно, езжай, только будь там поосторожнее!

— Не тревожься, все будет хорошо!

Неделя пробежала быстро, а к концу ее и письмо от Алеши пришло. Оно согрело Вере душу своим теплом и лаской и поддержало в ее трудной поездке в Читу. Но все прошло благополучно, съездила она удачно, а потом снова пришло письмо с обещанием скорой встречи, и когда приехал Алеша, то рассказал Вере, что его отпустили к сестре в отпуск. Беременность ее стала заметна, по деревне пошли слухи, а мальчишки стали в глаза дразниться. Сестра пишет, что плачет каждый день и просит его приехать и заступиться. Вера рассказала о своих планах на учебу. Они договорились, что встретятся в Иркутске, когда он будет возвращаться из отпуска. При прощании Вера сказала ему:

— А мои подружки говорят, что уедешь в Киев и там женишься.

— Жди меня и никого не слушай. Как мы договорились, так все и будет. Вот убедишься, что я хозяин своему слову. А сестренку мне надо поддержать, ведь кроме меня некому это сделать, понимаешь?

— Конечно, понимаю! Езжай спокойно. Я дождусь тебя.

Они крепко обнялись и поцеловались на прощание, уже с заглядом на их совместное будущее.

Проводив Алешу, Вера начала понемногу собираться в дальнюю путь-дорогу. До конца учебного года оставался месяц, и Вера решила выехать сразу, как закончится учебный год, ведь ей надо было еще заехать в Читу, оформить перевод. Эта волокита требовала не меньше недели, да и дорога до Иркутска тоже не близкая, так надо было не терять времени впустую. Вера заказала местной портнихе пару платьев, купила новые туфли и красивый кружевной шейный платок. Ей хотелось выглядеть не хуже иркутянок и быть красивой при встрече с Алешей.

Весна все больше вступала в свои права: зазеленела трава на лужайках, надулись почки на тополях. А свежий весенний воздух по вечерам насыщался таким ароматом, что голова шла кругом. Каждый день, возвращаясь с работы, Вера мечтала о встрече, а Алеша снова прислал письмо, в котором сообщил, что приказ о его отпуске подписан, и через неделю он выезжает, как только сдаст дела, но к ней по пути обязательно заедет попрощаться.

«Верю тебе, дорогой мой мальчик, только тебе верю, и никого не буду слушать, как ты велел, так и буду делать»,— твердила сама себе Вера. Через неделю Алеша приехал и привез Вере ее портрет, который сам написал очень старательно. И хотя она получилась не совсем такой, какую Вера привыкла видеть в зеркале, но все равно подарок пришелся ей по сердцу, и она от души поблагодарила друга:

— Спасибо тебе большое, Алеша, буду смотреть на свой портрет, а думать о тебе, какой ты хороший, заботливый!

— Смотри, не перехвали, Верочка, а то зазнаюсь и нос задеру кверху!

— Какой же ты зазнайка? Ты у меня скромник!

— Это ты так считаешь! А другие, возможно, и не так!

— А нам нет дела до других: важно, что мы сами о себе думаем и знаем! А что пишет тебе твоя сестренка?

— Ждет, не дождется! В последнем письме написала, что плачет от радости.

— А обо мне ты написал ей?

— А как же! Все в подробностях: и как познакомились, и как езжу к тебе на свидания, и как ты учительствуешь здорово!

— Ну вот и ты начал меня нахваливать! Тоже не перестарайся.

— Но я ведь знаю, что никакие похвалы тебя не испортят, ведь у тебя такие замечательные родители, они дали тебе отличное воспитание.

— Алешенька, хватит комплиментов. А то у нас совсем, как в басне Крылова: «Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Счастливо съездить тебе и дай Бог благополучно вернуться, не забыл о нашей встрече в Иркутске?

— Что ты, только об этом и мечтаю!

— Я как устроюсь там, то сообщу тебе адрес телеграммой, а ты мне тоже телеграфируй, когда будешь выезжать, и я тебя у поезда встречу.

— Хорошо, все будет точно по твоему указу! Командирчик мой дорогой!

На этот раз они распрощались с глубокой верой друг в друга, что встретятся обязательно, как задумано. Алеша укатил в Киев. А Вере еще предстояло неделю доработать до конца учебного года. Потом ее тоже ждала дальняя дорога.

В Иркутск Вера приехала через неделю после окончания учебного года, поселилась в общежитии, в деканате ей зачли все экзамены, которые она сдала в Чите. И началась ударная учеба: лекции и семинары. Вера любила учиться, все ей легко давалось. Особенно литературные дисциплины: большая начитанность облегчала усвоение этих дисциплин, и все двинулось быстро вперед. На третий день после приезда она отправила телеграмму Алеше с иркутским адресом, а через неделю получила от него ответ с сообщением, что он будет выезжать из Киева через три недели. И хотя сессия еще не закончится к этому времени, но Вера решила, чтобы он с неделю пожил в Иркутске. И потом они вместе вернутся в Забайкалье. Об этом своем решении она написала ему в письме, рассчитывая, что он успеет получить его до отъезда.

Вере понравился Иркутск, она любовалась старинными красивыми зданиями, а набережная на реке Ангаре вообще очаровала ее. По вечерам там шло гулянье, люди кучно шли по бульварам. В их шествии чувствовалось что-то торжественное и гордое. Встречая семейные дружные пары, Вера мечтала: «Вот бы нам с Алешей так погулять. Приедешь ли ты ко мне, мой хороший, дождусь ли тебя?» — и сама себе отвечала: «Конечно, приедет, конечно, дождусь, не может он не выполнить своего обещания»,— и мысленно напевала модную песенку: «Мой родной, мой хороший, любимый мой, это все золотые слова».

Времени свободного не было: лекции начинались с 8-ми утра и шли по 4-5 пар, а после обеда сразу в читальный зал, надо было штудировать материал к семинарам, которые должны начаться через неделю, так что скучать было некогда. Только по вечерам, укладываясь спать, она мысленно разговаривала со своим Алешенькой.

Через неделю она получила письмо, отправленное авиапочтой, которое очень порадовало ее: Алеша писал, что скучает по ней, что сестра очень обрадовалась его приезду, что односельчане стали лучше к ней относиться, и жизнь ее пошла спокойнее. «Ну что ж, слава Богу, что Алешин приезд ей помог, и я своего счастья дождусь, сколько бы ни пришлось ждать».

Прошел первый семинар по русской литературе первой половины XIX века. Вера выступала, и преподаватель сказал, когда она закончила свою речь:

— Спасибо, очень хорошо. Почаще бы приходилось слушать такие ответы. Вы уже преподаете литературу?

— Нет, я пока в начальных классах работаю, но заведующий районо обещал дать мне перевод в среднюю школу.

— Это хорошо. Вам обязательно надо преподавать литературу. Из вас хороший литератор выйдет.

— Спасибо большое,— зардевшись, ответила Вера.

Она очень стыдилась, когда ее вот так в глаза хвалили, но на душе все равно осталось приятное впечатление. А после занятия к ней подошла круглолицая девушка с длинными пепельными косами, в очках и сказала просто:

— Меня Нина звать. Я тоже пока в начальных классах, второй класс довела, но мечтаю литератором стать. Давай вместе заниматься. Будем рассказывать друг другу содержание того, что прочитано. Так быстрее и легче будет материал усваиваться.

— А меня — Вера. Конечно, давай. Я люблю рассказывать прочитанное, а запас у меня немалый, люблю читать.

— И я люблю. И читать, и рассказывать.

Так познакомились и подружились два будущих литератора. В свободные вечерние часы они усаживались на скамеечку под окном своей комнаты и начинали свои длинные разговоры о любимых писателях и их произведениях. Эти разговоры очень помогали им в выступлениях на семинарах. Вскоре и Нину отметили, как перспективную студентку, и она была этому очень рада. А Вера за нее порадовалась. Дни летели стремительно и две недели промчались незаметно. Приближался срок приезда Алеши. Вера рассказала подружке о предстоящей встрече. Нина ответила:

— А меня дома парень ждет. Сегодня письмо от него получила. Тревожится, не познакомилась ли я тут с кем. А когда знакомиться, если выспаться некогда? Ты какие экзамены будешь сдавать в эту сессию?

— Я нацелилась на первую половину XIX века. У меня весь XVIII век в Чите сдан, и мне все зачли. Хотелось бы первую половину XIX века сдать.

— Ну вот и давай за дело, а о парнях потом поговорим.

Они взялись штудировать оды Ломоносова, и хотя у Веры этот материал был сдан, но она очень любила этого великого поэта и с удовольствием стала пересказывать Нине его оды, а большой отрывок прочитала наизусть. Потом они отправились в читальный зал, чтобы поработать над источниками, которые не давали на вынос, где и просидели до позднего вечера, пока не закрыли зал. Возвращаясь в общежитие, вспомнили о прерванном разговоре:

— Так, когда приезжает твой Алеша?

— Через неделю приезжает. Но он остановится в гостинице, и с неделю там поживет, чтобы мне сдать экзамены, и тогда я уже смогу претендовать на преподавание литературы. Но у нас на разъезде только начальная школа, и чтобы перейти в среднюю, придется переезжать. Словом, ситуация запутанная.

— А у нас средняя школа, и мне никуда переезжать не надо. Мой парень после армии тоже хочет поступать в институт, он сейчас еще служит.

— Алеше еще двадцать лет служить надо. Интересно, что у нас с ним в дальнейшем получится?

— Так он еще не сделал тебе предложение?

— Пока нет, но думаю, что вскоре сделает.

— У нас все уже договорено. Как придет из армии, так мы с ним распишемся, а потом вместе будем и работать, и учиться. Он тоже на заочный будет поступать.

— Алеша уже закончил училище в Чите. Конечно, можно и дальше в Академии учиться и заочно тоже можно, но об этом мы с ним еще не говорили.

Через неделю Вера уже встречала Алексея. Поезд приходил в 12 часов ночи, и она решила с вечера уехать на вокзал и ждать прихода поезда. На ночном вокзале было людно и шумно, но Вере удалось найти укромное местечко и устроиться с книжкой; напротив нее висели большие стенные часы, следить за медленно двигающейся стрелкой ей было удобно. Читая, Вера поглядывала на часы, а стрелки, хотя и медленно, но все же двигались. Ей хотелось, чтобы они двигались побыстрее, нетерпение овладело ею, нервная дрожь пошла по всему телу. «Господи, и когда это кончится? Ну успокойся, Вера, успокойся, посмотри, кругом все люди спокойно ждут. Вот рядом семья, маленькие дети играют, смеются, и ты улыбнись им. Порадуйся, ведь скоро с Алешей встретишься!»,— успокаивала себя Вера. И это помогло: сердце стало биться ровнее, дыхание легче, она зачиталась. И время побежало быстрее.

Вдруг раздался голос диктора, объявляющий прибытие поезда «Москва-Чита», и Вера стремительно вскочила, побежала к выходу, а там толпа образовалась. Она змейкой стала протискиваться к выходу. На перроне горели огни, их тускловатый свет отражался в лужах на асфальте. «Как хорошо, что поезд на первый путь прибывает!» — подумала Вера. Внимательно присмотрелась, где должен бы остановиться ее вагон. А вот и поезд! Стремительно пробежали первые вагоны, а девятый еще был далеко, но вот стали медленнее вращаться колеса, поезд остановился. Рядом с Верой оказался восьмой вагон. Она побежала к девятому, из которого уже начали выпрыгивать молодые офицеры. «Где же Алеша?» — мучительно высматривала среди них Вера своего друга. Вдруг послышался родной голос: «Верочка, я здесь!». Она увидела его машущие руки и счастливую улыбку.

— Алешенька! — она стремительно бросилась к нему.

Вот он крепко обнимает ее, а она, задохнувшись от радости, не в силах что-либо сказать, прижималась мокрыми от слез щеками к его груди и, наконец, прошептала:

— Дождалась, дождалась я все же тебя, мой хороший. Здравствуй, Алешенька!

— Здравствуй, моя любимая, здравствуй,— прижимал ее к себе Алеша.

— Как ты доехал? Как дорога?

— Все хорошо. О тебе скучал всю дорогу. А как ты тут?

— Тоже все хорошо! Ждала, ждала, и вот конец ожиданиям! Как здорово, что встретились, мне не верилось в это чудо! Посмотри, как лукаво нам Луна подмигивает!

— Она тоже радуется нашей встрече! И огни на фонарях тоже весело мигают. Куда мы сейчас?

— Ко мне, в общежитие. Я уже договорилась с вахтером. Где твой багаж?

— Сейчас сбегаю, все принесу, подожди минутку!

Он убежал в вагон, а она, счастливая, огляделась вокруг и убедилась, что никто особенно на них не смотрит, все спешили. Поезд скорый, стоянка короткая: надо успеть купить еды и питья. А вот и Алеша! Счастливо улыбаясь, он подбежал к ней, взял руку и крепко прижал ее к губам:

— Спасибо, родная моя, что встретила меня! Давай возьмем такси, я специально сэкономил, чтобы прокатиться с тобой по Иркутску.

— Давай! Это так здорово — ехать по ночному городу.

Они подошли к стоянке такси, Алеша быстро договорился с шофером.

— Вера, а какой адрес?

Вера сказала адрес общежития, и они помчались по ночному сонному городу. Радость переполняла их сердца, но разговаривать они стеснялись. Глядя в окно, Вера вскрикнула:

— Смотри, Алеша, вот наш университет! Самое высокое здание в конце улицы!

— Вижу, красивый дом, видимо, старинный?

— Это бывший дом градоначальника, поэтому самое большое здание в городе. А вот и наше общежитие!

Алеша рассчитался за такси, Вера стала стучать в дверь.

— Кто там гремит? Что надо?

— Это заочница Вера Филиппова. Я с вами днем договаривалась, что встречаю друга из Киева.

— Ну заходите, коли договаривались.

Загремел засов, дверь медленно распахнулась, и показалась приземистая пожилая женщина.

— Здравия желаю! — Алеша вытянулся и взял под козырек, отдавая честь вахтерше. Она заулыбалась:

— Здравствуй, здравствуй, добрый молодец! Проходи, коли издалека приехал. Это что же женишок твой? — спросила она у Веры.

— Не знаю еще, мы пока не договаривались.

— Ничего, славный парень, можешь смело выходить, за таким не пропадешь! Как же мне вас разместить?

— Меня не надо размещать, я пойду в свою комнату, а его вы обещали положить куда-нибудь, завтра он в офицерскую гостиницу устроится.

— Вон ты какая строгая! Ну ладно пойдем, хлопчик, есть у меня одна комната свободная, и постель там есть. Может хоть чайку попьете?

— Да не стоит вас беспокоить. Ведь уже три часа ночи, ложитесь спать, а завтра утром мы в столовую студенческую сходим. Спокойной ночи, Алеша! — и Вера легко коснулась губами его щеки.— Завтра утром часов в десять зайду.

— Сладких снов тебе, Верочка,— и Алексей крепко обнял ее на прощание.

Они разошлись в разные концы коридора. Вера пошла в свою комнату, а вахтерша повела Алешу в другую сторону, где были свободные комнаты.

— Хорошая девушка, строгая, такую жену надо будет слушаться!

— Да буду я, буду слушаться, лишь бы она согласилась за меня! — воскликнул тихонько Алексей.

— Согласится, любит она, ведь я то вижу. Дай бог вам счастья! Ну вот и пришли, располагайся,— она отомкнула небольшую комнату и отдала ключ Алеше.— Во сколько разбудить тебя?

— Не беспокойтесь, я сам проснусь. Где умывальник тут у вас?

— На втором этаже. Вот в лифте поднимешься, там увидишь и туалет, и умывальники.

— Спасибо вам большое, спокойной ночи!

— Отдыхай, голубчик! Добрых снов тебе!

Она ушла в свою вахтерскую, а Алексей присел на кровать и задумался: «Вот и встретились, как было загадано. А что же дальше? Надо будет завтра же обо всем договориться. Интересно, что скажет Вера, если я сделаю ей предложение?»

Он сходил в умывальник, принял душ, улегся на узкую кровать, но заснуть долго не мог: мысли стремительно неслись одна за другой. Он представлял их совместную жизнь, как будет помогать Вере в домашних делах, как пойдут на танцы в Дом офицеров. Картины их будущей семейной жизни сменяли одна другую, навевая счастливые чувства.

В другой комнате Вера тоже долго не могла уснуть: счастье встречи переполняло всю ее душу. Она мечтала о встрече, но что это будет так приятно, не представляла «Какой же он хороший,— думала Вера.— Сразу сумел вахтершу покорить, оказав ей уважение. Милый, милый мой Алешенька, люблю тебя, дорогой!» Она представляла, как они завтра пойдут гулять по городу или в кино, и счастливая нежность согревала ей душу. Сон убаюкал, наконец, ее.

Проснулись они почти одновременно, а ровно в десять в дверь Алеши осторожно постучали. Он быстро открыл и замер в дверях: улыбающаяся Вера поразила его своей красотой. В темноте ночи он ее хорошенько не рассмотрел, а сейчас, на фоне яркого солнечного света, играющего в ее пушистых волосах, он залюбовался.

— Какая же ты красавица! — воскликнул Алеша.— Ты еще больше похорошела здесь, в Иркутске.

— Это потому, что все время ждала тебя и хотела тебе понравиться,— улыбнулась Вера лукаво.

— А почему ждала? Разве любишь меня? За что? — забросал он ее вопросами.

— Подожди, не все сразу. Люблю ли? Да, Алешенька, теперь могу твердо сказать, что люблю, проверила себя. А за что? Видимо, за то, что ты хороший, добрый, уважительный и, конечно, красивый! — смущенно добавила она.

— Спасибо, Верочка, спасибо, родная! — он поцеловал обе ее руки.— Ну а замуж пойдешь за меня? — он с трепещущим сердцем взглянул ей в глаза.

— Если люблю, то как же не пойду? Конечно, пойду, на край света пойду за тобой, сокол мой ясный,— она крепко обняла его.

— А неудобств не боишься? Ведь жене офицера часто приходится терпеть большие неудобства.

— Не тревожься, ничего я не боюсь! Ты знаешь, что я не неженка, ко всякому привычная. В войну и голода, и холода натерпелась в техникуме. Всего пришлось хлебнуть!

— Дорогая моя! Я очень буду стараться, чтобы тебе всегда было хорошо! А когда мы поженимся?

— Мне еще два экзамена надо сдать. Подождешь меня с недельку? Тогда мы вместе поедем, а там с моими родителями все обговорим и решим. Они не будут против, уже успели полюбить тебя. Ну что, решено?

— Решено, конечно, решено, невеста моя! Пойдем гулять, я куплю тебе пышные цветы! Они пошли в студенческую столовую, купив по пути цветы, а затем Вера убежала на лекции, сказав, что у нее будет две пары. А ему посоветовала устроиться в гостиницу.

Отсидев две пары, она поспешила в общежитие, чтобы узнать, как дела у Алеши, и вдруг на перекрестке двух улиц увидела его, стоящего в водовороте людского потока и внимательно всматривающегося в прохожих.

— Что ты здесь делаешь? Кого ищешь? — спросила Вера, подойдя к Алеше и взяв его за руку.

— Тебя,— спокойно ответил Алеша,— видишь, как я правильно сориентировался, я так и думал, что ты этой дорогой пойдешь.

— Как дела с гостиницей?

— Все хорошо. Устроился на неделю. Можешь вахтерше сказать большое спасибо и передать ей этот ключ. Я свои вещи уже в гостиницу увез.

— Молодец, теперь у меня душа за тебя спокойна. Может, в кино сходим?

— Обязательно сходим, но сначала давай поедим, я без тебя не хотел.

Они зашли в кафе и взяли столик. Алексей заметил, что на Веру заглядываются мужчины, и торжествующе подумал: «Поздно вам на нее посматривать, прозевали. Эта девушка теперь моя!» — на душе у него стало гордо и уверенно. Вера тоже заметила внимание к ней, но старалась держать себя строго и недоступно. Потом они сходили в кино, погуляли по набережной Ангары, полюбовались вечерними фонарями, и уже поздно вечером, прощаясь, Алексей спросил:

— Завтра встретимся на этом же месте, в это же время?

— Да, конечно, но завтра у меня будет три пары, поэтому на полтора часа позже приду.

— Ничего, подожду, не умру!

— А как тебе нравится Иркутск? Красивый?

— Очень красивый! Мне он сразу полюбился, ведь он так гостеприимно нас принял. И аллеи такие ровные, и воздух свежий, и фонари уютно мерцают. Красота!

— Мне тоже здесь очень нравится. Неплохо было бы поселиться в таком городе.

— Вот такого при всем моем желании обещать не могу. Мне, как свежеиспеченному лейтенанту, десять лет по гарнизонам мотаться, имей в виду, моя дорогая девочка.

— Ничего. Мы еще молодые. И в городе сможем пожить, еще вся жизнь впереди,— бодро ответила Вера.

— Молодец, не унываешь. По всякому еще может судьба повернуться.

— Ну что, Алешенька, до завтра.

— До завтра, моя милая, до завтра.

Крепко обнявшись, они поцеловались и расстались, не подозревая, что поворот судьбы, о котором они говорили, как о далеком будущем, уже у них на пороге и должен вот-вот осуществиться.

Неделя пролетела незаметно. Вера сумела сдать три экзамена и три зачета, а Алексей позаботился о билетах, и они вскоре очутились в купированном вагоне скорого поезда «Москва-Чита».

Соседями их в купе оказалась семейная пара: муж тоже военный, а жена — медик, санитарный врач. Они быстро познакомились, а когда немного освоились, то соседка спросила Веру:

— А вы кем друг другу приходитесь? Что-то на брата с сестрой похожи.

Вера засмущалась, а Алеша смело ринулся на ее защиту:

— У нас уже договоренность есть, что поженимся. Так что можете нас считать, как хотите, а если по старинке, то мы жених и невеста.

— О, это прекрасно, за это надо поднять бокалы, да за знакомство тоже,— оживился капитан,— Лидочка,— обратился он к жене,— я схожу за шампанским в ресторан.

— Конечно, сходи! Такой повод заслуживает шампанского, и еще нам с Верой конфет шоколадных купи. Мы из отпуска возвращаемся, у его родителей гостили, так что не истратились. Его мать и не знала, чем накормить сыночка, наскучалась.

— Такова участь всех матерей, у которых взрослые дети. Скучать, ждать, а потом и порадоваться встрече. Наша мама тоже очень ждет нас, да и отец, когда уезжаем.

— А у меня нет ни отца, ни матери, только сестренка одна, вот к ней и ездил в отпуск,— включился в разговор Алексей.

— А где она живет? В городе или в деревне? — спросила Лида.

— В селе, на Украине, работает простой колхозницей, в поле с утра до вечера. Трудно живет.

— Да, колхозникам сейчас нелегко: хлебопоставки повысили, все сдают государству, а сами без хлеба. Я это хорошо знаю, потому что мои родители тоже в деревне живут, а у Павла в городе, им легче. Оба зарплату получают, отец мастером на заводе работает, а мать — парикмахер в ателье. Детей, кроме Павла, у них нет. Все для него стараются, а нам его зарплаты хватает.

— А вы сами работаете? — спросила Вера.

— Нет, не работаю: негде у нас, я — медик, а возможности в нашем гарнизоне ограничены.

— В каком же гарнизоне вы служите? — спросил Алексей.

— Вам это ни о чем не говорит. На 74-ом разъезде, Оловяннинского района, Читинской области.

— Как ни о чем не говорит! — воскликнула Вера.— Ведь это мой родной гарнизон, выросла в нем! Я маленькая была, когда мы туда приехали по вербовке на военную стройку. Отец мой весь этот гарнизон выстроил: и казармы, и дома для офицеров. Он прорабом на стройке работает.

— Вот оно что! Значит, будем соседями?

— Но Вере придется ко мне переезжать, когда поженимся. А я на 76-ом служу. Очень жаль, что не получаемся соседями.

В купе вошел Павел, и Лида сказала ему:

— Паша, наша соседка с 74-го разъезда оказалась!

— Неужели? Это здорово! Вот выпьем шампанского в честь знакомства и за ваше будущее счастье.

— Но нам после женитьбы придется на 76-ой переезжать.

— Ничего. Земля тесна, возможно, и встретимся где-нибудь,— добавил Алеша,— жизнь полна неожиданностей.

Павел разлил шампанское, подняли бокалы и дружно их осушили. Немного захмелев, Лидия приятным низким сопрано завела модную песню: «На позицию девушка провожала бойца...» Вера тоже любила эту песню и стала ей тихонько подпевать. У мужчин состоялся свой разговор:

— Ты в какой части служишь? — спросил Павел.

— В танковой дивизии, командир взвода,— ответил Алексей.

— Ты не слышал, что наши войска в Китай собираются отправить? Мао просил помощи у Сталина, чтобы победить в Корее. Я такие слухи знаю.

— Что, снова война что ли?

— Да, видимо придется подмогнуть китайским товарищам.

— Здорово, а мы с Верой жениться нацелились.

— Подождет, если любит по-настоящему.

— Бедные наши жены! Все достается их терпению. Видимо придется повоевать. Приказ — штука крепкая, его выполнять положено.

— О чем вы там бормочете? — спросила Лида,— лучше подпевайте нам.

— Ладно, ладно, подпоем! А о нашем разговоре вам пока лучше не знать, спокойнее спать будете.

Песня возобновилась в четыре голоса. А то, что в скором времени события песни осуществлятся в их жизни, никто не подозревал.

На страницу автора

К списку "Б(B)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.