Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова. Вестибюль

 

ЛИИМиздат. Клуб ЛИИМ

 

Клуб ЛИИМ
Корнея
Композиторова

ПОИСК В КЛУБЕ

ЛИТ-салон

АРТ-салон

МУЗ-салон

ОТЗЫВЫ

КОНТАКТЫ

 

РЕКЛАМА

 
 

Главная

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Поиск в ЛИИМиздате

Лит-сайты

       
 

предыдущая V следующая

Одоление (5)

Булычёва Вера Андреевна

Вскоре они переехали на заставу, которая находилась недалеко от советско-маньчжурской границы. Гарнизон заставы небольшой, все люди на виду, одиноких женщин не было, все жены офицеров, которых очень мало, и Катя поняла, что здесь ей будет спокойно. И хотя по ночам часто бывали тревоги, по которым Вася стремительно убегал из дома, а Катя, волнуясь, ждала его, иногда до утра, но все это было не то гадкое и унизительное, через что она прошла. Катя мужественно переносила все лишения пограничной жизни. Она даже немного пополнела, а Валюша налилась, как яблочко, превратилась в прелестное дитя, чудно смеялась, играла погремушками, радовалась каждому, кто к ним приходил, как лучик солнышка, смягчала суровые пограничные будни. Вся застава: и командиры, и солдаты, любили и любовались ею, а Вася бесконечно гордился дочкой. Через несколько месяцев жизни на заставе Катя почувствовала, что она снова забеременела. «Что делать? Оставить ли эту беременность?» — несколько дней она прожила с этим мучительным вопросом, а потом решила посоветоваться с женой командира заставы, Полиной Степановной. Высокая, статная, пышная блондинка, пожилая женщина, мать трех уже взрослых дочерей, она пользовалась всеобщим уважением. Пригласив ее на чашку чая, выпив по стакану и поболтав о природе и погоде, Катя начала серьезный разговор:

— Полина Степановна, во все трудные моменты своей жизни я привыкла советоваться со старшей сестрой, но теперь она далеко от меня, а к вам у меня доверие такое же, как и к сестре, можно мне посоветоваться с вами?

— Почему же нельзя? Чем смогу, тем помогу. Что же у тебя случилось, Катя?

— Случилось вот. Забеременела я вторым, а оставлять ли его никак не решусь.

— Отчего же сомневаешься? Или Вася твой ненадежный?

— А вы, когда второй раз забеременели, сомневались?

— Нет, я нисколько не сомневалась, я знала, что Володя мой только рад будет, а если еще и сына судьба пошлет, то прыгать будет от счастья. Да вот не послала нам судьба сына,— и она тяжело вздохнула,— мне-то хорошо с моим букетом, а вот Володе скучновато бывает. Ну, ладно, ведь мы же о тебе собрались поговорить. Так почему же ты, Катя, сомневаешься?

— А сомневаюсь я, Полина Степановна, потому что он изменял мне, когда Валю рожала.

— Да, это серьезная причина, а точно ли это?

— Точно, точно, сам признался и на коленях прощения просил. Точнее не бывает.

— Ну что же, молодец, что простила, ведь у вас сейчас все хорошо?

— Здесь-то хорошо, но ведь не всю жизнь мы здесь жить будем, а надежды на него такой, как раньше, у меня теперь нет.

— А профессия у тебя какая, Катя?

— Учительница я, да вот домохозяйничаю, теряю квалификацию.

— Ничего, Катенька, когда пойдешь на работу, наверстаешь. Я ведь тоже учительница, и приходилось по-всякому, и работать, и отставать, и догонять. Все это и тебе предстоит. Хоть и мала учительская зарплата, но с алиментами на худой конец, думаю, сможешь двоих воспитать, если придется с Васей расстаться. А ведь аборт — это же убийство, я на это никогда не могла решиться. И тебе, конечно, не советую. А там, смотри сама, как знаешь.

— Я тоже очень люблю детей, и хочется, чтобы у Валюшки братик или сестричка была, а то что же ей одной-то жить? У нас большая семья, шестеро детей у моих родителей, и всем нам хорошо, что мы в большой семье. Ладно, будть, что будет, а оставлю я этого ребеночка, очень жаль лишать его жизни.

Обе женщины почувствовали огромное облегчение и разошлись, довольные друг другом и сблизившись, как два родных человека. Разговор этот состоялся весной, в мае, когда вся природа расцветала и благоухала, а зимой, в декабре Вася отвез Катю в больницу ближайшего райцентра, где она через несколько дней родила вторую дочь — Галю. Хотя Вася снова ждал сына и снова пережил некоторое разочарование, но оно не было таким сильным, как после рождения Вали: видимо он примирился с судьбой, что ему суждено быть отцом дочерей, но не сына.

Хлопот и забот с рождением Гали у Кати стало вдвое больше, ведь Валюшка была еще очень мала, она только-только начала топать и не умела еще проситься на горшочек, а это значит, что стирки стало вдвое больше прежнего, но неизменная доброта и терпеливость Кати, ее трудолюбие помогали ей все одолеть, и в доме их всегда было светло и тепло, и Вася, прибегая в дом после служебных хлопот, всегда встречал добрую улыбку жены, а лепет Валюши всегда приводил его в восторг. Уют и чистота дома всех согревали и ласкали, и впоследствии, во многих жизненных передрягах, Катя неизменно вспоминала этот самый счастливый кусочек жизни на пограничной заставе.

предыдущая V следующая

На страницу автора

-----)***(-----

Авторы: А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

   

РЕКЛАМА

 
       
                     
 

Словарь античности

Царство животных

   

В начало страницы

   

новостей не чаще 1 раза в месяц

 
                 
 

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова,
since 2006. Москва. Все права защищены.

  Top.Mail.Ru