ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Ёлшин Олег Игоревич

Франсуа Винсент

Часть 1

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Машину он бросил прямо посреди булыжной мостовой. Посмотрел на старый разрушенный замок, о котором, наверное, знал всё. Герб с литерами FV был на месте и, глядя на него, он почувствовал какую-то уверенность. Почти как в своем офисе,— подумал он,— где был как у себя дома. Но сейчас его притягивало туда, за ограду напротив, где он должен был что-то разыскать… увидеть… понять… и остановить это наваждение…

Сегодня там не было никаких признаков жизни, и он пошёл вдоль старого забора, ища хоть какую-нибудь лазейку. Наконец, не выдержал и перелез через каменную ограду, пролёты которой оплетали старые чугунные лепестки узоров и представляли собой несложную для него преграду. Огляделся, спрыгнув с неё на траву. Он искал то, чего не знал сам. Стоял, смотрел на дом и, наконец, направился прямиком к нему.

Вдруг навстречу, из ниоткуда — из-за дома или из лучей яркого солнца, возникло очертание всадника, которое летело прямо на него и быстро увеличивалось в размерах. Снова топот конских копыт!..

Лошадь остановилась всего в каких-то сантиметрах от него, а наездник, вернее наездница, едва удерживала своё упрямое животное. Он не видел лица. Её голова загораживала ему солнце, и чёрные распущенные волосы обрамляли её, переливаясь в ярких лучах.

— Что вы здесь делаете? Это частная территория? — её голос был немного низким, настойчивым и не терпел возражений, требуя немедленного ответа. Он немного растерялся, но потом сделал шаг в сторону, чтобы лучше рассмотреть её лицо. Это была очень молодая девушка, загорелая кожа придавала мужественность юной фигурке, а гасконский акцент делал её голос ещё более решительным. Он невольно залюбовался. Её черные длинные волосы развевались на ветру, и он не мог оторвать от них своего взгляда. Нет, она не была красива. И вообще красивее русских женщин он не встречал. Но каждую француженку всегда выделяет мелочь, которая делает её неповторимой. И две тоненькие косички по краям, которые она заплетала, наверное, чтобы волосы не закрывали её лоб и глаза, делали её совсем ребёнком, милым и обаятельным. Поэтому, не будучи красивой, она была красива очень! Ему даже показалось на мгновение, что эта девушка кого-то ему напоминает.

— Месье, я повторяю свой вопрос. Как вы здесь оказались?

— Простите. Я очень неловко махнул рукой, и мои часы отлетели сюда на ваш газон,— нашёлся он.

— Вы что там играли в гольф, и теперь ищете свои часы в доброй сотне метров оттуда?

Ему нечего было возразить.

— Может быть, попросить полицию помочь вам поискать ваши часы, которые, кстати, на вашей руке. Или вы обычно носите две пары?

— Нет-нет. Я уже их разыскал и удаляюсь.

Но он стоял и не мог сдвинуться с места…

— Месье, вы уверены, что вы удаляетесь?

Она издевалась! Она была на своей территории, и конечно ей было легче, чем ему, и она издевалась. Хотя делала это незлобно и даже с каким-то интересом и удовольствием, совсем его не боясь.

— Мадмуазель, сегодня очень жарко, я не рассчитал с одеждой и… не дадите ли вы мне воды?

Она с удовольствием отметила его находчивость. Видимо ей тоже стал интересен этот человек, и она не хотела так сразу его отпускать.

— Да, вашему наряду не достает только лыж и палок. С какой горы вы спустились?

Но этот вопрос не требовал ответа.

— Пойдёмте.

Девушка махнула рукой, приглашая его за собой. Её лошадь сорвалась с места. Ей не терпелось унести свою хозяйку от этого человека. И он следом за ними пошёл к столь желанному дому. Она изящно спрыгнула с лошади, шлёпнула по крупу, и та унеслась восвояси…

Он стоял, держа кружку с водой в руках, и смотрел на дом. Он тоже был знаком ему до мелочей.

— Куда вы направлялись? — спросила она.

— Сюда,— не думая, ответил он.

— Сюда? — её черные брови взметнулись кверху и изогнулись в изящную черную линию.

— Ах, да, Вы, наверное, турист? Сюда иногда привозят туристов посмотреть на тот замок.

— Он принадлежал семье Винсентов? — неожиданно для себя задал он вопрос.

— Да, но этот древний род растворился во времени, и сохранились только развалины.

— Но вашему дому тоже немало лет? — продолжил он.

— Столетий. Здесь жили мои предки и сто, и двести, и даже триста лет назад.

— Родовое гнездо?

Она снова изогнула свои красивые брови в ожидании подвоха. Он тут же попытался загладить свою нескромность.

— У вас здесь разводят лошадей?

— Да, у меня небольшая ферма. И сотни лет на этой земле мы разводим лошадей.

Он стоял с пустой кружкой и снова не знал, что сказать. Но его притягивал этот старый дом.

— Вы здесь одна? — нашёлся он.

— Ну почему, у меня есть старый конюх, раз в неделю приходит садовник. Мне одной не справиться…

Он снова молчал и тупо смотрел на неё, на дом, на кружку. И куда делся тот уверенный в себе мужчина, на которого в той жизни все женщины смотрели с большим интересом, а он без труда подбирал слова. А теперь вот терялся, не зная, что сказать. Но уже видел, что ей тоже почему-то не хотелось так просто отпускать его. Как будто какой-то мостик возник между ними, и никто не решался сделать этот следующий шаг. Поэтому был очень благодарен ей за её вопрос.

— Вы голодны?.. А знаете что? Я как раз собиралась обедать. Хотите, я вас накормлю? — неожиданно выручила она.

Они прошли в дом, в который он так стремился и зачем-то пролетел четыре тысячи километров. Теперь он находится здесь. Старые каменные стены хорошо удерживали прохладу. Там, на солнце в его одежде было нестерпимо жарко, а здесь стало очень хорошо и уютно.

Дом изнутри казался больше чем снаружи. Коридоры, ведущие из гостиной в невидимые комнаты, лестница, уходящая наверх, на второй этаж и картины… На всех стенах старинные картины. На них какие-то люди в причудливых нарядах.

— Вы не теряетесь здесь одна в таком доме?

— Я не одна,— отвечала она, ставя на стол нехитрую еду.

— Посмотрите сколько их здесь. Это всё наше семейство.

— Можно я посмотрю? Он встал со стула и, не дожидаясь разрешения, пошёл по коридорам, разглядывая картины. Он не разбирался в портретном искусстве и, наверное, картины художников, писавших её предков, не висят в Лувре. Но все эти лица были очень выразительны и передавали дух той эпохи. Многие мужчины были с оружием, в военных одеяниях, и ему казалось, что он попал в настоящий музей.

— Всё готово.— Хозяйка положила еду на тарелки, улыбнулась своими детскими глазами и пригласила к столу. Раньше ему подавали блюда, а здесь была просто еда. На мгновение её глаза показались такими родными. Захотелось, чтобы загорелые красивые руки каждый день накладывали еду ему на тарелку. Всё равно, какую еду… Как будто он уже сидел когда-то за этим столом и такая же, нет, не эта, но очень на неё похожая девушка находилась рядом. Сидела, улыбалась и смотрела, как он ест…

Вдруг взгляд его упал на одну из картин.

— Гаспар!

— Что?.. Откуда Вы знаете, как его зовут?

Он оцепенел. Он не мог пошевельнуться. Он нашёл то, зачем сюда летел и ехал, и лез через забор. Девушка смотрела на него со страхом и не понимала. Он не хотел её пугать, хотя сам по-настоящему был напуган, и… этот портрет рядом. Он снова ничего не понимал. Её звали Мариэтт. Он знал это точно. И очень хорошо помнил её, это лицо, даже брошь на её платье и кольцо на юной руке… Наконец он справился с собой.

— Просто лицо этого человека напомнило мне одного моего знакомого. Его зовут Гаспар.

— Вот совпадение. Это мой далекий предок. Портрет конца семнадцатого века. Садитесь за стол,— пригласила она и села напротив.

— А вы что-нибудь можете рассказать про него? — спросил он, усаживаясь на своё место.

— Я знаю очень мало. Мои родители рассказывали о его печальной судьбе. Он прожил совсем немного. Не успел жениться и завести семью. А когда ему не было и тридцати, он поехал на охоту и случайно упал с высокого обрыва. Разбился насмерть. Обрыв невдалеке отсюда, он даже виден от моих ворот.

— А эта девушка рядом с ним? Кто она?

— Её звали, так же как и меня — Мари. Это его сестра. На этой картине ей всего семнадцать лет. Она был написана, видимо, незадолго до того несчастного случая. А когда всё произошло, и она осталась одна… Девушка уехала в какой-то монастырь, и больше о ней никто ничего не слышал…

Возникла небольшая пауза пока он переваривал её слова она обратилась к нему.

— А, теперь, можно спросить Вас? — сказала она.

— Да, конечно,— ответил он.

— Вы бельгиец или из Швейцарии?

— С чего вы взяли. Я русский.

— Вы русский?

— А что в этом удивительного? — он пришёл в себя и понял, что проголодался, начал есть. Когда он нервничал, он всегда ел. Все равно что,—главное набивать свой рот едой и жевать. Какая-то дурацкая привычка.

— Ну, тогда вы изучали французский, наверное, в каком-то монастыре? У вас такое удивительное произношение…

— Что??? — и тут вся еда, которую он не успел прожевать, встала поперек горла и уже летела прямиком в его легкие. Он задыхался… Она подбежала и стучала своими кулаками ему по спине…

— Что с Вами?.. Вам получше?..

Он долго кашлял и потом долго приходил в себя.

— Ну вот, моя еда Вам встала поперек горла! — пошутила она.

А он уже не мог вымолвить ни слова. Да и что он мог сказать, этой девушке? Что на французском языке знал всего два или три слова и кроме английского никакого другого иностранного языка не изучал? То, что знал её дом, наверное, не хуже, чем она сама. Знал, где тот обрыв. Знал, как родной, замок напротив и каждый булыжник на мостовой за её воротами, где когда-то проезжали лошади, проходили люди и только топот их шагов, и цокот копыт…

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

На страницу автора

К списку "Е(E)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.