ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Фарбштейн Вадим

Третья рота

Равнение на Знамя

Всё. Началась служебная неделя. Первый караул — удел первого взвода. Два поста на территории части — знамя части в штабе и склады на хоздворе и два в Управлении войск, в двух кварталах отсюда. Интересный момент: на охрану складов патронов не дают, вооружение — штык-нож, примкнутый к автомату. «Приходите, все берите!,— как в анекдоте. А вот Боевое Знамя части охраняется во всеоружии — по двадцать патронов в каждом магазине.

В семнадцать ноль-ноль развод на службу, потом приемка караульного помещения у «старого» караула. В 18.00 наш караул заступает на пост. Два часа на посту, два — на бодрствующей смене в караулке и два — отдых. Теоретически два, но ложишься спать только после того, как начальник караула приведет смену, да и встаешь заранее, чтобы умыться и вовремя сменить часовых. Практически за сутки спишь три-четыре раза по полтора часа. И так две недели — сутки в карауле, сутки в роте. А там Журавлевич! Исскучался по нам уже! Так что хрен редьки не слаще.

 

***

— Рота-раняйсь! Смирно! Товарищ капитан, третья рота на вечернюю поверку построена. Заместитель командира первого взвода старшина Хамраев,— докладывая, Хамраев прикладывает руку к головному убору, сложив ладонь лодочкой и почти прикрыв ею правую бровь и глаз, как это делают у окулиста.

А глаза его блуждают вправо-влево по потолку, видимо ищут отблески от новых старшинских погон.

— Вы, товарищ Хамраев,— благодушно улыбается ротный,— когда честь отдаете, руку к головному убору не так прикладывайте,— Журавлевич изобразил хамраевскую «лодочку»,— а вот так! — рука командира взметнулась к правому уху.— Вам понятно, товарищ… старшина?

— Так точно! Разрешите проводить вечернюю поверку?

— Проводите!

— Ессь! — Рука его по-прежнему прикрыла бровь.

— Рота! Слушай вечернюю поверку. Сержант Ермизин!

— Ё-ё!

— Ефрейтор Молдованов!

— Я

— Стельман!

— Я!

 

***

С майором Мармерштейном я познакомился еще в начале января, когда в Свердловск приезжал Начальник войск Союза. Грохотов отвел меня в четвертую роту рисовать стенгазету. В канцелярии нас встретил сутулый, сухощавый майор с голубыми глазами на смуглом лице.

— Слушай брат, ты ведь художник? — спросил он меня.

— Да,— отвечаю.

— А ты смог бы член в натуральную величину нарисовать? Но только по настоящему, чтоб с прожилками!

— Видя мое недоумение, он объясняет:

— Понимаешь, у меня одна книжица есть, «Решения XXVII съезда КПСС». Вот, а на ней бы член. С прожилками!

Потом я понял. что к чему. Олег Александрович Мармерштейн был неплохим спортсменом, чуть ли не чемпионом внутренних войск по офицерскому многоборью. потом получил подполковничью должность — был начальником физподготовки дивизии. Но, как многие другие спортсмены и как многие другие военные, был не дурак выпить. После очередного залета он был снят с должности и назначен командиром взвода в четвертую роту. Но остался при майорских погонах. Сколько он прокомандовал взводом, я не знаю. Знаю только, что на пенсию должен был уйти через полгода после моего дембеля.

Когда человек понимает, что все его надежды и планы рухнули, и он не в силах создать себе новые, ему остается либо вешаться, либо смеяться. Мармерштейн смеялся.

Вот он заступает помощником дежурного по части. А дежурным заступает старший лейтенант Самохвал, начальник клуба. Мармерштейн докладывает дежурному по части о готовности караула к несению службы:

— Ух-бах-трах-тарарах-в задницу!

Бедный Самохвал закусывает губы чтобы не рассмеяться. На втором этаже, в проеме окна появляется ладная фигура командира полка. Он выглядывает, качает головой и отходит, мол, Мармерштейн, что же с ним поделаешь.

 

***

— Строиться, третья рота! — возвестил дневальный.

На этот раз нам даже не пришлось ждать. Едва Хамраев доложил, ротный сразу же вышел на бетонку.

— Рота, равняйсь! Смирно! Вольно! — по надрывающемуся голосу и мрачному лицу было ясно, что Журавлевич кипит от ярости:

— Так, рота! У нас в коллективе произошло ЧП! Сержант Ермизин, выйти из строя. Этот… Этот… Ё-моё-ё!… Сержант Ермизин допустил неуставные отношения с сослуживцами! Выяснилось, что он неоднократно учинял физическую расправу! — Журавлевич, задыхаясь от гнева, буравил Ермизина взглядом.— Одна гнида заведется… всю работу коллектива испортит!

Да, в этот момент ротный ненавидел Ермизина. Жгуче ненавидел. Но не за уставняк. Разве не он сам провоцировал на это? Разве не его слова сержантам: «За провинности подчиненных я буду наказывать вас!». Ведь Ермизин был желанным гостем в канцелярии, где они с ротным беседовали «за жизнь». Ротный сам прочил его в «замки» после Хамраевского дембеля. Журавлевич видел в нем то, чего всегда не хватало ему самому — силу и дерзость. Но сейчас этот человек ставил под угрозу получение, его, Журавлевича, ротой переходящего Знамени! А это уже преступление перед его, Журавлевича, карьерой!

Лучшим выходом было бы замять это дело, но последний инцидент произошел у Ермизина с другим сержантом. А сержант, если уж он доложил ротному, мог бы, в случае каких-либо заминок, обратиться и выше. Единственное, что оставалось — это самому проявить бдительность, наказать виновного и надеяться, что информация не просочится за пределы роты.

 

***

— Олег! — Горобец, выйдя из канцелярии роты, окликнул лейтенанта Давиденко.— У меня тут работенка есть. Командир сказал взять людей в первом взводе.

— А почему в первом?

— Да работа грязная — мусор убирать — он другим не доверяет!

— Меня, меня, старшина,— на перебой заголосили старослужащие.

Набрав себе бригаду, в которую кроме двух дембелей и трех дедов вошли и мы с Сашей, старшина сказал:

— Правильно, лучше по колено в мусоре, чем в третьей роте в учебную неделю! — и добавил,— Сильно не убивайтесь, но за пять дней нужно сделать!

 

***

Акции Ермизина снова пошли в гору. Ротный опять подолгу беседовал с ним «за жизнь». После увольнения Хамраева ротный даже обратился к первому взводу, мол, вот сержант Ермизин учел прошлые ошибки, с кем не бывает. Мол, вот наиболее подходящая кандидатура в заместители командира взвода.

Андрей Холматов пытался изо всех сил дружить с будущим «замком», всячески ему поддакивал, чем очень напоминал известный персонаж из «Маугли».

 

***

Узнав, что скоро увольняется каптер спортзала Вася Якубенко, я зашел к начальнику физподготовки полка капитану Соловьеву.

— Товарищ капитан, у нас в роте Лукьянов служит, серьезный парень, четыре года тренером по борьбе отработал, три курса физкультурного института закончил. Сейчас Якубенко уволится, берите его в каптерку!

— Хорошо, я подумаю,— ответил Соловьев и даже записал: «Лукьянов, третья рота».

Но подумал плохо. Когда Вася Якубенко уволился, его место занял Вася Космирак. Конечно, удобнее, когда четыре года подряд пароль в спортзале не меняется: «Вася!»

На страницу автора

К списку "Ф(F)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.