Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова. Вестибюль

 

ЛИИМиздат. Клуб ЛИИМ

 

Клуб ЛИИМ
Корнея
Композиторова

ПОИСК В КЛУБЕ

ЛИТ-салон

АРТ-салон

МУЗ-салон

ОТЗЫВЫ

КОНТАКТЫ

 

РЕКЛАМА

 
 

Главная

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Поиск в ЛИИМиздате

Лит-сайты

       
 

предыдущая V следующая

Третья рота

Фарбштейн Вадим

Плох тот солдат, который не хочет быть генералом

Володя Молдованов перевелся в третий взвод. Он уже давно просил Давиденко его отпустить: он сварщик и в хозчасти ему бы нашлась работа по специальности. Но проблема в том, что он служит в спецвзводе. Давиденко не хотел его отпускать, поэтому ушел Володя несколько неординарным способом.

Проходила летняя управленческая проверка полка. По каждому виду выборочно. «Случайно» оказалось, что химподготовку сдавал химвзвод, физподготовку — взвод «спецназ»… И вот, когда нужно было сделать шесть подъемов переворотом, здоровый парень, кандидат в мастера спорта Вова Молдованов «беспомощно» соскальзывает с перекладины.

— Я не могу, товарищ лейтенант,— улыбаясь заявляет он взводному.

— Как? Почему? — Давиденко вопросительно смотрит то на Володю, то на проверяющего.

— Ты же в апреле двадцать раз делал!

— Армия довела! — пожимает плечами Молдованов.

Конечно в том, что взвод получил тройку за проверку, не Володина вина. Саша предупреждал командира: тренироваться надо в нормальных условиях, тогда и результаты будут. Не послушался — сам виноват. Но, тем не менее, в начале июля Давиденко получил третью звезду.

***

— Стельман, ты че «петуха» завернул, че, много прослужил? — Холматов, кажется, забыл, что благодаря Вовкиному «петуху» нас в Оше пять дней кормили котловой пищей.

Проходит комсомольское собрание взвода. Мы с Сашей, как закоренелые не комсомольцы, пытались улизнуть от столь дурного время провождения, но Давиденко приказал присутствовать.

В ряды ВЛКСМ принимают рядового Космирака.

— Пожалуйста, вопросы к нему есть?

Александр Лукьянов:

— Вася, а на тебя как-нибудь повлияет вступление в комсомол? Ты как-нибудь изменишься?

— Ну, я… лучше стану!

— А сейчас, что — хуже?

— А вы не комсомольцы, вас вообще никто не спрашивает! — тявкнул Холматов.

Это только при Давиденко он такой тявкучий, да при Ермизине.

— А ты мне рот не затыкай, не ты меня на это собрание привел,— Саша говорит тихо и спокойно, как-то впечатляет.

— Да вы всегда не как все! Когда увольнение взводу объявили, вы тоже в кино не хотели идти! Взвод есть взвод — большинство есть большинство! — зарабатывал себе очки Андрюша.

— А если бы во взводе одни педерасты были,— влез в разговор я,— ты бы тоже за компанию, а?

— Фарбштейн, Холматов, прекратите сейчас же! — взорвался Давиденко.

— Да я никого не хотел обидеть! — ухмыльнулся я.

***

Моим наиболее обжитым постом в карауле был КПП Управления внутренних войск по Уралу. Первый раз я ходил сюда весной стажером часового. Часовым был Юра Петрусёв. Он мне в двух словах объяснил специфику службы: военых пропускать, у гражданских требовать пропуск, если приедет генерал, сразу докладывать оперативному дежурному по внутреннему телефону. Генералов в Управе трое: Начальник войск Ефимов, заместитель — Неизжалый и Начальник штаба Скурихин.

Заезжает машина. Закрыв ворота, бросаюсь к телефону:

— Генерал приехал!

— Спасиба-а! — и трубка падает.

Выхожу на улицу. Как раз к этому моменту машина останавливается у крыльца. Вылетает оперативный дежурный. Шагает строевым, задирая ноги выше пояса. Не угодил бы генералу в пах! А тому, бедняге, не надоела еще игра в Урфина Джюса и деревянных солдатиков?

***

В отличие от офицеров, работающих с личным составом, управленческие очень вежливы и доброжелательны по отношению к солдатам. Конечно, ведь их карьера уже не зависит от рядовых и сержантов. Она зависит от генералов.

Стоял я как-то на четвертом посту — прямо в помещении Управы. Парадное обмундирование, вооружение — штык-нож. Вдруг:

— Часово-ой! Бегом сюда! Скорее! — старший прапорщик Каниболотский, адъютант Начальника войск, был взволнован не на шутку. Вслед за ним я взлетел на второй этаж. Каниболотский рывком распахнул двери в кабинет своего начальника:

— Лови их, лови! — срывался его голос. Я машинально схватился за штык-нож, но… в кабинете никого не было.

— Кого ловить-то? — я подумал, что он не в себе.

— Пушинки лови! Он уже сейчас подъедет! — казалось адъютант зарыдает.— Намочи вон ту тряпку и лови! Боже! Он сейчас приедет, а пуху надуло!… — как будто генерал его расстреляет или разжалует в рядовые и отправит в третью роту!

В следующий караул, когда я снова стоял в управе, мне довелось поближе взглянуть на генерала Ефимова. Он двигался на меня по коридору огромный, тучный, колосс на тонких ногах, пыхтя от одышки.

— Чего он стоит? Чего он тут стоит? — рыкнул он оперативному, махнув рукой в мою сторону.

Оперативный был в замешательстве. Застрелить меня или представить к правительственной награде? Генерал разрешил его проблему:

— Пусть ходит! — И Ефимов завернул в соседний кабинет.

— Ну, что стоишь, слышал же! Давай, ходи туда-сюда! — бросился выполнять распоряжение оперативный.

Спустя пару минут я как раз делал одиннадцатое «туда» — Ефимов вернулся обратно. Проходя мимо оперативного он приостановился.

— И чтоб завтра они были в рубашках! Сам то без кителя сидишь и то взопрел!

Ну, слава Богу! Хоть у Начальника войск ума хватило, что в парадном кителе в разгар лета жарко! Тридцать градусов в тени.

***

КПП связан с оперативным дежурным внутренним телефоном. Когда он звонит я отвечаю:

— Часовой третьего поста рядовой Фарбштейн!

В данном случае в трубке звучал незнакомый голос:

— Рядовой как?

— Рядовой Фарбштейн!

— Что-то у тебя, солдат, фамилия какая-то нерусская! Это майор Кишман говорит!

***

— Ребя! Ко мне на пост этой ночью голубой приходил!

Мы обедали в караулке, а Холматов делился впечатлениями:

— Говорит, пузырь есть, живет в соседнем доме. пошли, мол, на часок…

— Ну, а ты? — живо заинтересовался Сергей Ермизин.

— А я его послал! — ответил Холматов.

— Зря. Мне бы даже по приколу было! — было непонятно — шутит Ермизин или нет.

***

Зайти в караульное помещение могут дежурный по части, помдеж, дежурный по караулам и командир роты. Любой из них может устроить проверку боеготовности. Это значит, что отдыхающая смена проспит на полчаса меньше.

Условия проверки могут быть разные — от нападения на караульное помещение, до пожара на третьем посту, когда бодрствующей смене приходится бежать через два квартала в Управление войск. Поднять по тревоге мог и начальник караула, но это было редкостью.

В тот день дежурным по части был капитан из РМТО. Даже фамилии его не помню. Когда он пришел, я находился на бодрике. Слышал, как он негромко сказал Ермизину:

— Давай, начкар, действуй. Тревога! — нападение на караульное помещение.

— Караул! Тревога! Нападение на караульное помещение! — ретранслировал Сергей.

Мы впопыхах побежали по заранее оговоренным местам. Конечно, больше всего суеты было среди отдыхающей смены.

— Да… Слабовато! — скривил губы дежурный по части.— А на кухне почему никого нет? А, сержант?… Строй караул.

— Караул, строиться! — Гаркнул обозленный Ермизин.

В это время из комнаты отдыха вышел зевая, матеря всё на чем свет стоит, заспанный Вася Космирак.

— Ну, вот! Явление Христа на Родину! — злорадно заулыбался капитан.— Готовит Журавлевич караул — нечего сказать! Отпускай караул, сержант!

И дежурный по части начал спускаться по лестнице к выходу из караулки. До двери оставалась пара ступенек, когда капитан услышал глухой звук удара, стон и грохот падающего тела…

Неуставняк, зафиксированный дежурным по части, не скроешь. Дело могло дойти до прокуратуры. Но Сергею повезло — его только лишь разжаловали в младшие сержанты и перевели во второй батальон: с глаз долой.

предыдущая V следующая

На страницу автора

-----)***(-----

Авторы: А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

   

Поделиться в:

 
       
                     
 

Словарь античности

Царство животных

   

В начало страницы

   

новостей не чаще 1 раза в месяц

 
                 
 

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова,
since 2006. Москва. Все права защищены.

  Top.Mail.Ru