ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Фарбштейн Вадим

Третья рота

Знай, Отчизна, что готово...

В санчасти уже готовились списки на партию больных, и я в них уже значился.

До приказа остается меньше месяца. Жизнь идет своим чередом. Днем хожу в клуб, где наивный Сережа Самохвал обещает уволить нас через неделю после первой партии — в конце мая!

Вечером возвращаюсь в роту, где еще более «наивный» Журавлевич грозится уволить в конце июня.

А утром выхожу на спортгородок — чистить его от снега.

Новый командир второго отделения Паша Торицын прибыл в роту с ушанами с КМБ. Он одного призыва с Цаем, Костылевым, Калининым, Давлятовым — позже нас на полгода. Он неплохой парень, но видимо в учебке ему привили вкус к «игре в войнушку».

Второе отделение отправляется чистить спортгородок. Валера Клинин уже бредет через запорошенный плац в сторону хоздвора — за лопатами.

— Калинин, вернись! Стать в строй,— окликает его Торицын.

— Паша, да перестань. Шесть утра, офицеров нет, чего тут строевым ходить!

— Калинин! Ко мне! Станьте в строй!

— Паша, кончай рисоваться! Смешно!

— Я не Паша, я — младший сержант Торицын,— отвечает тот.

Полчаса спустя, на спортгородке Валера обсуждает этот инцидент с Джумахоном Давлятовым:

—… а он мне говорит: «я не Паша, я младший сержант Торицын!» А?

Он так сказал: «Я не Паша», да? – Джумахон отбросил лопату,— Ну, тогда я не Давлятов!

 

***

Возвращаюсь к восточному календарю. Николай Николаевич Журавлевич — петух! Я давно это подозревал, но выяснилось — точно — он родился в год Петуха. И мой Вшивый Кот прищемил ему хвост — не смотря на крупные передвижения в дивизии и «завоёванное» кровью, потом и еще одним местом переходящее знамя, он остался в роте.

С горя он ушел в марте в отпуск, чтобы вернуться в конце апреля — к увольнению «работников» — и помотать им нервы до последних дней.

 

***

Эту весть Саня принес мне за пару дней: «Партия больных» увольняется седьмого апреля. Накануне указанного дня я еще работал в клубе.

— Вадим, ты что завтра увольняешься? — спросил Самохвал.

— Да!

— Ну, ладно! Удачи тебе! — он был явно обескуражен.

Хотел как лучше — в мае меня уволить, а я ухожу на полтора месяца раньше. Но ты уж извини, Сергей Витальевич, не останусь. Да и тебе же спокойнее, а то придет Журавлевич из отпуска, ты на мой дембель столько нервов убьешь — сам не рад будешь! У тебя они и без того расшатаны. Вон с грамотой помнишь, что вышло?

Грамота эта, висящая в комнате истории части в клубе, награждала полковой ансамбль за первое место в Войсковом конкурсе художественной самодеятельности. И подписи: заместитель министра внутренних дел Чурбанов, Начальник внутренних войск Яковлев.

— А грамота, ведь, преступниками подписана! — заметил замполит Узла связи Кучумов.

Видимо такова традиция — все предшественники ныне действующего начальства оказываются за решеткой! Ежов, Берия, Чурбанов, Яковлев (Яковлев никогда не был преступником, никаких "дел" против него не возбуждалось, и вообще это один из значительнейших руководителей внутренних войск (18 лет), умнейший человек, человек с государственным мышлением. Такие в эпоху горбачёвщины не приходились ко двору, посему убирались. Прим. Корнея)… Кто следующий? «Люди делятся на тех, кто сидит и тех, кто их охраняет. Периодически они меняются местами». Может в этом и есть сермяжная правда жизни?

Но шутливое замечание Кучумова бросило начальника клуба в пот.

— Точно ведь! Давайте снимем ее! Копытцев! Срочно снимаем стекло, достаем грамоту!

— Да бросьте Вы, Сергей Витальевич! Это же история части — ансамбль первое место занял, было ведь!

— Перестань, это политическое дело!

Эх, хороший ты парень, Серега, но… офицер!

 

***

«Дембель неизбежен, как кризис империализма». С трех часов я стою в штабном коридоре среди горстки увольняющихся больных. На каждый скрип двери мы напрягаемся — не за нами ли? Нет, просто кончается рабочий день, все слоняются туда — сюда.   Неужели все так просто закончится?

После обеда я заглядывал в канцелярию.

— Вячеслав Алиханович, автомат-то чистить?

Богов оторвался от нард:

— На кой он тебе нужен? Домой что ли повезешь?

Ну, и Слава Богу» Или точнее — ну, Слава Богов! Чистить автомат, которому послезавтра исполняется двадцать два года — пустая трата времени.

Ага, вот из командирского кабинета выскочил Жук:

— Строиться, «партия больных»!

Выходит Борис Петрович. Выдает каждому документы, пожимает руку:

— Спасибо за службу, солдат!… Спасибо за службу!…— Вдруг,— О! Спортсмен! Ты что, тоже больной?

— Старые травмы, товарищ подполковник! — отвечаю.

— А! Ну, давай, выздоравливай! — его могучая ладонь слегка пожимает мне руку, мягко, чтобы не раздавить.

Время без десяти семь. Как раз закрываются вино-водочные магазины. Как раз в этот момент отходит последняя электричка на Тагил. Да Бог с ней, завтра еще будут, но зачем мы в штабе-то болтались с трех до семи?

С неба падает первый весенний дождь. Я возвращаюсь в роту свободным! Душа ликует!

Следующим утром я еду на ВИЗ. В раздевалке во Дворце спорта у нас с Сашей лежит гражданская одежда. Уложив ее в дипломат, я возвращаюсь в часть. В художке мы пьем чай с тортом — последний раз в этом составе!

Переодевшись в гражданку, я покидаю часть. Я стою на трамвайной остановке, той самой, куда приезжала бабушка Миши Гаврюшева. Я смотрю на длинное желтое здание. На Желтый Дом. На окна второго этажа. Сколько раз я смотрел в них, как сейчас смотрят на меня ушаны? Скоро вы поймете ребята, что лучше журавль в небе, чем Журавлевич в роте. А я сейчас смотрю на эти окна уже с другой стороны!

Мой трамвай. Неужели все? Нет. Там остались еще Саня, Илья Цай, Вовка Стельман…

 

***

Сейчас, с высоты прошедшего времени, многое воспринимается со смехом — «все хорошо, что хорошо кончается!». Но было ли до смеху нам тогда, и до смеху ли нашим преемникам?

Впрочем, жизнь есть жизнь, она полярна. Без холода нет тепла, без добра нет худа, без смеха — слез. В положении экватора — смех сквозь слезы!

Я не мог молчать обо всем том, что кипело внутри. Нужно было что-нибудь сделать. Как сказал, прослужив в третьей роте полгода, бывший курсант Высшего военного училища МВД Андрей Казаков:

— Встретить Журавлевича на гражданке, избить его и — знаешь что? — обосс...!

Нет, мне нужно что-то другое — глобальнее. (Фу, да нет, не это. У вас что, фантазия не работает?). Я уж подумал написать письмо Начальнику политуправления внутренних войск генералу Осташеву. Но строчить доносы — слишком уж «по-журавлевически». Что мне оставалось? — я взял и написал эти строки.

А вот Вова Стельман нашел другой вариант. Начальник особого отдела, покоренный его добросовестностью и исполнительностью, пообещал Володе уволить его в октябре. Едва уехала очередная комиссия, Стельман обратился к старшине дивизии, мол, замена готова, пора бы и до хаты. Старшина напомнил особисту.

— Спасибо, Вова, за все! Завтра увольняешься! — сказал подполковник.

— Тащ ктан,— заглянул Вовка в канцелярию,— я завтра увольняюсь. Разрешите парадку получить! Хы!

— Кто это Вас увольняет, Стельман?

— Старшина дивизии.

— Уволить солдата может только командир роты, так что Вы, Стельман, уволитесь тридцать первого декабря в половине двенадцатого ночи! Сходите-ка в дивизию, скажите своему старшине, чтоб быстро-быстро бежал сюда!

Вовка ушел в дивизию. Но не к старшине. А к начальнику особого отдела.

— Ну, что, Володя, как дела? — осведомился тот.

— Да вот, ротный парадку не дает. Сказал, что я уволюсь тридцать первого декабря…

— Сходи-ка в роту, скажи командиру, чтоб быстро-быстро сюда бежал! — помрачнел особист.

— Тащ ктан! — улыбающееся Вовкино лицо снова заглянуло в канцелярию.— Начальник особого отдела сказал, чтоб Вы быстро-быстро к нему бежали…

Свое неизменное «Хы»! Вовка сказал уже в пустоту — капитан Журавлевич быстро-быстро бежал в штаб дивизии!

 

Январь 1991 – декабрь 1994 гг.

На страницу автора

К списку "Ф(F)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.