ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Фарбштейн Вадим

Мелочи жизни

Студенческие заметки

Глобальные события этим летом сыпались в жизни Сергея одно за другим. Июнь —выпускные школьные экзамены, июль —признание Шурочки, что она беременна, август — экзамены уже вступительные. Дальше совсем, как в тетрисе — еще быстрее: восемнадцатилетие, зачисление на художественно-графический факультет, свадьба. Первого сентября — отправка на сельхозработы.

Коллектив подобрался разношерстный. Кто-то имел опыт работы, кто-то даже работал по специальности, кто-то не умел ничего, даже учиться. Старшему на курсе было двадцать пять лет, младшим — семнадцать. Их расселили в старом клубе. Девушки спали на раскладушках на сцене, отгородившись занавесом, юноши — в зрительном зале на наспех сколоченных нарах.

Пару недель спустя, старший из ребят Витя Бодров задал мужскому населению клуба щекотливый вопрос:

— Ну, и как вам наши телки?

Девчата уже ушли в поле собирать корнеплоды, парни же — грузчики, выходили минут на 15-20 позже — ждали, пока наберутся мешки и доберутся трактористы.

— Я их насквозь вижу,— многозначительно кивнув в сторону занавешенной сцены, продолжал делиться опытом Витя: мол, эта такая, та растакая, а эту хоть сейчас в кусты веди, а сама для виду из себя строит…

Если бы рентген-Витя мог смотреть не только в глубь человеческих душ, но и сквозь далеко не железный занавес, он бы поостерегся в выражениях: заболевшая девушка лежала на раскладушке и слушала, не выдавая себя ни скрипом, ни кашлем…

Прошла еще пара дней, и руководитель студенческого отряда Игорь Федорович собрал профсоюзное собрание: идет похолодание, колхозникам надо помочь, остаемся до середины октября, и будем собирать картошку из-под снега. А зарплату получим на днях в правлении колхоза. Поняли? Все свободны.

И тут поднимается Света:

— Мальчики, задержитесь, пожалуйста! Нет, только ребята. Пожалуйста! На пару минут… Витя, встань, пожалуйста.

— Зачем это еще?

— Встань, пожалуйста, Витя, я прошу!

— Ну, ладно.

Хлоп! Первая оплеуха снесла с лица очки. Следом последовала вторая, третья.

— Это за «шлюху», это за «проститутку», это за..,— комментировала свои действия Света. Затем она повернулась и окинула замерших ребят вопросительным взглядом. Вопросов не последовало.

— Спасибо, мальчики, вы свободны,— приветливо улыбнулась Света и вышла.

Вдвойне красный Витя протянул руку вперед:

— Очки! Где мои очки?..

 

* * *

 

После того, как сломался магнитофон, и Сергей с Олегом в две гитары все-таки спасли танцы, они стали чуть ли не национальными героями деревни. Каждый местный житель считал своим долгом налить, чтобы посидеть под гитару. Ситуация обострилась, когда с приступом аппендицита уехал Олег. Гитарист остался один, а пойла было много. Но, петь и пить одновременно можно лишь до определенной стадии.

Сергей спал мертвецки пьяным сном. Было уже поздно, и постояльцы клуба тоже готовились к отбою. Дежурный, здоровяк Саша Петров закончил свою работу и удовлетворенно окинул взглядом свежевымытый пол, когда за окном прорычал и остановился трактор. Местные жители желали продолжения бала. Юный парламентарий в навозных сапогах направился в зал, принципиально проигнорировав расстеленную у входа тряпку. Саша настиг его в два прыжка и, невзирая на протесты и трепыхания, выволок и спустил с крыльца. После минуты затишья вечерний воздух огласился криком: «Городские наших бьют!», и в помещение ворвалась изрядно пьяная компания. Завязалась не столько кровавая, сколько шумная битва.

«Все смешалось — кони, люди…», только Леша Горенко отстоял несколько в стороне и, старательно не замечая происходящего, изо всех сил читал газету.

Пострадавший засланец так и норовил отомстить своему обидчику. Он был сильный.., но легкий: попав под горячую руку, он отлетел на пол и уперся спиной в чьи-то ноги. Леша вежливо подвинулся и вновь углубился в уже перечитанные столбцы. Юноша поднялся, перевел взгляд с Леши на Сашу и обратно, и, размахнувшись от всей души, зарядил ничего не подозревающему чтецу кулаком в глаз!

Силы у противоборствующих сторон оказались равные, а может, у кого-то сильно двоилось в глазах. Во всяком случае, бой «за тело Патрокла» скоро закончился переговорами:

— Вы чё, козлы?

— А вы чего?

— А какого?..

— А не фиг!..

— Ну, чё… замяли?

— Ну, замяли!

— Пить будете?

— Наливайте!

Обе стороны отделались пустяковыми царапинами, и только под глазом Леши Горенко вспух сливовый синяк.

На следующий день каждый рассказывал о происшедшем со своей колокольни. Сергей выслушал этот винегрет версий и удивленно спросил:

— Леха, ты что, тоже дрался?

— А что, незаметно? — многозначительно поведя заплывшим глазом, ответил тот.

 

* * *

 

Гении бывают двух видов: те, кто одарен чем-то одним, и в это одно погружается с головой, живет в этом искусственном мире, но, вынырнув из него, оказывается несостоятельным в окружающей реальности. Другие, кто одарен жизнью, и дар того или иного искусства — лишь один из их талантов жить. В мировой истории множество примеров и тех и других, в этой же истории их всего два.

Николай был Художником. Он не мог не рисовать. Все остальное — пища, сон, воздух — все это было лишь потребностями организма, и сам организм служил той же цели: с его помощью можно было рисовать! Володя был талантом. Ему нравилось рисовать, играть в баскетбол, плавать, заигрывать с девчатами, и его творческие работы высоко ценились преподавателями.

Спортзал примыкал к учебному корпусу с одной стороны, студенческое общежитие — с другой. Темным зимним вечером ребята возвращались с баскетбола. Свежий снежок поскрипывал под кедами.

— О, смотри, в пятьдесят третьей аудитории свет горит! Кому не спится в ночь глухую?

— Не спиться? В смысле, не забухать, что ли?

…Бесшумно ступая, они прошли по коридору и заглянули в открытую дверь. Николай работал. Софит освещал ватманский лист, прикрепленный к мольберту, и гипсовую фигурку Геракла, несущего яблоки. Вдоль ближней стены в полумраке просвечивали гипсовые части тела экорше.

Экорше — это анатомическое пособие, изображение костно-мышечного аппарата без кожных и жировых покровов. Вот стоит нога — экорше, чуть дальше висит рука — экорше, а вон там, на фанерном подиуме торс — экорше.

В творческом экстазе Николай полностью слился с работой. Это была высшая медитация, в которой творец, творчество и творение едины. Вдруг на плечо ему легла тяжелая рука. Николай вздрогнул от неожиданности и слегка повернул голову. Белые костлявые скрюченные пальца требовательно тянули во тьму. Спазм прошел по животу и застрял в горле несглатываемым комком. С трепетом Коля поднял глаза туда, где в сумраке ночи должна была стоять костлявая фигура с косой…

— Вовка, гад!!! — вырвался крик из глубины души, и коридор пустого этажа наполнился шлепаньем убегающих кед и грохотом догоняющих ботинок.

На страницу автора

К списку "Ф(F)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.