ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Под знамением Бога Грозы

Книга первая

Часть вторая

6

Две недели подряд лили нескончаемые холодные дожди. Тяжелые мрачные тучи не покидали небосклон. Яркие ослепительные молнии вонзались в землю с небес. От оглушительных раскатов грома дрожала земля. Во всех храмах жрецы неустанно молились Богам, приносили им щедрые жертвы, умащали их тела дорогими благовониями, воскуривали перед ними туххессару. Особенно старались кантикини Бога Грозы. Ведь это он сейчас сражается со страшным змеем Иллуянкой.

Но однажды утро выдалось свежим, с ясным небом и ярким солнцем. В халентуву пришли жрецы Бога Телепину и сообщили, что в садах появились пчелы. Они вылетели по велению Богов: найти и разбудить спящего Бога плодородия — Телепину. Затем пришли в халентуву Жрецы Бога Солнца и сообщили лабарне, что зацвел божественный цветок антахшум — вестник теплой весны. На следующий день по всей великой Хатти глашатые разнесли весть о том, что правитель через три дня начинает праздник Пуруллия, а после него тридцативосьмидневный ритуал антахшума.

Вся Хатти занялась подготовкой к праздникам. Женщины бегали к торговцам купить отрезы ткани на праздничную хасгалу. Дома украшали цветущим антахшумом. Пахари готовили инструмент; ведь после Пуруллия наступет время сеять ячмень. Лабарна тридцать восемь дней будет ублажать Богов, чтобы они даровали хороший урожай. В эти дни сосед не ругался с соседом, а наоборот помогал, чем мог. Никто не дрался и не бил слабых. Даже пастухи не смели плетью стегать животных. Улыбки не сходили с лиц. Прощали долги, забывали обиды.

И вот, наконец, наступил день праздника. Лабарна Суппилулиума поднялся задолго до восхода солнца. Его омыли, натерли благовониями, облачили в белую хубику и расшитую золотом андули. Талию стянули поясом из сплетенной белой и красной шерсти. Круглая расшитая шапочка сверкала рубинами и сапфирами на его голове.

Народ в ярких одеждах собрался возле каскастины — праздничных ворот халентувы — в ожидании начала торжеств. Все принесли с собой цветы, веточки самшита и еуа. Мешеди оттеснил толпу от ворот и выстроились полукругом. Толпа с нетерпением взирала на восток, откуда вот-вот должна появиться огненная колесница Бога Солнца.

Утренние сумерки быстро таяли. Остатки ночной прохлады убегали в горы. Восточный край неба светлел. Наконец вершины окрестных гор вспыхнули оранжевым огнем, из-за горизонта выглянула пылающая дуга. Каскантини широко распахнулись, и перед народом, во всем своем великолепном обличии предстал лабарна Суппилулиума. Толпа взорвалась, приветствуя повелителя. Под ноги лабарне полетели цветы и зеленые веточки. А он, со слезящимися от радости глазами, взирал на своих любящих подданных. Правитель приветствовал всех, подняв правую руку. Затем он приложил ладони ко лбу и к груди, показывая, что он помнит обо всех, и сердце его болит за каждого. Толпа взревела еще громче. Мешеди еле сдерживали народ, ревущий в религиозном экстазе. На помощь из халентувы появился Цула с отрядом телохранителей. Они сомкнули строй, оттесняя всех щитами.

Жезлоносцы Иссихасса и Фазарука подвели к правителю золоченую повозку, запряженную четверкой белых стройных коней. Лабарна взошел на колесницу. Сразу же его окружили всадники на низеньких лохматых лошадях. Послышалась веселая музыка. Из ворот вышла вся многочисленная свита лабарны и таваннанны. Сановники расступились и пропустили вперед звездоподобную Татухепа. Ее великолепный наряд играл на солнце нежными складками, словно морскими волнами. Драгоценные камни слепили глаза. Ей помогли взойти на повозку и сесть рядом с лабарной. Жрецы запели гимн Богам. Люди хапи закружились в танце, люди халияра вдохновенно заиграли на хунцинарах и инцинарах, застучали в арками и галгатури. Появились колесницы вельмож. Вся праздничная процессия тронулась в путь под звуки музыки, пение жриц и приветствия толпы. Так начинался тридцати восьмидневный праздник. За эти дни лабарне предстояло объехать множество священных мест и поклониться всем Богам Хатти.

Из Хаттусы путь лежал в город Катану, затем в город Тахурна. В Катане праздничная процессия задержалась не надолго. Лабарна и таваннанна совершили жертвоприношения местным Богам, и все снова тронулись в путь. Когда солнце клонилось к земле, перед процессией показались стены Тахурны. Жители встречали правителей с цветами и музыкой. В Верхнем городе, в халентуве телепурия уже приготовили просторный зал, окуренный туххесарой. Все готово для праздничного Большого Собрания.

Правящая чета посетила храм Богини Сауски. В целле, украшенной цветами антахшум, они приклонили колени перед золотой женщиной — Богиней Сауской. Жрицы одели статую богини в ярко-красную хасгалу с множеством драгоценных украшений. Жезлоносцы вышли на улицу и громко объявили:

— Лабарна и таваннанна совершают молитву!

Музыканты тут же смолкли. Сановники и простой народ попадали на колени, лишь телохранители остались стоять, словно каменные столбы. Жрецы поднесли правителям священные сосуды с красным вином. Фазарука и Иссихасса воскликнули:

— Лабарна и Таваннанна пьют кровь из тела Сауски!

Когда правящая чета вышла из храма, лабарна воскликнул:

— Обедать!

До этого времени никто из горожан, с самого утра не смел есть.

Вся пышная процессия двинулась в халентуву. Телохранитель Цула, жезлоносцы Фазарука и Иссихасса шли впереди. За спиной лабарны шагал Хемиша с несколькими горскими вождями, готовыми в любой момент выхватить оружие и броситься на защиту правителя. Вновь заиграла музыка. Жрецы, облаченные в желтые одежды, принялись танцевать с двух сторон от процессии. Правящую чету провели в зал и усадили на высокие золоченые стулья. Мешеди внесли большую золотую чашу и золотой кувшин с водой. От воды исходил аромат свежих роз. Правители омыли руки, после чего Цула подал им тонкое полотенце с вышитыми магическими символами. Мешеди покрыли колени лабарны и таваннанны тканью. Согласно церемонии, Иссихасса и Фазарука вышли из рядов вельмож и подняли вверх свои золотые жезлы: у Иссихассы с крылатым солнцем, у Фазаруки с головой быка. За ними следом вышли стольники и повара. Все прошли к столу. Иссихасса медленно прошествовал вдоль строя сановников. Он указывал жезлом на сыновей лабарны. Затем провел их к столу и усадил на положенные места. Фазарука, тем временем, привел с улицы лысого кантикини в грязной рваной одежде. Сквозь лохмотья проглядывало дряхлое немытое тело все в рубцах и кровоподтеках. В руках жрец нес плеть варасаму, всю коричневую от пропитавшей ее крови. Этот жалкий старец являлся Чистым жрецом и господином Хатти. В угоду Богам, он ежедневно бичевал сам себя. За Чистым жрецом шел старший кантикини — великий прорицатель Кира. Следом, грациозной божественной походкой плыла высокая стройная женщина в красной жреческой хасгале. Ее наряд по красоте и богатству не уступал убранству таваннанны. Смуглое узкое лицо, надменное и холодное, светилось необычной красотой. Жрицу называли Сестрой Богов, Божественной матерью Халки. Сановники почтенно склонили головы перед служителями культа. Они выше всех и ближе всех к Богам, исключая, конечно, лабарну и таваннанну. Фазарука усадил их по местам, согласно обряду.

Иссихасса торжественно обратился к Суппилулиуме:

— Солнце наше! Жрецы матери Сауски принесли ее инструменты.

— Пусть они несут их сюда,— приказал Суппилулиума.

В зал привели музыкантов и певцов в желтых и красных накидках. Хунцинары и инициннары божественной матери Сауски нежно зазвучали в умелых руках. Певцы высокими голосами затянули гимн всем Богам Хатти. Повара внесли серебряные блюда с яствами. Угощение носили строго по рангу: хорошее мясо — высоким сановникам, похуже — более низким. На столе появилось вино, затем фрукты, мед. Жезлоносцы подходили к чиновникам. Касались их жезлами и проводили к столу. Стольники рассаживали их по местам.

— Несите божественный напиток маранува,— приказал Суппилулиума.

Чашники разлили в золотые кубки гостям мутно-желтый нектар. Старший стольник объявил:

— Несут жертвенного быка!

Сановники встали и склонили головы, приложив правую руку к сердцу. Мешеди опустились на колени. Гимн Богам зазвучал еще громче. Стольники торжественно внесли в зал огромный серебряный поднос с ручками. На подносе покоилась туша годовалого бычка, специальным образом приготовленная в огромной каменной печи. Кушанье накрывала золоченая ткань. В воздухе сразу же аппетитно запахло жареным мясом и специями. По краям лежали цветы анахшума. Бычка поднесли к лабарне. Суппилулиума сорвал покрывало. Стольники разделали бычка на части острыми ножами и, по указанию лабарны, разносили мясо гостям. Началась торжественная трапеза.

После того, как все наелись и захмелели, Фазарука поднялся из-за стола и, с легким поклоном спросил у Лабарны:

— Не желает ли Солнце позвать жреца аланцу и жреца кита?

— Пусть идут,— ответил Суппилулиума.

Фазарука привел двух жрецов, одетых в белые андули и красные островерхие шапочки.

— Солнцеликий и звездоподобная, что вы желаете услышать? — вопрошали жрецы, низко кланяясь.

— Мы хотим послушать сказ о том, как наш всемогущий и непобедимый Бог Грозы сумел наказать злого змея Иллуянку.

Жрецы еще раз низко склонили головы. Им поднесли по чаше сладкого вина. После жрец аланцу начал свой рассказ. Его голос звучал четко и красиво под сводами зала. Он, то поднимался до крика, то опускался до еле слышного шепота, то звучал нудно и протяжно, то резко и отрывисто, иногда переходил в песню, иногда в рев дикого зверя. Все заворожено слушали рассказчика, не смея оторвать от него взгляда. Магическая сила голоса и жестов аланцу завладевала душами. А жрец кружился на месте, резко останавливался и стоял неподвижно, змеей стелился по земле, прыгал, высоко поднимая колени, скакал на одной ноге, падал на колени, извивался и корчился, как в предсмертных судорогах.

Жрец кита во время рассказа произносил жуткие заклинания или выкрикивал срывающимся голосом непонятные слова на древнейшем хеттском языке, воздевая кверху руки с крючковатыми пальцами. От его магических непонятных слов страх проникал в души и холодок пробегал по телу, заставляя волосы подниматься дыбом.

Повествование шло о том, как злой и коварный змей Иллуянка хитростью одолел великого Бога Грозы. Он, беспощадный и злой, вырвал у Бога Грозы из груди сердце, а из головы вынул глаза и забрал их себе. Сам же смеялся над побежденным. Долго горевал Бог Грозы. Он воззвал ко всем Богам, прося о помощи. Богиня Инар сжалилась над ним и подсказала, как одолеть змея. От Бога Грозы родился сын у дочери бедного человека. Когда сын подрос, то стал самым красивым во всей вселенной. Даже бессмертные Богини заглядывались на него. Он посватался к дочери змея. Иллуянка не узрел хитрости и выдал свою дочь за сына Бога Грозы. И когда юноша оказался в доме змея, то упросил жену отдать ему сердце и глаза Бога Грозы. Жена не смогла отказать мужу и выкрала у отца каменный сосуд. Когда Бог Грозы приобрел прежний вид, то пошел к морю и вызвал змея на честный поединок. Молнии летели направо и налево. Земля сотрясалась и лопалась, извергая из недр своих жаркое пламя. На этот раз злой змей Иллуянка был повержен. Бог Грозы разорил его дом. Но сын Бога Грозы не в силах был вынести смертельный грех, который он совершил: юноша нарушил закон гостеприимства, он погубил своего тестя и свою жену. Тогда он воскликнул: «Отец, убей и меня!» Бог Грозы поразил своего сына.

Жрецы закончили рассказ и низко полонились.

Лабарна отпустил жрецов и произнес:

— Пусть подметальщики подметают зал. Но Боги ждут жертвоприношений.

И весь панкус шествовал в храм Бога Грозы для совершения жертвоприношений. После Лабарна вскрыл сосуд Бога Грозы вакшур с зерном. Жрецы раздали по горсточкам освещенное зерно плугарям. Те перемешивали его со своим зерном и шли на поле сеять.

Так прошел первый день.

С рассветом второго дня праздничная процессия двинулась обратно в Хаттусу. По пути они заехали в город Типпуву, где лабарна совершил службу перед каменными стелами хуваси. Сюда же спешили мешеди с сыновьями дворца. У нижней каменной стелы уже стоял расшитый шатер. Суппилулиума сошел с колесницы и молился, устремив свой взор в сторону Хаттусы. После молитвы правитель вошел в шатер и омыл руки. Выйдя из шатра с кувшином вина, он трижды совершил возлияние перед стелой. Затем лабарна сел в колесницу и начал подъем на гору к верхней стеле. Кони тянули повозку, а следом бежали мешеди, состязаясь в быстроте. Наконец, когда колесница подъехала к верхнему камню хуваси, самый быстрый из мешедей схватил коня под уздцы. Суппилулиума сошел с колесницы и жертвовал перед стелой хлеб.

После Типпувы путь лежал в Хаттусу, где на заходе солнца совершили жертвоприношения Богу Солнца.

По восьмой день обряды проходили в Хаттусе для разных Богов. Весь город наполнялся праздничными шествиями. В храмах круглые сутки шла служба, и совершались жертвоприношения.

А в это время из одного города в другой три дня жрецы несли руно Курса из храма города Арины. Это чистое руно являлось символом защиты Хатти и связано с силами Богов: Инары, Цынтхарии, Капарияму, Хатенцувы, Цанатескувы, Кастамы, Татасумы, Еухуппи, Дурмитты.

Торжественное шествие с религиозными песнопениями продвигалось к городу Таваеия, оттуда в город Хиясну и, проведя ночь в Хиясне, процессия шла к Хаттусе. Старшие жрецы шли впереди в желтых накидках и в желтых шапках. В руках они держали калмусы из кедрового дерева. За ними младшие жрецы бережно несли черное священное руно на носилках. Во всех селениях и городах, встречавшихся на их пути, люди падали ниц перед символом защиты Хатти. Им под ноги бросали цветы, жертвовали вино и еду.

Когда руно принесли в Хаттусу, то в течение трех дней совершали обряд в честь Бога Зерна. Ему в жертву пригнали черного ягненка из города Касаци. А в халентуве проходило Большое Собрание. На торжестве жрецы абубида открыли священный сосуд Бога Грозы из города Цапланды и раздали золотистое зерно плугарям. С этого дня по всей Хатти начинался сев. Чтобы зерно не пропало, и урожай вырос богатым, чтобы голод не нагрянул в города и селения Хатти, жрецы абубиди умилостивили души мертвых. В дом костей, в хесту, они пригнали для жертвоприношения восемь бычков и десять чистых овец. Сюда же плугари принесли по горсти земли со своих полей.

На восьмой день лабарна и таваннанна поехали в Метеллу и здесь устроили торжественный обед. Затем таваннанна вернулась обратно в столицу, а лабарна отправился в город Арину. В Хаттусе, в храме Сауски правительница, только с девушками, совершала службу перед грозной крылатой богиней, стоящей на огромном льве — покровительница материнства. Девушки — будущие матери — приносили в жертву цветы анахшум.

Лабарна в это время жертвовал анхашум в Арине Богине Солнца Вурусему, ее дочерям: Меццеле и Хуле, а так же внучке Цинтухе. Этот обряд он проводил вдвоем с Сестрой Богов. Правитель поздно ночью возвратился в Хаттусу. На утро весь панкус ехал в хесту совершать жертвоприношения и поклониться духам умерших правителей великой Хатти.

На расстоянии одной даны от столицы распологалось это святилище. Лабарна и таваннанна подъехали на повозке к высоким скалам. Дух захватывало, глядя на каменных великанов, охранявших покой усопших правителей. Естественный уступ скалы образовал крытую нишу. В нише на стенах искусными мастерами или самими духами (этого никто не знал) вырублены в камне две величественные процессии Богов и Богинь Хатти. Никто без страха и трепета не смел войти в это священное место. Внизу, в глубоких пещерах, ходы которых известны только жрецам хесты, покоились в золотых кувшинах кости всех великих правителей Хатти. Здесь не просто храм — это ворота, через которые лабарна проходит после смерти в сонм Богов.

Лабарна и таваннанна вместе со жрецами хесты оставили на истаннане глиняные таблички с просьбами к духам, а так же жертвовали хлеб и напиток валхи. Они ублажали Богиню подземного мира Лелвани, Бога Дня, Богиню Солнца, Богиню Меццулу и Бога Цанад. Таваннанна поднесла головные уборы и красивую одежду, сотканную и расшитую дочерьми дворца.

Так длился праздник все тридцать восемь дней с его множеством обязательных обрядов, пока все Боги не остались довольны. Лабарна и таваннанна еще много раз совершали службу в храмах Хаттусы, а так же в священной самшитовой роще для Бога Грозы Хатти, в лесу возле города Тауниса для божества священного источника, совершали паломничество к горе Пискурунуве, где приносили жертвы перед священным оленем, затем справляли праздник антахшума в городе Цапланде. Оттуда ехали в город Анкуиуни, где поклонялись Богине Каттахе. И, наконец, завершили труды веселым праздником дождя Цунни, который полил теплыми струйками ровно на тридцать восьмой день.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.