ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Под знамением Бога Грозы

Книга вторая

Часть первая

3

Великий правитель сказал Хаспаяр: Ты же обо мне не забудь. Да не скажут о тебе правитель и сыновья дворца: «Смотрите! Она все время спрашивает жриц». Правитель пусть о тебе не говорит: «Спрашивает она жриц, я о том не знаю». Ты обо мне потом не забудь! Спрашивай меня, и я тебе поведаю слова свои. Обоими вельможам: — Пройдемте в сад. Аллунита нам расскажет о сражении между Тушраттой и Суппилулиумой.

Правитель, а за ним сановники спустились в огромный зеленый сад. Под развесистыми пальмами их ждал накрытый стол. Рабы разлили по чашам охлажденное пальмовое вино.

— Мы слушаем тебя,— напомнил правитель.

— Сражение проходило кровавое и жестокое,— начал Аллунита.— Самого боя я не видел, так, как скрывался от дозорных Тушратты, но слышал звон мечей и крики атакующих. Проезжая на следующий день место схватки, я поразился множеством убитых и числом изломанных колесниц. Это ужасающее зрелище.

— Конечно. Где ты еще такое мог видеть,— усмехнулся Ашшурбалит.— Твои подвиги в Сухи над вавилонянами и над каситами не приносили стольких жертв. Однако, почему ты не напал на Тушратту? Неужели его армия намного превосходила хеттскую.

— Я был верен твоему наказу и выжидал момент, когда какая-нибудь из сторон ослабнет. У Тушратты войск оказалось намного больше, чем у хеттов. Но Суппилулиума действовал хитро и дерзко. Ему удалось уничтожить все колесницы Тушратты. А дерзкие атаки всадников оставили митннийцев без легкой пехоты.

— Да, я читал твои донесения,— кивнул головой правитель.— Но как ты оцениваешь силы Тушратты?

— Митаннийская армия уже не та, что была при Сауссадаттаре.

— Почему же Тушратта одержал верх?

— Все шло, как ты задумал, и я бы помог хеттам разгромить митаннийскую армию, а затем занять Вашшукканни. Но дело испортили посланцы Эхн-Атона: жрец Эйя и номарх Кадеша Сети. Они прибыли с войсками и скрытно маневрировали возле поля боя. Как только стало понятно, что ни одна из сторон не может одержать верх, египтяне тут же обрушились на Суппилулиуму.

— Жаль, что так вышло,— огорчился Ашшурбалит.— Я бы предпочел видеть Тушратту поверженным.

— Прости меня недостойного, мудрейший,— с упреком заметил туртан,— но в том есть и твоя вина. Не надо было давать Тушратте наших копьеносцев.

— Мне нужно было как-то отделаться от него,— оправдывался властитель.— Я обязан посылать ему солдат. Но я дал ему войско набранное из хупшу.— Правитель вновь повернулся к Аллуните.— Но как же там Тушратта? Поведай нам о его планах.

— Правитель Митанни зол на тебя. Он насторожился, словно пес, почуяв опасность,— ответил Аллунита.— Ты слишком рано выгнал его соглядатаев из Ашшура. Скорей всего, он догадывается о твоих замыслах, или кто-нибудь ему нашептал про это. Он давно собирался направить сюда своих копьеносцев, да хетты не дают ему покоя. Ему часто снится кошмар, что он бежит от колесницы Суппилулиумы и никак не может спрятаться. Я сам слышал, как он кричит во сне. Тушратта решил собрать огромную армию и навсегда покончить с Хатти. Его военачальники формируют войско из кочевников и, даже, из крепких рабов. Ловят нищих бродяг и ставят их под копье. Но если собрать много винограда, это еще не значит, что вино получится хорошее. Армия Митанни походит на стадо баранов.

— Он просто выжил из ума! — воскликнул Ашшурбалит.— Кормить бродяг только за то, что они носят копья — непозволительная роскошь. А при первой же битве они разбегутся или наделают паники.

— Это так, мой господин.— Подтвердил туртан.

— Но как же тебе удалось вырваться из его лап?

— Он послал меня с поручением. Если я его выполню, тогда обещал щедрую награду.

— Интересно, какую же?

— Обещал отдать под мое командование три тысячи копьеносцев.

— О-го-го,— покачал головой Ашшурбалит.— высоко он тебя ценит.— Глаза его похолодели.— И ты принял предложение?

— На словах да,— честно признался Аллунита, но тут же горячо воскликнул: — Великий Ашшур свидетель! Пусть лучше я буду жалким рабом на твоих полях, чем вельможей в Вашшукканни.

— Я верю тебе,— улыбнулся сквозь бороду Ашшурбалит.— Но что за поручение он тебе дал?

— Он требует прислать к нему в Вашшукканни все пять тысяч «Бессмертных». Меня он обязал передать тебе его послание и возвратиться с «Бессмертными».

С этими словами Аллунита протянул правителю глиняную табличку. Ашшурбалит пробежался глазами по клинописи, затем гневно швырнул ее на стол и воскликнул:

— О Боги! Неужели этот дурак еще надеется, что я ему отдам своих лучших воинов! Он хочет отнять у меня руку с мечом, чтобы потом обезглавить. Хватит! Он больше не получит от меня ни сикели меди. Мы долго платили дань митаннийским правителям. Теперь приходит время Ассирии показать свою силу. Пусть Ашшур натягивает лук. Я припомню Вашшуканни поход Сауссадаттара.— В довершении своих слов правитель стукнул крепким кулаком по глиняной табличке. Табличка треснула на несколько черепков.— Чем он мне грозит, в случае невыполнения его воли. Неужели решит возглавить поход на Ашшур? Мы б его хорошо встретили.

— Он грозит отдать Ассирию на разграбление хурритам.

Ашшурбалит вопросительно посмотрел на наместника страны:

— Что у нас с хурритами?

— Многих вождей мы подкупили,— ответил тот,— Но хурриты — народ ненадежный. Для них договор — пустой звук.

— Если даже хурриты решат вторгнуться в наши земли, до Ашшура им живыми не дойти,— вмешался туртан.

— Еще что расскажешь,— продолжал расспрашивать Ашшурбалит Аллуниту.

— Еще Тушратта взбесился, узнав о твоем союзе с Эхн-Атоном.

— Это был мой смелый мудрый шаг,— похвалил себя Ашшурбалит, и чиновники одобрительно закивали.— Я послал Эхн-Атону своих отборных воинов, много лазурита, конные упряжи и колесницы. Фараон с удовольствием принял мои дары и заключил союз. А как был взбешен Баранубиаш в своем Вавилоне. Он посылал в Та-Кемет гневные письма, даже не подозревая, что его писцы давно куплены мной. Слушай, что он пишет.— Ашшурбалит пальцем поманил одного из писцов. Тот приблизился к правителю со шкатулкой из черного дерева, украшенной лазуритом. В шкатулке лежал папирус. Ашшурбалит развернул свиток, Поискал глазами нужное место и, улыбнувшись, прочитал: «Зачем они приехали в твою страну. Если ты расположен ко мне, не вступай с ними в сношения. Пусть они уходят, ничего не добившись». И далее он перечисляет свои жалкие подарки. Еще один глупец, решивший меня обставить.— Ашшурбалит небрежно швырнул свиток обратно в шкатулку, гневно сдвинул брови и грозно произнес: — Я решил твердо: хватит Ассирии быть подвластной. Скоро Митанни и Вавилон станут нашими провинциями.

— Славься! Славься великий! — воскликнули вельможи.

После трапезы, сановники раскланялись и удалились заниматься делами. Алунита, оставшись наедине с правителем, робко опустил глаза и произнес:

— Прости меня, недостойного. Я бы хотел тебя, наше сияние, кое о чем попросить.

— Проси. Тебе трудно в чем-либо отказать. Я вижу печаль в твоем взоре. Уж не приглянулась ли какая-нибудь митаннийская девушка. Забудь ее. Лучше наших красавиц нигде не найти.

— Ну что ты, солнцеликий, как я, воин Ассирии могу думать о чужеземных девушках.

— Тебе, просто, надо отдохнуть. Развейся, поохоться. Или ты желаешь награды? Проси!

— Благодарю тебя, добрейший и мудрейший. Но я хорошо отдохнул при дворе Тушратты. А награды я не заслужил, ведь ничего не сделал героического.

— Тогда поведай, О чем печаль твоя. Раскрой сердце свое. Тебя слышат только я и Ашшур.

— Я благодарен моей родной Ассирии, которая вскормила меня. Вырастила из меня смелого и сильного воина. Я безумно люблю ее густые леса, синие горы и быстрые реки. Нет земли лучше. Но все же она мне мачеха.

— Вот ты о чем! — Брови правителя поползли сердито вниз. В голосе послышались совсем другие металлические нотки.— Я чувствовал. Я не хотел посылать тебя в Митанни. Знал, что встреча с хеттами на тебя плохо повлияет. Мне доложили, как ты скупал хеттских пленников и отправлял их обратно в Хатти. Это, конечно, благородный жест. Ашшур и Иштар благоволят к тем, кто помогает несчастным. Но всему знай меру. Потом, откуда ты знаешь про свои племена? Может быть, их давно истребили. Время, какое неспокойное.

— Я видел их. Слышал их боевой клич. Они мчались от меня в двух полетах стрелы на крутобоких конях, сильные и отважные.

Ашшурбалит не на шутку рассердился. Глаза его метали молнии.

— Аллунита, я разрешил тебе носить хеттское имя. Я не заставляю тебя снимать этот старый дешевый пояс с медными бляхами. Я тебе многое разрешаю. Но я не позволю тебе уйти в Хатти.— Ашшурбалит понизил голос.— Да, ты много сделал для меня и для Ассирии. Ты отвоевал у Вавилона Сухи со всеми крепостями. На тебя я могу возложить самые опасные и трудные поручения, но я не могу с тобой расстаться. Ассирия наливается силой, приобретает утерянное могущество, начинает вновь становиться на ноги. Долг каждого — отдать все силы и всю кровь во имя страны. Скоро мы станем величайшей державой, и нам не будет равных. А ты собираешься бросить все и уехать в неизвестность. Кто тебя там ждет? Пусть Ассирия для тебя мачеха, но разве не добрая? Ты имеешь все: земли, дома, рабов, ты можешь в любое время появиться перед правителем. Все это ты теперь хочешь променять. На что? Роскошные дома на убогую лачугу где-то в холодных горах. Тонкие льняные одежды на грубые из вонючей шерсти. Веселые пиры на изнурительную работу пастуха или плугаря. Я этого не допущу! Ты опозоришь своего покойного отца. Да и всю Ассирию. Тебе никто не смеет напоминать, что ты приемный сын старшего охотника.

— Об этом болтают все тамкары на базарах,— с горечью возразил Алунита.

— Плюнь на них! Они сегодня скажут — завтра забудут. Человек служит Богам, а его язык — злым духам. Неужели те северные горы лучше наших?

— Я сам не знаю, великий. Но меня что-то мучает и тянет туда.

— Это просто плоть твоя истомилась от одинокой жизни и долгих походов,— пробовал успокоить его Ашшурбалит.— Тебе надо жениться на какой-нибудь красивой девушке из знатного рода. Немного семейного счастья и домашнего уюта приведут тебя в порядок. И вот еще, наш главнокомандующий стар, хотя хочет казаться крепким. Но годы отнимают у него силу. Он скоро уйдет на покой. Я думаю тебя поставить на место туртана. Под твоим командованием будут «Бессмертные». Представляешь, какая силища!

— Великий, я не знаю, как благодарить тебя за щедрость,— Алунита вздохнул,— но не надо мне этого. В твоем войске есть воины более достойные.

— Надо! — почти крикнул Ашшурбалит и часто задышал.— Никуда ты не уйдешь из Ассирии. Будешь делать, то, что я повелю. Прикажу быть туртаном — будешь. Другой бы ползал в ногах, вымаливая эту должность. Ты мне нужен, чтобы завоевать Вавилон и Митанни. Ты должен мне помочь вернуть Золотые Ворота Ашшура, увезенные в Вашшукканни Сауссадаттаром. Как только их повесят на место, так кончатся бедствия Ассирии. Ты разобьешь хурритов, а если понадобится, то и Суппилулиуму. Не опускай глаза! Сколько у тебя телохранителей? Четыре. Я дам тебе еще десять из своих, самых сильных. Они тебя сохранят от меча и от стрелы, но если вздумаешь бежать,— глаза Ашшурбалита коварно сузились в змеиные щелки,— они же тебя и прикончат.

Аллунита вскинул взор.

— Ты мне уж не доверяешь, ишшакум?

Ашшурбалит изменился в лице. На смену злости пришла растерянность. Сам даже не заметил, как далеко зашел в гневе. Он попытался исправить оплошность:

— Прости. Я бываю груб с тобой. Я со всеми бываю груб. Народ почему-то думает, что ты у меня в опале.

Ашшурбалит потупил взор, о чем-то размышляя. Глухим голосом он продолжил:

— Твой отец был мне верным слугой. Нет, больше — он был мне другом. Настоящим другом. Мы с ним охотились на львов в одной колеснице. Во время сражений он прикрывал меня щитом. Жаль мне его. Бог Ашшур отнял у меня преданного товарища.— Правитель горестно вздохнул, затем решительно вскинул голову.— Хорошо! Слушай. Как только ты поможешь мне расквитаться с Митанни и заполучить обратно Ворота Ашшура, я отпущу тебя в Хатти.

Алунита не верил собственным ушам.

— Я сделаю невозможное для тебя, великий!

— Погоди же. После войны всегда наступает затишье. Я намерен в это время отправить торговцев в Каниш к Суппилулиуме. Раньше в Канише существовало большое поселение ассирийских тамкар. Надо восстановить торговлю. Тебя я назначу старшим. Ты сможешь еще больше разбогатеть, заодно поищешь свою родню.— Ашшурбалит остановился, чтобы перевести дух, но, увидев, что Алунита готов рассыпаться в благодарностях, опередил его.— Но учти! Ты останешься ассирийским воином и моим верным подданным. Если я позову, ты должен немедленно лететь на крыльях орла в Ашшур.

— О благодетель! Я не знаю доли лучшей! — Выпалил Аллунита.

— До чего ты глуп,— пробормотал Ашшурбалит.— Не для торговли я тебя пошлю, для наблюдения. И еще одно условие: ты должен перед этим жениться и родить мне настоящих воинов, которые продолжили бы твой род. Как не тяжело это для тебя — сменишь имя. Оно мне не нравится. Не спорь!

Аллунита опустил глаза и молчал.

— Вот и хорошо! Теперь, иди. Отдохни с дороги. Я не буду тебя беспокоить три дня. А после готовься в поход. Пойдешь через месяц на границу с Хурри. А мне надо подготовить ответ Тушратте.

Алунита с поклоном удалился. К Ашшурбалиту гордой уверенной походкой подошел его сын Эллиянаррарри.

— Великий правитель, ты всегда слишком много времени уделяешь этому хетту. Сановники открыто не смеют выражать свое неудовольствие, но в душе они возмущаются.

— Придержи свой глупый язычок,— оборвал его Ашшурбалит.— Он такой же ассириец, как и ты. Если хочешь стать мудрым правителем, не имей привычку повторять то, что болтают между собой грязные торговцы.

— Хорошо, я буду повторят слова вельмож,— дерзко ответил юноша.— Они говорят, что ты больше всех его любишь.

— Больше всех я люблю тебя, сын мой,— ответил ему на это Ашшурбалит.— Здесь дело не в любви. Никогда не верь чиновникам, у которых в сердце зависть. Их устами говорит алчность, а не разум. Слушай своего отца. В будущем, когда я покину сей мир и окажусь в царстве Ашшура, Аллунита будет твоей надежной опорой. Если все сановники, и вообще весь свет ополчится против тебя, и некому будет встать на твою защиту, Аллунита закроет тебя грудью.

— Если он такой верный и честный, почему же до сих пор командует только тысячей? — недоверчиво спросил Эллиянаррарри.

— Всему есть свое время. Хорошую собаку можно закормить, и она станет ленивой,— поучительно ответил правитель и добавил: — Но я знаю точно, что он никогда не захочет залезть на престол и никому не позволит этого сделать. А все те, кто окружают меня, выходцы из древних родов, с великими предками… — Ашшурбалит вздохнул.— Большинство этих льстивых рож спят и видят себя на троне.

— Отец, ты говоришь страшные слова,— призадумался юноша.

— Привыкай. Хочешь быть у власти — не доверяй никому. Вот подумай: правитель Египта попросил к себе в охрану моих воинов; у правителя Вавилона служат каситы, покой Тушратты охраняют воины Куши. Аллунита чужих кровей. Сановники его недолюбливают, потому что боятся. Когда я его поставлю туртаном, я не буду опасаться за твою жизнь.

— Почему же ты сейчас кричал на него?

— Львенка можно принести домой из леса и вырастить ручным. Но если он хоть раз услышит грозный глас своих сородичей, то его ничем не удержать.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.