ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Под знамением Бога Грозы

Книга вторая

Часть вторая. Месть Богов

4

Эйя неподвижно, словно изваяние, сидел на каменной скамье в прохладном полутемном помещении храма. Его глаза бессмысленно остановились на пламени алтаря, горевшего перед статуей Осириса. Мысленно мудрейший находился высоко над землей.

Тихие шаги хему рисут вывели его из оцепенения. Хему рисут сказал, что его желает видеть жрица богини Исиды, мудрейшая Раннаи. Эйя поднялся, расправил белоснежную одежду с золотыми иероглифами, погладил бритую голову, предал своему лицу выражение радости и задумчивости. Уголки его тонких бесцветных губ растянулись, когда он услышал легкую поступь и, словно дуновение ветерка, шуршание тонкой ткани. Неземной аромат наполнил все вокруг.

В храм вошла высокая статная жрица. Она напоминала величественную богиню. Белая одежда чистой жрицы поднималась от гладких тонких икр, плотно облегая крутые бедра и тонкую талию. На длинной шее, от самого подбородка до высокой упругой груди теснилось множество золотых и серебряных ожерелий, вперемешку с лазуритом. Открытыми оставались чудесные круглые плечи с бронзовой кожей и тонкие изящные руки с золотыми браслетами на запястьях. Правя рука покоилась вдоль тела, левую она прижимал к груди с нежным цветком розового лотоса. Лицо ее сразу притягивало взор редкой красотой: пухлые правильные губы, маленький прямой нос, карие большие немного раскосые глаза, подведенные черной краской, всегда холодные, словно у змеи. Брови выщипаны. Золотой тонкий обруч поддерживал волосы на узком гладком лбу. Локоны тяжелыми волнами спускались на левое плечо и на спину, изящно перевязанные золотой цепочкой с драгоценными камнями.

Раннаи остановилась на некотором расстоянии от Эйи и произнесла низким грудным голосом:

— Приветствую тебя, мудрейший жрец Амона. Пусть Боги даруют тебе неземную силу.

— Да не померкнет красота твоя, чистая жрица Раннаи,— ответил Эйя.— Увидев тебя, я подумал: сама богиня Исида пришла меня навестить.

— Оставим хвалебные речи,— прервала его жрица безразличным тоном.— Поговорим о деле.

— Ты вечно спешишь с делами,— шутливо упрекнул ее Эйя.

— Каста ждет. И мне самой надоело содержать всех этих, вечно ноющих, капризных вдов Эхн-Атона. Ты смог найти подход к Анхесенамут?

— Все не так просто. Бедная девушка так сильно любила своего Тутанхамона, что до сих пор прибывает в печали. По ночам плачет. Все разговоры о втором замужестве не доходят до ее измученного горем разума. Потом, я устал бороться в одиночку. Я должен обхаживать Анхесенамут и противостоять Хеви Меремосу.

— Впервые слышу, как ты жалуешься,— ледяным тоном упрекнула его жрица.— Великий Эйя передо мной, или его подменили?

— Прости. Я, наверное, немного устал,— попытался оправдаться Эйя.

— Тебе нельзя уставать,— не отступала Раннаи.— Мы приложили много усилий, чтобы освободить тебе дорогу. Сколько стоило труда отправить к богам Семенхкару и подстроить падение с колесницы юного Тутанхамона. Наша каста удержала страну от раздоров и кровопролитий. Именно я воспрепятствовала браку между Анхесенамут и сыном Хеви Меремоса, доказав, что последний не происходит из рода правителей. Тебе осталось только уговорить плаксивую девчонку. Но ты медлишь.

— Она правительница.

— А ты верховный жрец.

— Я выглядел глупо, гуляя с ней в саду и катая ее на качелях, сочинял стихи, еще выдумывал всякие глупости, подкупал ее служанок. Почти подвел правительницу к мысли согласиться на брак со мной.

— Что же помешало.

— Хеви Меремос. Он наплел Анхесенамут всякую ерунду, что ее окружают один подлые враги и завистники. По его подсказке она написала послание Супилулиуме с предложением прислать одного из сыновей занять трон фараона.

— Что? — Удивилась Раннаи.— Какая неслыханная дерзость! Хеви Меремос решил возвести нового гиксоса на престол?

— Ты так удивлена, как будто впервые слышишь. А впрочем, Хеви сделал все скрытно и быстро. Его ловкости можно позавидовать.

— Но откуда ты узнал?

— Посла из Хатти узнал Иссихасса. Это – некий Фазарука. Суппилулиума поручает ему очень ответственные дела. Один из моих соглядателей сумел перехватить послание Анхесенамут к лабарне.

— Где оно? — Змеиные глаза жрицы вспыхнули.

— Ну что ты,— разочаровал ее Эйя.— Неужели ты думаешь, я настолько глуп, что решился похитить письмо. Послание благополучно отправилось к Суппилулиуме, и никто не догадался, что тайна мной раскрыта. Кстати, твои жрецы совершили глупейшую ошибку, пытаясь отравить посланника. Чего бы этим добились?

— Его пытался отравить Иссихасса,— ответила Раннаи.— Он подсыпал яд посланнику без нашего ведома, за что был наказан.

— Однако, новоявленный гиксос вскоре прибудет в Уаст. Как только он появится в пределах Та-Кемет, Хеви Меремос будет оберегать его тщательнее собственного сына. Затем посадит на престол. Что нам остается? Поднять народ на восстание? Тогда развалим окончательно государство. Хеви Меремос оттяпает себе всю Верхнюю страну вместе с Куши и золотыми рудниками, а Нижнюю страну завоюют хетты,— выдвинул предположение Эйя.— Можно по-другому: смириться с новым гиксосом на троне. В итоге: он отдаст Верхнюю страну и Куши Меремосу, а сюда приведет войска Суппилулиумы.

— Первым делом — надо убить Меремоса, - каменным голосом заявила жрица, при этом глаза ее походили на две мертвые льдинки.

— Найди хоть одного человека на берегах Хапи, кто отважится на это,— усмехнулся Эйя.— Хеви хитер. Ты думаешь, он не предполагает, что его захотят убить? Меремос всю жизнь был политиком, мудрым политиком, иначе не пережил бы четырех правителей. Заметь, что за все это время, он только поднимался вверх и ни разу не был в опале. Силой его тоже не возьмешь. Кто пойдет против воинов-кушитов?

— Может все-таки попробовать поднять народ?

— Народ,— иронически протянул Эйя.— Предположим, народ поднимется на ваш призыв. Народ чтит Богов и пойдет за вами. Но не забывай, что твой народ еще чтит божественную власть правительницы, причем больше, чем нас с тобой — верховных жрецов. Есть еще рабы и наемники. Они молятся своим богам, но правительница у них одна. Если Анхесенамут призовет народ поддержать Хеви Меремоса? Догадываешься, как с нами поступят?

Раннаи молча согласилась с такими доводами.

— Кстати,— вспомнил Эйя,— твои мудрецы говорили с военачальником Хорембой? Чью сторону он примет?

— Он колеблется.

— Колеблется? У него в руках вся армия. Ну, а казначей Маиа, у которого под контролем все золото правителей?

— Он поддерживает нас, но против правительницы не пойдет.

— Дела еще хуже, чем я предполагал,— нахмурился Эйя.

— И все же, жреческая каста имеет власть. В случае необходимости мы заставим и Хорембу и Маиа служить нам,— упрямо сказала Раннаи.— Анхесенамут и Хеви Меремос останутся без поддержки.

— Только не упустить бы момента,— предупредил ее Эйя. Представь, если Меремос надоумит Анхесенамут попросить помощи у Суппилулиумы. Какими дураками мы все окажемся, когда появятся хеттские колесницы, чтобы защитить законную правительницу от ее же слуг.

— Ты знаешь выход? — спросила его Раннаи, уверенная в том, что Эйя уже подготовил ответ.

— Да! — Эйя подошел к статуи Бога.— Великий Осирис все знает наперед, иначе, как бы он готовил места для душ в загробном мире. Надо убить гиксоса, причем раньше, чем он окажется под защитой кушитов.

— Как это сделать?

— Снарядить человека, чтобы он устроил засаду где-нибудь под Библом. Обставить все надо так, будто разбойники решили ограбить посланников.

— Для этого нужны очень надежные люди — задумалась жрица. Если гиксос будет убит, а тайна раскроется, то Суппилулиума жестоко отомстит.

— Я знаю такого человека,— Эйя загадочно улыбнулся.— Не скажу, что он надежный, но обладает другим качеством: ненавистью ко всем хеттам и особенно к Суппилулиуме. Тем более и его потом не жалко будет убить.

— Кто он?

— Иссихасса.

— Нет! – лицо жрицы вновь сделалось непроницаемым.— Он надежный и верный слуга. Мы его должны использовать для борьбы с Хатти.

— Вот и используйте.

— Но ты сказал, что его, в случае провала, надо будет убить. А мы дорожим верными людьми. Он предан нашей касте. Влияние Хатти все дальше распространяется к Мертвому морю. Та-Кемет вскоре вплотную придется столкнуться с Суппилулиумой, вот тут, Иссихаса окажет нам неоценимую помощь.

— Удивляюсь, куда делась проницательность жрецов? — недоумевал Эйя.— Ты называешь его преданным? — Жрец презрительно скривил губы.— Я напомню тебе его прошлое. Сначала он предал лабарну Арнуванду и перешел на службу к более сильному Суппилулиуме; затем предал Суппилулиуму и, даже, свою родину, и перешел на сторону более могущественной Митанни. Когда Тушратта пал, он и его предал, мало того, убил своего верного слугу за камушки, пусть даже, драгоценные. После всего этого ты считаешь его преданным? Если Хеви одержит верх над нами,— ищи Иссихассу у него. Тот быстро выложит все, что знает о касте. Тогда мы все поплатимся за смерть Семенхкары и Тутонхамона.

— Откуда Иссихассе об этом знать? Тайна известна только верховным жрецам касты. Те люди, которые участвовали в покушениях, уже давно мертвы.

— Хочу заметить: Иссихасса только прикидывается дурачком. На самом деле он хитер и скрытен, умеет подслушивать. Пусть, даже, он ничего не знает, и вы действительно, начнете использовать его против Хатти. Чем он сможет вам помочь? Вдруг в нем, на старость лет, проснется совесть? Тогда, он станет бесполезным и даже опасным. Доверьте ему, лучше, убить гиксоса, а потом прикончите.

— Я передам твои слова великим мудрецам,— пообещала Раннаи.

— И поторопи их с решением, иначе им срочно придется учить хеттский язык.

Жрица Раннаи поклонилась и вышла из храма легкой стремительной походкой, грациозно покачивая бедрами. Эйя провожал ее взглядом полным ненависти.

— Подождите,— пробормотал он себе под нос,— великие мудрецы. Хотите, чтобы я лез из кожи, продираясь к трону, а вы потом этим воспользуетесь. Эйя сделает все, как надо, и его, потом, можно будет вышвырнуть, как сгнившее весло. Не дождетесь. Я с вами рассчитаюсь раньше, чем вы предполагаете расправиться со мной.

 

Ночь выдалась душная. Земля, прогретая за день знойным солнцем, не давала воздуху остыть. Иссихассу мучили кошмары. Он проснулся с тяжелой головной болью и больше не смог сомкнуть глаза. Он лежал на жестком ложе, уставившись в потолок, и вспоминал явившиеся ему кошмары. Ему привиделся Тушратта и Ибисаха. Всю ночь его преследовал Кира. Не к добру такие сны. Что-то должно произойти.

Вдруг на Иссихассу нахлынула волна тоски. Накрыла его всего, сдавило сердце. О Боги, куда его занесло! Он никогда не увидит родных холмов. Больше не напьется чистой воды из источников возле Марассантии, не пройдется по широкой мощеной дороге к центральным воротам Хаттусы. Его внук будет править огромной страной, а он умрет забытый всеми в чужой земле. Его сожгут, как бродягу на общем уктури. Кругом живут люди со своими радостями и печалями, а он смотрит на их жизнь, словно из темного подземелья. Обречен. Обречен на одиночество. Может приползти обратно в Хатти, упасть к ногам Суппилулиумы… Суппилулиума? Ну, нет! Он его проклял, отнял все, даже дочь. Иссихасса отбросил прочь мысли о покаянии перед лабарной. Но как дальше жить на чужбине? Почему ему не дают должность при дворе фараона? Какую-нибудь маленькую, неприметную. Он бы постепенно стал знатным вельможей. Ведь так, как он, никто не умеет льстить и угождать. У него еще остался ларец Тушратты. На эти драгоценности можно купить хороший дом с садом, рабов, колесницу с четверкой быстрых коней. Зачем жрецы его здесь держат? Не дают выходить за ворота Уаста. Не пускают ко двору правителей.

Вдруг Иссихасса ощутил легкое дуновение, словно нежный ветерок пронесся по комнате. Он ощутил носом дурманящий аромат. Иссихасса почувствовал, что кто-то стоит у изголовья его ложи, и холодная дрожь пробежала по телу, заставляя волосы подниматься дыбом. Он моментально, с проворством, не присущим его тучному телу, вскочил на ноги. Во мраке его глаза различили стройный женский силуэт, затем белю одежду жрицы, золотые ожерелья и цветок лотоса в левой руке. В первый момент Иссихасса хотел выхватить кинжал, но тут же опомнился. А вдруг, это сама богиня Исида. Она явилась перед ним, а он стоит таращится на нее, как баран.

Иссихасса упал на колени, стукнулся лбом о холодный каменный пол. Он не смел поднять глаза, и произнес дрожащим голосом:

— О, Исида, великая и милосердная. Неужели ты явилась ко мне, недостойному и жалкому, чтобы спасти, вывести из пустыни заблудшего путника.

— Успокойся,— услышал он властный низкий, но мягкий голос.— Я не великая мать Исида, но ее голос, ее глаза и ее уши.

— Чистая жрица Раннаи,— узнал ее Иссихасса, поднимая голову,— зачем ты пришла ко мне в столь поздний час. Я принял тебя за мать Исиду.

— Считай, что Раннаи говорить от ее имени. Слушай внимательно.— Жрица заговорила тверже.— Ты скоро будешь иметь все: должность при дворе, свой большой дом, много рабов, плодородные земли.

— Неужели! — обрадовался Иссихасса.— Я все дни и ночи только об этом мечтаю.

— Но ты все это должен заслужить. Тебе доверяют ответственное поручение.

— Я согласен на все,— воодушевлено воскликнул Иссихасса.— О Боги, неужели вы вновь обратили на меня свои взоры.

— Это очень важная работа. Если ты ее выполнишь и все сохранишь в тайне, тебя ждет награда. Если оступишься, ты умрешь,— предупредила его жрица.

— Я сделаю все! Все, что угодно!

— Тогда слушай. Ты поедешь в Библ. Тебе дадут несколько надежных воинов. Подготовишь засаду недалеко от города. В твою ловушку должны попасть посланники из Хатти.

— Из Хатти? — лицо Иссихассы перекосилось от злости.— Что мне с ними сделать?

— Убить всех и ограбить, как банда разбойников. Все должно выглядеть правдоподобно.

— Опять убивать,— поникшим голосом взмолился Иссихасса,— сколько уже крови на моих руках. Боги не простят меня.

— В тебе заговорило малодушие. Подави слабость,— упрекнула его Раннаи.— Где былая смелость и хладнокровие?

— Я старею. Душа отяготела от грехов, словно дорожный мешок, набитый камнями,— простонал в ответ Иссихасса.

— Исида простит твои грехи, ведь ты действуешь по ее повелению,— уверенно успокоила его жрица.— Ты поклялся служить нам. Делай то, что тебе приказано, иначе отправишься к священному озеру и будешь принесен в жертву крокодилам.

Иссихасса весь съежился, как только подумал, что будет разорван на куски и съеден отвратительными тварями.

— Я готов,— вздохнул Иссихасса.

— Завтра тебя примет Эйя. Сделаешь все, как он прикажет,— сказала Раннаи.

Иссихасса подался вперед, чтобы поцеловать кончики ее сандалий, но губы уткнулись в пол. Он огляделся вокруг. Жрица пропала, словно дымок от лампадки. Растаяла в воздухе, оставив после себя лишь аромат благовонных масел.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.