ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Под знамением Бога Грозы

Книга вторая

Часть вторая. Месть Богов

12

Гребцы — невольники, напрягая все мышцы, вращали весла. Их худые, опаленные солнцем, спины, лоснились от пота. Плеть надсмотрщика свистела в воздухе и звонко хлопала по телам. Широкий парус разбух от попутного ветра. Корабль с низкими бортами уверенно двигался по ровной глади Хаппи. Таран на носу выдвигался далеко вперед и оканчивался бронзовой головой волка. На носу возвышался небольшой шатер. С десяток копьеносцев стояли в карауле вокруг шатра.

Впереди появился небольшой город. У пристани покачивались два торговых судна и два военных корабля. Кормчий направил корабль к пристани. Рабы привязали причальные канаты к толстым бревнам и поставили сходни. Торговцы хотели ринуться на палубу со своим мелким товаром, но копьеносцы их не пустили.

— Эй, ты! — начальник стражи указал на девушку, у ног которой стояли два плетенных ведра с водой.— Поднимись на борт и напои гребцов.

— Слушаюсь, господин,— ответила Асмуникал. Она взяла ведра и направилась к сходням. За ней последовала Элейя с глиняной кружкой в руках.

Элейя подносила к губам гребцов кружку. Они жадно пили. Начальник охраны неотступно следил за Асмуникал.

— Эй, девчонка! — позвал начальник стражи Элейю.— Напои пленника в шатре.

Элейя послушно наполнила кружку и вошла в шатер. Она увидела юношу, сидевшего на деревянной скамье. Элейя подала ему воду, сама очень тихо шепнула:

— Готовся! Тебя сегодня освободят.

Грустные глаза юноши засветились. Он хотел что-то спросить, но девочка уже выскользнула из шатра.

В это время начальник стражи грубо схватил Асмуникал за руку и прошептал:

— Ты не здешняя?

— Я лувийка,— ответила Асмуникал, изобразив на лице испуг.

— Ты так красива,— страстно задышал он ей  в самое ухо.— Ты свободна?

— Нет, я в неволе.

— Еще лучше. Кто твой господин?

— Почтенный торговец. Он живет в городе.

— Я куплю тебя у него. Ты будешь жить в хорошем доме. Не будешь работать. Хочешь такого счастья?

— Да, господин. Но тот, кому я принадлежу, вряд ли захочет продать меня.

— Ерунда! Я богат. Нет во всем Та-Кемет раба, которого бы я не смог купить. Пусть вечером приходит с тобой и назначает любую цену. Если он этого не сделает, то потом сильно пожалеет.

— Я передам твой приказ,— поклонилась Асмуникал.

Они с Элейей спустились обратно на пристань. Начальник охраны провожал их хищным взглядом.

Вечером четверо чернокожих рабов подошли к кораблю, плавно покачивая носилки. В носилках сидел Тоа, переодетый в длинную одежду ассирийских тамкар. Рядом с ним сидела женщина. Накидка скрывала ее лицо. Рабы поставили носилки на землю. Тоа поднялся и поклонился Начальнику охраны.

— Твое лицо мне знакомо. Где я мог тебя видеть? — Повелительным тоном спросил стражник.

— Я бываю во многих городах,— скромно ответил Тоа.

— А впрочем, вы — торговцы, все на одно лицо. Ты привел девушку?

— Да. Вот она,— он показал на носилки.

— Что-то она крупноватая,— усомнился старший охранник. Днем, мне показалось, была стройнее. Ты мне, хоть, ту привел? — крикнул он.

— Откинь накидку и убедись.

Начальник стражи спустился с корабля, подошел к невольнице и откинул накидку. Перед собой он увидел черную губастую рожу Хуто. Одной рукой кушит схватил его за горло, другой подставил огромный кривой нож к животу охранника.

— Одно неверное движение — и он тебя зарежет,— предупредил Тоа.

Начальник охраны вытаращил глаза, хотел что-то произнести, но пальцы Хуто еще сильнее сжали горло, а острие ножа проткнуло кожу на животе.

Начальник охраны, за ним рабыня, торговец и четверо рабов поднялись на корабль. С другого борта к ним причалило военное судно, с которого посыпались вооруженные кушиты. Первыми на борту захваченного корабля оказались Улия и Танри. Двое охранников, которым, в случае нападения, предназначалось убить Муватили, кинулись к шатру, но их сразу же закололи. Всю остальную охрану разоружили или скинули за борт.

— Не верю своим глазами,— закричал Муватили, обнимая Улию и Танри.— как вам удалось?

— Мы пришли выручить тебя из плена,— сказал Улия.— Нам помог Тоа, сын Хеви Меремоса.

Тоа нигде не было. Он стоял на берегу и разговаривал с Асмуникал.

— Вот и все. Все колышки вбиты в землю,— не то радостно, не то грустно произнес он.

— Куда же ты теперь направишь свои стопы? — участливо спросила Асмуникал.— В Та-Кемет тебе находиться опасно. Фараон Эйя обрушит весь гнев на твою голову. Даже Хеви Меремос и Анхесенамут не смогут тебя защитить.

— Я не останусь здесь. Направлюсь в Куши. Прекрасная страна со знойными пустынями и густыми лесами. Там я родился и возмужал. Пока остановлюсь в Фарасе. Буду следить за окончанием строительства храма. Его начал строить еще мой дед. Посвящу свою жизнь Богам.

— Станешь чистым жрецом? — удивилась Асмуникал.— Но ты полон сил. У тебя есть все. Неужели, ты решил отказаться от земной жизни? Не заведешь жену, детей, из которых вырастут смелые воины или мудрые писцы.

Тоа покраснел.

— Это невозможно,— вздохнул он.— Никакая женщина не привлекает мой взор.

— Но почему же?

— Я любил двух женщин больше жизни. Одна из них недосягаема. Зовут ее Анхесенамут. Я давно ее любил. Когда умер мой друг и господин Тутанхамон,— конечно, грех так думать,— но отец хотел сделать меня мужем Анхесенамут и фараоном. Я был на верху счастья. Но не от того, что займу божественное место и буду близок к Богам, а от того, что стану близок к ней. Но мое счастье разбилось вдребезги вместе с сердцем. Ненавистный Эйя влез, как змея, на трон, убив все мои надежды.

— А вторая твоя любовь так же недоступна?

— Ее я спас из зубов крокодила. Когда я впервые взглянул в ее лицо, то мое сердце вновь собралось из осколков и забилось новой жизнью. Но она обрела утерянного супруга, и в ее жизни нет для меня места.

— На то воля Богов,— утешила его Асмуникал, закрывая лицо головной накидкой.

 

Весла ударили по воде. Корабль потихоньку отошел от пристани. Кормчий правил на середину реки. Смотрители за парусом расправляли снасти. Как вдруг появился огромный боевой корабль с высокими бортами, с высокой мачтой. Огромный парус наполненный ветром быстро нес его по воде. На корме и на носу возвышались закрытые площадки для лучников. Длинный крепкий таран на носу заканчивался бронзовой головой шакала. Громадина шла на перерез и вскоре поравнялась.

— Остановитесь! — крикнули с боевого корабля.

Весла легли на борт. По ним ловко перебрался коренастый воин и спрыгнул на палубу. За ним следом перебежали еще несколько.

Кушиты схватились за копья, но увидев человека с широким медным обручем на голове и колючими глазами тут же попадли на колени. Танри, Цула и Муватили обнажили мечи, Тоа схватил копье.

Коренастый воин заложил руки за спину и без тени страха смерил всех внимательным пронзительным взглядом.

— Я вижу перед собой главаря повстанцев и Старшего кантикини,— сказал он уверенным голосом, привыкшим строить армии и бросать в атаки.— Тоа, сын Хеви Меремоса. Наслышан о твоих дерзких поступках. Этого юношу я не знаю,— бросил он, взглянув на Улию. Затем перешел к Муватили.— А ты — сын лабарны?

— Кто ты, и как смеешь останавливать корабль, на котором находится посольство Великой Хатти? — выступил вперед Муватили.

— Прошу простить меня, сын великого лабарны, что посмел нарушить твой покой. Я слуга того, кто угоден Амону, непобедимый Хоремхеб, военачальник всей армии Амона и командующий всем флотом Амона. Я не силен в дипломатической этике и не умею говорить приветственные льстивые речи.

— Что же тебе нужно? Взять нас под стражу? Живыми мы не сдадимся,— предупредил его Танри.

— Я явился к вам, передать послание великому лабарне Суппилулиуме. Тот, кто угоден Амону, просит прощения у лабарны, за нанесенные оскорбления. Мудрейший Эйя не знал о заговоре против посольства,— дипломатично соврал Хоремхеб.— Он посылает множество подарков лабарне,— в это время с военного корабля по перекидным сходням уже волокли тяжелые сундуки.— Но самое главное, вот эти золотые таблички с договором о мире и разделе границ.

— Я передам их Солнцу,— ответил вежливо Муватили, вкладывая меч в ножны.

— А тебя,— он ткнул пальцем в грудь Тоа,— я хочу видеть среди своих военачальников. Отвози послов и возвращайся. Я буду ждать тебя.

— Но, неустрашимый Хоремхеб,— возразил Тоа,— тот, кто угоден Амону, сильно зол на меня. Он не просит моих дерзостей.

— Если ты мне нужен — простит,— категорично заявил Хоремхеб.— Ты сильный, дерзкий и умеешь мыслить. Мне нужны такие люди. Пожалуй, я отдам под твое начальство один из корпусов Птаха.

— Неустрашимый, я слишком молод для такой должности.

— Это не должность — это ответственность,— ответил Хоремхеб. Затем обратился ко всем.— Пусть ваш путь охраняет Амон.— Поклонился и ловко перебрался обратно на свою громадину.

 

Египетский корабль благополучно добрался до Милаватны. Местные торговцы наблюдали, как на берег сошли трое мужчин, девушка и маленькая девочка. Несколько больших дорогих сундуков сгрузили на пристань. Корабль отчалил обратно.

Когда небольшой караван подъехал к Хаттусе, в городе во всю отмечали праздник Килам. Караван проследовал через Львиные ворота к халентуве. Внутри все было украшено цветами.

— Узнаю вкус распрекрасной таваннанны,— воскликнул Муватили, поправляя гирлянду из роз.— Ее любимые цветы.

В халентуве стояла тишина. Но за ее стенами шумел праздник. Улия поймал какого-то мешедя и приказал принести вина и закуску. Тот нехотя согласился. Элейя, раскрыв рот, глазела на все великолепное убранства дворца, боясь сделать лишний шаг.

— Разве здесь живут люди? — удивилась она.— Тут так красиво.

— Привыкнешь,— уверил ее Муватили.— Теперь это, и твой дом.

Танри куда-то пропал, но вскоре вернулся со стопкой глиняных табличек.

— Вы мне не поверите,— обрадовался он,— но я больше всего боялся, что пропадут эти рукописи.

— Что в них? — поинтересовался Муватили.

— Записи мудрого Киры,— объяснил Танри, любовно ощупывая неровности на табличках. Киру убили, и он не успел мне передать ключ к расшифровке. Кое-что мне удалось разгадать

— И о чем же он пишет? — заинтересовались все трое.

— Он пишет, что на великой земле нашей будет всегда расти хлеб и жить люди. Множество народов сменится. Будут звучать другие языки, сотрутся в пыль города и вырастут новые. Одни Боги сменят других, но жизнь будет продолжаться.

— Откуда он это знал?

— Он был великим жрецом, и Боги делились с ним своими мыслями.

Вдруг за стенами послышался нарастающий шум. Долетели звуки музыки.

— Пойдемте скорее на стены,— предложил Муватили.— Приближается процессия.

Они взобрались на стены Южной цитадели, и перед их взором предстал весь великий город, в полной красе. По широкой улице от храма Бога Грозы двигалось яркое праздничное шествие. Играла музыка. Стройными голосами пели жрецы. Впереди процессии важно шествовали мешеди в высоких шлемах. За ними четверка белых коней влекла золоченую колесницу. На ней гордо, словно сам Бог Грозы, стоял мудрый и могучий лабарна Суппилулиума. Рядом восседала неувядаемая таваннанна Фыракдыне, полная холодной красоты. Могучий преданный Цула шел рядом с колесницей. С другой стороны степенно шагал Фазарука. Сзади, верхом на конях скакали горцы, высоко подняв копья. Впереди отряда гарцевал всадник в куртке из леопардовой шкуры. Он уверенно сидел на коне. Его медный шлем сиял в лучах солнца. Конечно же это — Хемиша. Рядом с ним Барбиша еле сдерживал горячего ассирийского скакуна.

«Аха!» — кричал радостно народ, приветствуя своего великого правителя.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.