Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова. Вестибюль

 

ЛИИМиздат. Клуб ЛИИМ

 

Клуб ЛИИМ
Корнея
Композиторова

ПОИСК В КЛУБЕ

ЛИТ-салон

АРТ-салон

МУЗ-салон

ОТЗЫВЫ

КОНТАКТЫ

 

РЕКЛАМА

 
 

Главная

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Поиск в ЛИИМиздате

Лит-сайты

       
 

предыдущая V следующая

Ликующий на небосклоне

Сидоров Иван

2

В назначенный день, вечером, Хеви с небольшим отрядом маджаев-телохранителей отправился из Бухена к Острову Слонов. Небольшое суденышко с задранной, словно рыбий хвост, кормой, расправив белый парус, отчалило от каменистого берега и, под дружный всплеск весел направилось вниз по реке.

Амени нашел Нефтис в саду. Служанки перебирали плоды фиников, отделяя хорошие от подпорченных. Младшие братья носились между деревьев, играя в маджаев и нехсиу. Нефтис ходила с садовником по узким каменным дорожкам и указывала: какие деревья подстригать, а где разбивать клумбы. Амени упал перед ней на колени.

— Что беспокоит твое сердце? — спросила мать у сына мягким голосом и погладила его жесткие прямые волосы.

— Мне обидно, мама,— произнес Амени голосом полным отчаяния.— Отец все еще думает, что я маленький. Я бегаю быстрее всех своих сверстников. Я самый высокий среди моих товарищей. Моя рука метает копье на пятьдесят шагов.

— Твоя Ба, словно птенчик хочет вырваться из гнезда и полететь, взмахнув крыльями.— Мягкие руки Нефтис нежно касались его головы.— Как я могу тебе помочь?

— Отпусти меня в земли Теххет. Хочу попробовать свои силы. Я должен доказать себе и отцу, что я уже вырос и окреп. Я — воин!

— Как я могу тебя держать. Иди! — грустно ответила Нефтис.— Но когда захочешь совершить что-нибудь безрассудное, вспомни о моем сердце. Оно болит и тоскует. И если с тобой случится беда, сердце матери покроется шрамами, и его ничто не излечит.

— Мама, я буду помнить. Обещаю! Я очень люблю тебя.

Амени почувствовал, как горячая слеза обожгла шею. Он обнял мать, еще раз поклонился и ушел.

Копье с отточенным бронзовым наконечником, тугой лук, чехол с острыми стрелами, кривой кушитский нож с костяной удобной рукоятью, которая, как влитая ложится в ладонь, льняной плащ и мешок с хлебом — все, что захватил с собой Амени в дорогу. Перво-наперво он появился в Солнечном Храме Бухена и возложил на жертвенник перед каменной стелой Йота хлеб, налил в жертвенную чашу оливковое масло. Из его уст прозвучал слова молитвы, заученной с детства:

— Ликующий на небосклоне в имени своем Йот, кому дано жить вечно вековечно, Йота живого, великого, что в празднестве тридцатилетия, владыки окружаемого всего солнцем, владыки неба, владыки земли, владыки дома Йота в Axйот, правителя, живущего правдою, владыки обеих земель Нефршепррэ Ванрэ, сына Рэ, живущего правдою, владыки венцов Эхнэйота, большого по веку своему, жены правителя великой, возлюбленной его, владычицы обеих земель Нефрнефрейот Нефрэт — жива она, здрава, молода вечно вековечно! Даруйте мне удачу и поддержите в трудном деле.

До конца Амени не понимал смысл слов, но верил, что эта молитва, как заклинание колдунов помогает и оберегает от несчастья.

После молитвы будущий охотник отправился в нижнюю часть города, где жили ремесленники, мелкие торговцы и воины. Небольшие домики из необожженного кирпича лепились один к другому. Пятнистые козы щипали скудную травку, пробивающуюся из-под забора. Иногда возле покривившихся деревянных калиток попадались многолетние сикоморы или корявые акации, бросавшие прохладную тень на ухабистую узкую улицу. Расспросив нескольких человек, Амени узнал, что охотник Хуто обычно останавливается в доме старого оружейника. Кто-то слыхал, что Хуто прибыл в Бухен со шкурами черных пантер. Хотел обменять шкуры на стрелы, бобы, на ткань для одежды, еще на некоторые мелочи, да и отдохнуть не мешало бы в тенистых садах после долгих странствий по знойной пустыне и по диким джунглям.

Шагая в указанном направлении, Амени наткнулся на кучку местных жителей, сидевших на корточках под раскидистой сикоморой и мирно беседовавших о своих делах. Отворилась скрипучая дверь. Вышел толстый брадобрей с ларчиком черного дерева, в котором он хранил бритвы, всевозможные щипчики и мази. Следом появились двое его сыновей. Один нес трехногий табурет и низкий столик, другой держал в руках медный тазик шаути и кувшин с узким носиком хесмени.

Мужчины, сидевшие под сикоморой оживились. Один из них оседлал табурет и приготовился к процедуре бритья. Брадобрей разложил на столике свои инструменты, осмотрел внимательно голову клиента и принялся смазывать ее пенящейся пастой суаб.

— Ты много ходишь по солнцу,— причитал брадобрей.— Смотри, твоя кожа совсем иссохла.

— Но мне уже много лет,— возражал тот.

— Все равно, надо следить за кожей. Взял бы у меня мазь. Она из старика сделает юношу,— настаивал брадобрей, скребя бритвой голову.

— Что за мазь? — заинтересовались остальные, ожидавшие своей очереди.— Может нам пригодиться.

— Отличная мазь. Готовлю ее по старинному рецепту. Я смешиваю в особых пропорциях мед, белую глину и северную морскую соль, замешиваю все на ослином молоке.

— Дорого стоит? — спрашивали мужчины.

— Не дорого,— успокоил их брадобрей.— Но есть дорогая и очень хорошая мазь. Ту я готовлю на заказ. Даже многие знатные горожанки у меня ее приобретают. Я покупаю у местных кушитов метелки сухого сочевника. Плоды отделяю от шелухи и мелко, мелко перетираю. Затем на специальных маслах и молоке замешиваю тесто. Тесто нагреваю, так, что выделяются капельки масла. Вот это масло я собираю и смешиваю с белой глиной. Получается волшебный эликсир. Кожа становится от него гладкой и упругой,— хвастался брадобрей.

Один из местных заметил Амени.

— Пусть охраняет тебя Йот, юноша. Ты пришел побриться? — спросил он.

— Пусть Йот всегда освещает ваши дома,— вежливо ответил Амени.— Я ищу охотника Хуто.

— Вон он возле дома оружейника развалился на циновке,— указали ему горожане.

В тени, отбрасываемой кирпичной неровной стеной, на камышовой циновке нежился крепкий высокий человек. Положив руки под голову, он безмятежно смотрел в голубое небо, наблюдая за парящим соколом. Рядом сидел старый оружейник в одной набедренной повязке и ловко натягивал толстую кожу бегемота на деревянную колодку для щита, закрепляя ее бронзовыми клепками.

— Живите вечно,— поздоровался Амени.

— И тебе того же желаем,— ответил оружейник.— Хочешь что-нибудь приобрести для охоты или заказать боевое оружие?

— Я хочу поговорить с охотником Хуто.

Человек, лежавший на циновке, оторвался от своих наблюдений и перевел взгляд на Амени. Осмотрев юношу с ног до головы, он приподнялся и сел. От его внимательного взгляда не ускользнули дорогие кожаные сандалии на ногах Амени и золотой браслет на руке. Строгое скуластое лицо с обветренными губами ничего не выражало, только темные карие глаза строго смотрели на юношу, подмечая каждую мелочь. Непривычные для мужчин длинные волосы были скручены на макушке в тугой узел, на манер чернокожих охотников Куши. Плечи широкие, как у воина. Руки сильные, покрытые выступающими жилками и розовыми шрамами. Тело гибкое, сухое, без единой складочки жира.

— Меня так зовут с детства,— представился он.— Кто ты, и что тебе надо?

— Мое имя — Амени. Я хочу попросить тебя взять меня на охоту.

Хуто удивленно посмотрел ему прямо в глаза.

— Зачем ты мне нужен? — Охотник пожал плечами.— Я ни у кого не учился, и сам никого не учу.

— Почему ты сразу так грубо отвечаешь,— укорил его оружейник.— Перед тобой Амени — старший сын наместника Куши, даруй Йот ему вечную жизнь. Он пришел к тебе, потому, как ты самый лучший охотник в округе. Не пойдет же он учиться к толстому Уну. Тот только гусей умеет стрелять, да силки ставить на всякую мелочь.

— Но зачем сыну наместника учиться охоте? — не совсем понял Хуто.— Разве нет других дел, более достойных для такого славного юноши? Тебя не прельщает работа писца?

— Возьми меня с собой в земли Теххет. Я должен найти духа Сехемет.

— Наместник Куши, Хеви, да живет он вечно, нанял меня за годовое довольствие хлеба и одежды убить льва-людоеда. Но мы не договаривались о том, чтобы я с собой тащил его сына и развлекал охотой,— жестко ответил Хуто.

— Меня не надо развлекать. Я хочу тебе помогать.

— И как же ты мне поможешь? Понесешь мое копье или будешь готовить пищу, как слуга? О чем ты говоришь? — Хеви готов был опять улечься на свою подстилку.

— Я согласен на все! — Твердо заявил Амени.— Если вождь Руну откажется присылать дань из земель Теххет, гнев правителя падет на голову Хеви.

— Юноша не из любопытства напрашивается,— вновь вмешался оружейник.— Он хочет постоять за честь отца. Это благородно. Разве ты сможешь ему отказать?

— Когда я отправляюсь на охоту, то всякий раз прощаюсь с друзьями и родственниками, потому как неизвестно вернусь ли я живым, или мои кости обглодают шакалы. Я сам отвечаю за свою жизнь и не хочу отвечать за чью-либо другую. Охота — это не увеселительная прогулка. Так что отправляйся обратно домой.

— Есть одна причина, по которой ты должен меня взять,— настаивал Амени.

— Вот пристал! Расскажи, что за причина.

— С вождем Руно приходил колдун и сказал, что я избранный. Только мне по силам победить Сехемет.

— Неужели так сказал старый ворон? — Хеви удивленно вздернул брови.

— Слово в слово!

— Его прорицания многого стоят.— Хуто задумался.— Сколько же тебе лет? Только не ври. Если один раз меня обманешь, я больше не стану с тобой разговаривать.

— Я встречаю пятнадцатый разлив,— честно признался Амени.

— Всего-то? — усмехнулся охотник.

— Себя вспомни? — укорил Хуто оружейник.— Сам в четырнадцать ушел из дома. Видите ли, ему не нравилось пасти скот вместе с братьями! Захотелось охотиться! Вспомни, как ты клянчил у меня лук со стрелами, да в первое время приносил тощих гусей с реки. Даже газель не мог подстрелить.

— Я хожу быстро, сплю мало, почти ничего не ем на охоте,— предупредил Хуто Амени.— Выдержишь несколько дней без отдыха и нормальной еды? Если заноешь, я тебя тут же отправлю домой.

— Выдержу! — с готовностью ответил Амени.

— Что ты умеешь?

— Я метко стреляю из лука, высоко кидаю бумеранг. Владею копьем. Обучался кинжальному бою.

— Покажи свои стрелы,— попросил Хуто.

Амени снял чехол с плеча и протянул охотнику. Тот вынул одну стрелу и внимательно осмотрел острый бронзовый наконечник, пощипал оперение.

— Прямые,— удовлетворенно кивнул он,— только легкие. Для птицы хороши, но если на зверя идти, стрелы нужны тяжелые. А лук? — Охотник вынул лук.— Не пойдет,— решил он. У него оказались до того сильные руки, что он согнул лук, чуть ли не пополам.— Слабый. Гирькуф! —обратился он к старому оружейнику.— Продай ему боевой лук, маджаев.

— Ты имеешь в виду: из черной акации, что кушиты отмачивают в болотах, перед тем, как накинуть тетиву.

— Да! Ему нужен именно такой, подтвердил охотник.

— Юноша не сможет его натянуть,— возразил оружейник.— Это у тебя сил, как у вола, а у мальчика кости еще не окрепли.

— Тогда продай вместе с луком кольца на пальцы для тетивы.

— Хорошо.— Оружейник отложил работу и скрылся в доме. Вскоре он вернулся с тугим кушитским луком.— На, попробуй.

Новый, из темного выдержанного дерева, немного тяжеловатый, с упругой крученой тетивой, украшенный резьбой лук, непривычно оттягивал руку. Амени его старый показался игрушкой. Он попробовал его натянуть, напрягая все силы. Тетива больно врезалась в пальцы.

— Ого! Не получается,— признался Амени.

— Попробуй с кольцами.

Оружейник надел Амени на средний и на указательный палец два медных широких кольца с канавкой посредине. Он вновь попытался натянуть тетиву. Руки задрожали от напряжения. Получилось!

— Вот и хорошо,— произнес удовлетворенно Хуто.— Немного потренируешься — рука привыкнет. Только чем будешь расплачиваться?

Амени снял с руки золотой браслет и отдал оружейнику. Гирькуф виновато улыбнулся, взвесив тонкое украшение на своей мозолистой ладони.

— Этого мало. Настоящий боевой лук маджаев стоит дороже.

— У меня с собой больше ничего нет,— растеряно развел руками Амени.

— Отдай ему сандалии,— посоветовал Хуто. – сандалии хорошие, дорогие. Все равно ты не сможешь в них ходить по пустыне. Я всегда хожу без обуви,— охотник показал на свои широкие ступни.

— Так ты меня берешь с собой? — обрадовался Амени.

— С условием! — предупредил Хуто,— не плакать, и во всем меня слушаться. Если я почувствую, что ты начинаешь мне мешаешь или надоедать, тут же прогоню тебя домой. Выходим сегодня. Будем идти всю ночь.

— Ночью? — удивился Амени.

— Я всегда хожу ночью. Не жарко и тихо.

— Но в темноте ничего не видно. Если мы собьемся с дороги?

— А на что у тебя уши и нос? Хочешь стать хорошим охотником — стань зверем.

предыдущая V следующая

На страницу автора

-----)***(-----

Авторы: А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

   

РЕКЛАМА

 
       
                     
 

Словарь античности

Царство животных

   

В начало страницы

   

новостей не чаще 1 раза в месяц

 
                 
 

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова,
since 2006. Москва. Все права защищены.

  Top.Mail.Ru