ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

5

Амени очнулся оттого, что его хлестали по щекам. Хуто склонился над ним, заслоняя ясное небо.

— Да очнись же! — наконец услышал он голос охотника.

Амени вздохнул полной грудью и бешено завертел головой по сторонам.

— Где он?

— Успокойся,— Хуто протянул ему флягу с водой.— Вон он,— охотник небрежно указал за спину.

Амени увидел только рыжий холм и торчащее из него древко копья.

— Он мертв?

— Два шага до тебя не дошел и свалился,— успокоил его Хуто.— Молодец. Ты попал точно туда, куда надо. Сильный зверюга, живучий. Я ему стрелу прямо в глаз вогнал. От такого выстрела любой другой лев умер бы сразу, а этот только разозлился. Ты проткнул ему сердце, а он еще пытался дотянуться до тебя.

Амени наконец-то начал осознавать, что все страхи позади. Он жадно глотнул воды из фляги и оглядел Хуто.

— Ты цел?

— Пальцы разрезал о тетиву. Ерунда.

— А Паитси? Где Паитси? — встрепенулся Амени.

— Жив он,— усадил обратно его Хуто.— Мыться пошел к ручью.

— Как мыться? Зачем мыться? — не понял Амени.

— Когда зверь на него пошел.., он немного обделался. С кем не бывает.

Амени наконец-то понял, что все живы, и все закончилось. Неожиданно, не понимая почему, он вдруг разревелся, словно маленький ребенок.

Амени и Хуто отрубили голову льву и содрали с него шкуру. Паитси ни за что не хотел подходить ближе, чем на десять шагов даже к мертвому зверю. Хуто и Амени понимали сына вождя. Он все еще никак не мог отойти от пережитого ужаса, когда лев собирался им пообедать. Охотники растянули на двух жердях грязную рыжую шкуру,— получились носилки. На носилки положили тяжеленную голову зверя и тронулись в обратный путь. Нести оказалось не так легко. Паитси не помогал им. Хоть он и был сильным и смелым юношей, но ничего не мог поделать со своим суеверным страхом. Так всю дорогу: Хуто впереди, Амени сзади — охотники несли мертвую голову. Обломок стрелы остался торчать на месте выбитого глаза.

Заночевали вновь в покинутом городе. Но теперь уже, ничего не страшась, развели костер на центральной площади. Трофей сложили возле каменного алтаря. Паитси объявил, что не намерен спать всю ночь, а будет читать заклинания, отгоняя злых духов. Но сын вождя захрапел раньше всех. Яркое пламя костра освещало валун, напоминавший лежащего льва, и бросало отблески на ближайшие деревья. Дальше все тонуло в сплошной пугающей черноте. Искры яркими точками поднимались к звездам. Гиены учуяли кровь, и пришил в надежде поживиться. Горящая палка из костра полетела в их сторону. Противные гиены убрались, недовольно тявкая.

— Мы скоро вернемся домой,— голос Хуто прозвучал глухо.— Вернемся той же дорогой. Но для тебя дорога покажется иной, незнакомой. И вернешься ты уже в другой мир. Не пугайся. Так человек взрослеет.

Амени не совсем понимал его слова, но в глубине почувствовал, что Хуто прав. Он и сам не узнавал себя, свои движения, свою походку, свои мысли. То, что раньше казалось очень важным, теперь начало терять смысл. Он вспомнил, как собирал красивые птичьи перья. Выискивал их среди камышей, в старых гнездах. Теперь у него возникла мысль выкинуть все это богатство. Зачем они ему? А занятия со старым Мериамосом. Сейчас он жалел, что невнимательно слушал наставника, когда тот учил его философии и истории. Старик рассказывал ему о возникновении мира, о богах и легендарных правителях, а он пропускал все мимо ушей. Ему казалась все, о чем говорит мудрец скучно и неинтересно. Сколько же он потерял! Какой он был глупый, когда бегал к реке и дразнил бегемотов, швыряясь в них камнями. Зачем стрелял птиц ради забавы? Амени чувствовал, что он перевоплощается совсем в другого человека. Даже Хуто теперь говорит с ним, как с равным, как со взрослым. Он хотел доказать отцу, что становится настоящим воином. Зачем? Все придет само собой. Сейчас Амени в душе смеялся над собственными детскими страхами, вспомнив, как боялся речных охотников — этих мрачных молчаливых кушитов. Его пугали рассказы о том, что речные охотники воруют детей и делают из них наживку для крокодилов. Что за глупость! А еще несколько дней назад он верил этим сказкам.

Размышляя, Амени неожиданно провалился в глубокий сон.

Чернокожие воины встречали охотников на краю саванны. Паитси издал пронзительный победный клич, и десятки соплеменников подхватили этот клич. Птицы снялись с ветвей деревьев, и испуганными стайками разлетелись в разные стороны. Носилки с головой чудовища подняли высоко на руках и понесли по направлению к городу. Впереди, словно облезлая ворона, прыгал шаман в своем пушистом наряде, сотрясал погремушками и нараспев визжал заклинания.

В городе их встретили, как великих героев зелеными веточками и цветами. Львиную голову возложили перед стелой Дедуна. Жрец и его помощники утомляли себя религиозной пляской. Мускулистые воины с почтением кланялись и произносили слова благодарности. Женщины плясали и распевали какие-то свои песни, прославлявшие смелых охотников. Всех троих героев посадили на почетное место рядом с вождем. Теперь им поклонялись, как святым.

Вождь не отпускал охотников девять дней. Все это время праздновали победу над духом Сехемет. Резали баранов и варили пиво, прославляли Йота, Дедуна и еще сотню местных богов и божков. Через девять дней, уставшие от веселья, охотники покинули город. На груди у Амени красовался амулет из четырех клыков поверженного им чудовища. Умелый мастер покрыл клыки тонкой золотой фольгой. Именно Амени наградили талисманом, потому что Хуто и Паитси уверяли, что это он, которому Йот придал божественную силу, сразился с Сехемет и победил его.

В знак верности правителю Та-Кемет, вождь Руну отправил вместе с охотниками своего сына Паитси и сто человек, нагруженных слоновыми бивнями и черным деревом.

Когда они вышли к берегу Хапи, то заметили, как река немного набухла от дождей, ливших где-то далеко на юге. Теперь можно было передвигаться на лодках. Прощаясь, вождь еще раз поблагодарил их за подвиг, благословил Паитси в дальнюю дорогу и пожелал им спокойного пути. Лодки отплыли под завывание шамана и громкие крики воинов.

К закату показались высокие стены Бухена. Проскочив быструю стремнину, где Хапи бурлил, сжатый с двух сторон серыми базальтовыми утесами, лодки выбрались на спокойную воду. Прямо на утесах возвышался город. Два ряда мощных стен с квадратными башнями отражались в воде. Под защитой стен находилась гавань, где покачивались на волнах лодки и небольшие корабли. Дальше по течению виднелись сторожевые крепости Миргиссы и Докаунарти с такими же квадратными башнями и крепкими бастионами.

Начальник гесперу города Бухена встретил караван на пристани. Пока сгружали дерево и слоновую кость, он сообщил Амени, что его отец только что прибыл с отрядом лучников от Острова Слонов и готовится срочно выступить в поход.

— Что-то случилось?

— Племена нехсиу напали на строителей Южного Ахйота,— сочувственно покачал головой начальник гесперу.— Погибло много народу.

В свое время правитель Обеих Земель, Сын Йота приказал заложить между вторым и третьим порогом новый, невиданный по красоте город и назвать его Южный горизонт Йота. Правитель прислал чертежи с грандиозными роскошными храмами и дворцами немыслимой архитектуры. На краю пустыни должно вырасти новое чудо. Такого города еще никто не строил. Хеви нанял искусных камнерезов, плотников, каменщиков. Строители приступили к расчистке площадки под будущий чудо-город. Но вечные набеги племен нехсиу, которые не желали признавать могущество Та-Кемет, подорвали все сроки. Приходилось держать большой отряд лучников, чтобы хоть как-то защитить строителей.

На этот раз стражникам не хватило сил. Прибежал еле живой гонец, сообщив, что нехсиу скрытно подобрались к Южному Ахйоту и неожиданно напали.

У Солнечного храма Бухена собрались лучники-маджаи и пехотинцы темеху, вооруженные копьями и легкими прямоугольными щитами. Всего набрали человек пятьсот. К ним примкнули около пятидесяти горожан с топорами и длинными кинжалами.

Хеви распорядился выдать воинам из складов продовольствие и оружие, кому не хватало.

— Отец! — окликнул его юноша.

— Амени? Как охота? — Хеви мельком взглянул на сына и дальше продолжал заниматься делами.

— Удачно. Возьми меня с собой,— попросил юноша.

— Нет. Там опасно,— строго ответил Хеви.

— Опасно? — усмехнулся юноша.— Что такое опасно?

На этот раз отец внимательнее посмотрел юноше в лицо. Его удивил небрежный тон Амени.

— Что у тебя с глазами? — спросил он.

— Все в порядке,— не понял Амени.

— Я не узнаю твой взгляд. Он у тебя какой-то каменный. И голос стал грубым.— Отец заметил ожерелье из длинных львиных клыков и сразу обо всем догадался.— Ты ходил в земли Теххет,— рассердился Хеви.

— Я должен был это сделать и я победил,— с вызовом ответил Амени.

— Ты посмел меня ослушаться… — Хеви хотел его отругать, но тут же осекся. До его сознания вдруг дошло, что перед ним стоит не худенький мальчишка, которого он еще недавно легко подбрасывал на руках, а окрепший воин, способный защитить себя и свой дом.— Прости. Я все продолжаю считать тебя ребенком. За делами не заметил, как из мальчика вырос настоящий воин.— Он нежно погладил его по подбородку.— Хочешь, я доверю нести мой щит?

— Нет,— улыбнулся Амени.— У меня свой отряд.

— У тебя уже есть отряд? — не сдержал удивление отец.— И сколько в отряде воинов.

— Нас трое, но отваги хватит на сотню.

— Тогда получайте на складе продовольствие, если нужно, оружие и следуйте за нами.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.