ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

19

Дальнейший путь лежал через горы. Змейка дороги, местами становилась до того узкой, что приходилось идти по одному след в след. Иногда дорожка петляла по краю крутых обрывов, поднималась высоко, почти к заснеженным вершинам и спускалась в прохладные долины с журчащими быстрыми речками. Хвойные леса со стройными высокими кедрами сменялись зарослями кизила и терновника. Иногда дорога выходила к голым каменистым склонам, где с трудом пробивалась чахлая трава, а бывало, попадались пестрые луга полные цветущих трав, словно ассирийский ковер.

Как-то Хармхаб подъехал на колеснице к Меритре и спросил:

— Почему ты не хочешь сесть в мою повозку. Мне неудобно: ты, Дочь Солнца идешь пешком, как простой воин, а я еду на колеснице.

Меритре широко улыбнулась и ответила:

— Я люблю болтать по дороге без передышки. Беседую с воинами, с Амени и его друзьями. Даже с осликом, которого веду за собой, тоже иногда разговариваю. Если поеду с тобой, то так тебе надоем, что ты сам меня выкинешь из колесницы.

— Я стерплю как-нибудь,— пообещал Хармхаб.

— Нет! — отказалась Меритре.— Ты ведешь все войско, а я веду только свой отряд. Мои воины должны меня видеть. Смотри, как весело сверкает мой штандарт.— Она показала вперед, где над головами лучников плыл шест с золотым кругом, у которого выросли орлиные крылья. Разноцветные ленты с иероглифами украшали высокий шест.

— Каких же святых ты призвала охранять и помогать тебе? — поинтересовался Хармхаб.

— Расскажи сперва про своих покровителей,— выдвинула условие Меритре.

Хармхаб взглянул с гордостью на свой штандарт, на котором золотой сокол расправил крылья, совершая стремительный полет, а в когтях крепко держал солнечный диск.

— На зеленой ленте,— начал объяснять он,— начертано имя Небпехтира Яхмеса. Того, кто освободил нашу землю от гиксосов и возродил страну. Синяя ленточка для имени Джесеркара Аменхотепа, того, кто покорил Куши до четвертого порога и установил полный мир в долине Хапи. Красная ленточка с именем Аахеперкара Тутмоса, великого и непобедимого, проложившего дорогу своими победами до самого Евфрата. Он мой кумир, и ему я молюсь чаще всего, призывая в советники и защитники. Кстати, мы сейчас идем именно тем путем, по которому шел непобедимый Тутмос. Желтая ленточка, это для Менхеперра Тутмоса. Он у меня в особом почете. Покоритель Мегиддо, Керкемиша, Кадеша, Нахарины. Никто не привозил в Кемет столько славы, как он, ни до него, ни после. Папирусы с его поучениями я всегда ношу с собой. Оранжевая — Аахеперура Аменхотеп. Мыслитель, стратег, исследователь. Это он посылал многочисленные экспедиции в разные концы света. А на белой написано Небмаатра Аменхотеп Хека Уасет, имя твоего деда и великого строителя. Про него ты все знаешь.

— Сильные у тебя покровители! — согласилась Меритре.— А где же имя Неферхеперура Уаэнра Эхнэйота — моего отца.

Хармхаб покраснел. Но тут же деликатно ответил:

— Тот, кого любит Йот, не очень жалует военных, и вообще, политика силы не его способ правления. Он любит солнце и спокойствие. Ему не нужна армия. Он думает, что Йот без всяких солдат и крепостей защитит Обе Земли.

— Я понимаю тебя,— многозначительно ответила Меритре,— и во многом согласна с тобой. Без сильной армии нет страны.

— Я польщен,— удивился Хармхаб и изобразил скупую улыбку.

— Расскажи о твоих покровителях,— настаивал Хармхаб.— Что за имя у тебя на красной ленте.

— Мааткара Хенеметамон Хатшепсут.

— Ну, как же без нее! — рассмеялся Хармхаб.

— Не забывай, что она возглавляла войска в походе на Нахарину. Под ее руководством разгромили нехсиу в Куши.

— Ну, хорошо,— согласился Хармхаб,— Признаю в ней великого полководца. А дальше?

— Золотистая ленточка с именем Яххотеп.

— Мать Небпехтира Яхмеса? — удивился Хармхаб.

— Да. После смерти ее обожествили. Ты знаешь хорошо историю и должен помнить: когда Яхмес потерпел первое поражение от гиксосов под стенами Хутуарета, именно она вдохнула в него и в его товарищей мужество, не дала им пасть духом, и Небпехтира Яхмес в следующий раз одержал победу. Разве мало в том заслуги Яххотеп? Серебряная ленточка с именем Яхмос-Нефертари — жены и сподвижницы Небпехтира Яхмеса. Великая женщина подтолкнула знаменитого правителя на строительство храмов и приобщение народа к вере. Она не раз давала ему мудрые советы.

— Да, о ее делах до сих пор вспоминают с благодарностью,— согласился Хармхаб.— Признаюсь: у тебя хорошие покровители, я, даже, начинаю восхищаться тобой.

— Значит, ты больше на меня не сердишься! — обрадовалась Меритре.

— Как я могу сердиться на Дочь Солнца? — уклончиво ответил Хармхаб и подстегнул коней.

Горные перевалы остались позади, и перед войском раскинулись бескрайние зеленые долины с лесами и рощами. Оронта катила свои воды среди изумрудных полей и лугов. Впереди показались зубастые стены Кадеша с пятью квадратными цитаделями. Из крепости выскочила колесница и стремительно понеслась навстречу колонне воинов. Человек невысокого роста бесстрашно погонял коней. Хармхаб выехал навстречу. Возничий резко осадил скакунов и воскликнул, подняв правую руку:

— Если меня не обманывают глаза, я вижу великого полководца Хармхаба, да прибудет с ним сила и здоровье!

— Ты не ошибся,— ответил Хармхаб,— А передо мной я вижу друга моего босоногого детства и товарища горячей юности Сети — великого наместника Кадеша.

Они подъехали близко друг к другу и сцепились руками.

— Как я давно тебя не видел! — воскликнул Сети.— Я устрою праздник в твою честь.

— Благодарен тебе,— скромно ответил Хармхаб.— Но в мою честь не надо. Со мной следует Несущая солнечный свет.

— Хорошо! Я устрою прием в ее честь, но знай, что я чествую тебя,— не сдавался Сети.— Еще мне сказали, что в твоих рядах старший сын Хеви. Я непременно хочу его видеть. Какой он?

— Увидишь!

— Он в твоей свите?

— Ты же знаешь — у меня нет любимчиков. Он ведет свой отряд.

— Свой отряд? Сколько же ему лет?

— Скоро шестнадцать, и он командует тысячью.

— Ого! — удивился Сети.— Если у тебя нет любимчиков, то, наверно, сын Хеви станет великим воином и затмит дела своего отца. Что я вижу? — Сети привстал на цыпочки, чтобы получше разглядеть, то, что его заинтересовало.— Что за тонкий мальчишка в ассирийских доспехах и в голубом шлеме правителя?

При подходе к большим городам воины всегда приводили себя в порядок, а командиры надевали доспехи, чтобы предстать перед горожанами грозным дисциплинированным войском, а не кучкой оборванцев.

— Ты видишь перед собой Дочь Солнца,— объяснил ему Хармхаб.— Следом за ней несут ее штандарт.

— Хармхаб! — гневно прикрикнул Сети,— Как ты смеешь гонять дочь правителя пешком? А если про это прознает правитель Нахарины Тушратта — не избежать скандала.— Затем набросился на своих слуг: — Что стоите! Мчитесь в город и принесите мои самые лучшие носилки!

— Она не сядет в носилки,— остановил его Хармхаб.— Нрав у этой девчонки…

— Дочери Солнца,— поправил его Сети.

— Да, у Дочери Солнца, что у тигрицы.

— Живо! Золотую колесницу! И запрягите белых коней! — скомандовал он слугам. Те побежали со всех ног выполнять приказ.

Жители Кадеша встретили воинов с зелеными веточками. Трубы на сторожевых башнях протяжно гудели. Золотую колесницу, в которую усадили Меритре, завалили цветами. Амени и его младшим командирам еле удавалось сдерживать толпу. Все так и норовили поцеловать сандалии дочери правителя. Меритре, как и положено, стояла, гордо подняв голову в голубом шлеме, и приветствовала толпу. Ее правая рука, согнутая в локте, с открытой ладонью показывала, что она несет мир и защиту.

Во дворце правителя готовили пиршество. Хармхаба в дверях встретил Эйя, как обычно, невозмутимый, с надменной улыбкой и гладко выбритой головой.

— Ты, словно передвигаешься по ветру! — удивился Хармхаб.

— Дела заставляют быть сразу во многих местах. Пока ты продвигался по Лабану, я проплыл на своем корабле вдоль всего приморья. Расскажи, как прошел поход.

— Ничего интересного,— махнул рукой Хармхаб,— пару серьезных стычек с кочевниками, но это не сражения. Так, поразмялись.

— Впереди твое войско ждет серьезное испытание. Хетты серьезно готовятся к войне с Митанни. За день до тебя прибыл Шешот из Вашшукканни, тот разведчик, которого ты посылал все разузнать.

Хармхаб, Эйя, Сети и командующие чезами долго беседовали с Шешотом.

— Что ты выведал о тактике Хеттов? — допытывался Хармхаб у него.

— Воины отменные,— сообщил разведчик.— Очень хороши в ближнем бою. Помимо коротких тяжелых копий умеют орудовать прямыми мечами. Дерутся, как львы. Из луков стреляют не важно, и наконечники у них в большинстве кремневые.

— Какова основная ударная сила?

— Колесницы. Очень быстрые, но тяжелые. В колесницу садятся по три человека. Передвигаются большой группой.

Разворачиваются широким строем. Один воин правит конями, второй прикрывает всех овальным щитом и отражает нападение копьем или мечом. Третий — стрелок. Поражает противника из лука или метает копья.

— Как колесницы действуют на поле боя?

— Двумя способами. Могут врезаться на полном ходу в центр и расколоть вражеское войско. Следом за колесницами вклиниваются копьеносцы. Второй способ: проносятся мимо фланга, обсыпают стрелами строй и пытаются заехать в тыл. Пропустить их за спину равносильно поражению.

— Как их можно остановить?

— Никак. Хетты — мастера боев на колесницах. Единственное: иметь больше колесниц, чем у них и предупреждать их атаки.

— У меня только одна колесница,— стукнул по столу кулаком Хармхаб.

— Я дам вам тридцать колесниц с колесничими,— пообещал Сети.— И у Тушратты с сотню наберется.

— Спасибо, друг,— поблагодарил его Хармхаб и вновь обратился к Шешоту:

— Что за правитель — этот Суппилулиума?

— Помимо того, что отличный стратег, он еще талантливый политик. Смог страну поднять из разрухи за несколько лет. Ему мешали все соседи, даже собственный брат. Он всех обхитрил, непокорных уничтожил. Города укрепил заново. Хатти сильно преобразилась, и из маленькой разрушенной страны превратилась в крепкую державу. Теперь все стараются с ней заключить мир.

— Может ли Тушратта противостоять Суппилулиуме?

— Армия Митанни сильная, но не такая, как раньше. На это раз хеттов сможем загнать обратно за горы, но если набеги будут повторяться, то Тушратте не удержать власть.

Эйя попросил Хармхаба уединиться с ним в глухой комнате. Мудрейший выглядел озабоченно и даже немного растерянно.

— Мы ввязались в глупую затею,— сказал он, нервно потирая бритую голову.— Я беседовал сегодня со своими лазутчиками. Из их донесений сделал вывод, что дни Митанни сочтены. Мы опоздали с походом лет на десять.

— Думаешь, не одолеем хеттов.

— Хеттов одолеем, Суппилулиуму — нет. Хитрее правителя я не знаю во всей истории мира.

— Сил у нас больше,— рассуждал Хармхаб.— Если нам разбить хеттов и гнать их до самой Хаттусы.

— Города в Хатти, что скалы. Ты бы видел чертежи укреплений. Все просто и продуманно, все по последнему слову фортификации. Как только мы перевалим через Бычьи горы, так сразу окажемся в западне. Хаттусу пробовали взять и племена Касков и правитель Арцавы, за что они все жестоко поплатились. Каски теперь вынуждены платить огромную дань, а Арцава чуть не осталась без войска.

— Неужели все так серьезно? Но мы же сможем оставить в Вашшукканни часть армии, часть сосредоточить в Кадеше, тем самым сохраним Нахарину.

— Не сохраним,— отрицательно покачал головой Эйя.— Суппилулиума — это один огромный трудный вопрос. Другой, еще более сложный вопрос — Ашшурбалит.

— Правитель Ассирии? — удивился Хармхаб.— Но, насколько мне известно, он безропотно подчиняется Тушратте, правителю Митанни.

— Так думал я, так думает Тушратта, в этом уверенны в Горизонте Йота. Но давай заглянем глубже. Зачем же Ашшурбалит постоянно посылает в Ахйота подарки: упряжи, колесницы, лазурит. Зачем он отсылает нашему правителю своих лучших воинов? — Хармхаб пожал плечами. Эйя продолжал разъяснять: — Чтобы усыпить нашу бдительность. Пусть все думают, что Ашшурбалит верный и покорный слуга. На самом деле воины Ашшура жестоко разбили касситов, что донимали их на севере, а теперь теснят Вавилон, да так, что правитель слезно просит Кемет о помощи. Так что, если не Суппилулиума захватит Нахарину, то Ашшурбалит это сделает. Два крокодила подкрадываются к дремлющему бегемоту.

— И кто из них лучше для нас?

— Кто лучше не знаю, но будет хуже, если они объединятся и после Нахарины попрут в Лабан. Тогда начнется затяжная война с Кемет, что вообще не допустимо при нашем положении.

— Что ты предлагаешь? — совсем растерялся Хармхаб.

— Как только выгоним Хеттов обратно за Бычьи горы, возвращай армию в Кемет без промедления. Надо сместить Ранофре с должности главного над колесничими и поставить над войском волевого командира. А лучше, вообще, тебе подготовить свое войско колесничих.

— Но кто мне даст на это средства?

— Я выбью у Маиа, старшего казначея, золота столько, сколько ты потребуешь. И делать это надо, как можно скорее. Ты слышал рассказы Хеви, что творится сейчас в Вават и Куши. Если новые гиксосы полезут с севера, то жди удара в спину с юга от племен нехсиу.

— Но правитель…

— Я совсем не понимаю в последнее время правителя.— Перебил его Эйя.— Одними молитвами к Йоту не спасешься. Если ты мне веришь, если тебе дорога родная земля, то делай так, как я тебе говорю.

— Я понял тебя, мудрейший.

— Я же всеми путями постараюсь столкнуть лбами Суппилулиуму и Ашшурбалита. Враги становятся не опасными, когда грызутся между собой.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.