ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

29

Меритре проснулась поздно утром. Ее никто не будил на утреннюю молитву, как бывало раньше. Да и вообще, церемонию восхода солнца проводили теперь второпях, лишь бы отслужить. Никто строго не следил за жрецами Йота, и они откровенно ленились полностью читать длинные гимны. Пропев фальшиво несколько фрагментов из разных молитв, служители небрежно принимали жертвоприношения от горожан, благословляли их и вежливо выдворяли из храма.

Служанки принесли чистую одежду нежно-розового оттенка в мелкую складку, красивое наплечье из золота и драгоценных камней, мягкие сандалии, от которых ноги давно отвыкли. Впервые за дни странствий Меритре наконец-то с удовольствием окунулась в пруд с ароматной водой и долго нежилась, лениво плавая среди лепестков лотоса. Ее натерли благовонным маслом. Старая служанка всё охала и со слезами причитала: какая же Меритре стала худенькая, ребра торчат, а кожа на руках и шее совсем огрубела от чужого солнца. После две служанки причесали волосы частыми костяными гребнями и переплели с разноцветным бисером. Закончив с прической, водрузили на голову колпачок с ароматными смолами. Художник тонко разрисовал лицо, подведя глаза и выделив контуры губ. Веки украсил золотой пудрой, а щеки легким румянцем. Ей поднесли лист отполированного серебра. Меритре взглянула на свое отражение и не узнала той взрослой девушки, которая смотрела на нее. Лицо вытянулось. Скулы выпирали, а щеки наоборот втянулись. Глаза уже не горели, как раньше детским озорством, теперь в них играло кокетство взрослой девушки с искорками мудрости. Пухленькие капризные губки теперь обрели более тонкие, правильные черты. Неужели это она?

За дверью ее уже ждали сестры Анхесэмпйот и Мекйот. Маленькая Анхесэмпйот не сдержала радости и бросилась на шею сестре, затем внимательно оглядела ее, хлопая длинными ресницами, и зачарованно произнесла:

— Какая ты стала красивая, словно луна в небе.

— Ты тоже выросла и похорошела,— потрепала ее Меритре по маленькому остренькому подбородку,— плечики уже не такие костлявые и личико круглое.

Мекйот без слов разрыдалась и уткнулась в плечо сестры. Меритре не ожидала такого от нее. У Меритре с Мекйот всегда были холодные отношения. А тут сестра раскисла и лила слезы у нее на груди. Пришлось утешать сестру со всей теплотой и нежностью, пока глаза не просохли на миленьком кругленьком личике средней дочери усопшего правителя. Они прошли в сад, где их ожидали жрицы высокого сана, предназначенные стать побочными женами правителя или уже прошедшие это посвящение.

Меритре встретили вздохами восхищения, в которых сквозило немного зависти. Посыпались глупые вопросы про Нахарину, войну и отрубленные головы. Меритре, как могла односложно отвечала, стараясь никого не обидеть. Красавица Бокйот, младшая сестра усопшего Солнечного правителя выдернула Меритре из толпы любопытных и отвела в сторону.

— Цветочек мой, зачем ты сюда явилась? — тихо, чтобы никто не услышал, прошептала она, при этом, делая вид, что ужасно рада видеть свою племянницу.— Рамосе – начальник войска Ахйота сегодня утром очень настойчиво просил уговорить тебя согласиться войти в дом Ахмосе и стать его сестрой. Я помню, что мой брат обещал тебя в жены этому расфуфыренному юнцу, но что-то в душе мне подсказывает: ничего хорошего из этого не выйдет.

— Я вчера подслушала разговор Ранофре и его шайки северян. Они готовят заговор.— Сообщила Меритре.

— Я догадывалась,— обречено вздохнула Бокйот.

— Ахмосе хотят поставить над Обеими Странами правителем. Только, мне не совсем понятно: я дочь от второй жены правителя, я не наследую власть. Таков божественный порядок.

Бокйот покачала головой.

— Мой брат в последнее время так вертел божественным порядком, издавая новые правила, что они вполне могут объявить тебя наследницей власти. Вспомни, хотя бы, как Эхнэйот обрядил Кейе в синий венец правителя и объявил ее приемником — неслыханная дерзость! Но все смолчали. И на этот раз смолчат. Кроме тебя, им выбирать некого. Я стара для Ахмосе. Старшая дочь Сына Солнца Мийот — супруга Семенхкере. Средняя Мекйот посвящена в чистые жрицы, она неприкасаемая. Младшая Анхесэмпйот обручена с Тутэхнэйотом. К тому же, отец передал тебе голубой шлем,— а это священный символ власти. Голубой шлем может носить только правитель во время военных походов. Если бы ты знала, как перепугался Семенхкере, узнав об этом.

— А что с малышкой Мийот, дочерью Кейе?

— Не знаю,— Бокйот печально опустила глаза.— Тут такое творилось… Когда Кейе родила мертвого ребенка, думали, что правитель сошел с ума. Он целыми днями простаивал на пилонах Солнечного храма, воздев руки к небу. У него участились приступы болезни. Он почти ничего не ел. После объявил, что Кейе проклята и должна покинуть Столицу, а Йот ему вскоре должен указать женщину, которая родит наследника. После этого, вроде бы, он успокоился, и все пошло своим чередом. Но Сын Солнца внезапно ослеп, а через три дня скончался. Во всем обвинили жрецов Амуна, которые, якобы решили отомстить правителю за гонение и наслали сильное проклятье. Но как жрецы Амуна могли ему отомстить? Их не то, что к правителю, в Ахйот не пустили бы. Так, как Семенхкере имел право занять трон, и частенько занимался государственными делами, ему доверили править Обеими Землями. Ждут, когда появится Эйя и совершит все нужные обряды для помазания нового любимица Йота. Кейе оклемалась от тяжелых родов и устроила скандал. Несла полный бред, о том, что ей обещали корону. Если она не получит корону, то поспешит навстречу Хармхабу и всех разоблачит в заговоре. Такой гневной и страшной эту маленькую милую женщину никто еще не видел. На следующий день она бесследно исчезла вместе с дочерью. Подумали, что она, действительно, отплыла к Хармхабу. Но никто больше про нее ничего не слышал.

— Ты поможешь мне бежать? — открыла свои планы Меритре.

— Конечно,— не задумываясь, согласилась Бокйот.— Все, что в моих силах.

— Тогда помоги мне еще выкрасть Тутэхнэйота и младшую Анхесэмпйот.

— Хорошо. Но, тогда захвати с собой и среднюю Мекйот. Мне будет спокойней.

— Я так и сделаю.

— Но постой,— Бокйот очень внимательно посмотрела Меритре в глаза.— Как ты справишься в одиночку?

— Не забывай, сияющая, что я воевала. Под моим стягом целая меша смелых воинов.

— Как быстро все меняется,— вновь вздохнула Бокйот.— Еще вчера ты была несносной худенькой девчоночкой, а сегодня уже командуешь войском. Тебе бы позавидовала даже сама Мааткара Хенеметамон Хатшепсут.

— Если Хатшепсут находится среди Богов, то пусть не завидует мне, а лучше поможет.

 

Семенхкере восседал на троне правителя, обвешанный золотыми браслетами и серебряными безделушками. Он крепко сжимал в руках символы власти: жезл в виде крюка хека и многохвостую плеть нехех, но венец Обеих Земель пшент отсутствовал на его голове. Семенхкере сидел в головном платке нехбет, и даже без золотого урея — надеть не посмел. Рядом с ним на троне более низком находилась старшая дочь Эхнэйота Мийот в голубом легком, словно облачко платье в мелкую складку. Придворные, почти все новые лица, стояли напротив правителя и смиренно ловили каждое его слово.

Когда в зал вошла Меритре гордая и немного надменная, все взоры обратились к ней.

— Живи вечно! — приветствовала девушка Семенхкере, протянув к нему руки раскрытыми ладонями.

— Здоровья и силы,— ответил правитель, как здороваются с воинами.— Ты сказала только: живи вечно.

— Да, Солнечный,— согласилась Меритре.

— Когда правителю желают «жить вечно», добавляют: «вековечно»,— как бы невзначай напомнил он.

И все вокруг закивали, подтверждая справедливость слов правителя.

— Разве верховный жрец Эйя совершил обряд помазания и объявил на всю вселенную имя нового правителя? — уязвила его Меритре.

Сановники недовольно загудели, словно рассерженный рой пчел.

— Дело времени,— небрежно ответил Семенхкере, не желая пока ссорится с сестрой.— Страна не может существовать без правителя, ибо он отвечает перед Йотом за своих подданных, и перед своими подданными отвечает за милость Йота. Разве не так? Что же мы будем ждать Эйю, пока он изволит появиться. А если в это время на наши головы обрушится гнев Всевышнего? Кто будет молить о прощении?

— Гнев без того обрушится,— мрачно произнесла Меритре.

— С чего ты это предвидишь? — усомнился Семенхкере, хотя по его лицу пробежала нервная судорога.

— Где маленькая Мийот? Если она убита, Всевышний такого не простит.

Слова были обращены не столько к правителю, сколько к его окружению. Меритре почувствовала, как некоторые сановники беспокойно тайком переглянулись. Конечно, это были два брата Нештсук и Небнуфе.

— Я не знаю,— ответил спокойно Семенхкере. Меритре почувствовала по голосу, что он говорит искренне.— Кейе пропала вместе с дочерью. Я отправил людей на поиски. Сам волнуюсь и, даже, объявил награду тому, кто знает их местонахождение. Она сама не своя была в последнее время. Всюду мерещились заговоры. Неизвестно, что ей взбрело в голову. Найдется.— Глаза Семенхкэре загорелись любопытством.— Расскажи лучше, как прошел поход. Почему ты появилась одна, да еще так неожиданно? Мы рассчитывали встретить тебя во главе войск, на золотой колеснице в голубом шлеме. И где подарки для меня?

— Прости, Солнечный. Обоз вскоре прибудет в столицу. Я спешила сюда, в надежде успеть на погребенье отца.

— Сочувствую, но мы вынуждены поскорее справить обряды отверзание уст и прощания.

— Почему так скоро? — удивилась Меритре.— Положенный срок прощания с правителем – семьдесят дней. Что заставило вас грубо нарушить обряд?

Глаза Семенхкере беспокойно забегали, как бы ища поддержки в толпе придворных.

— Такова воля Йота,— как-то неуверенно ответил Семенхкэре.— Мне сообщили об этом жрецы. Я вынужден был отдать распоряжение поспешить с похоронами. Наверное, Йот хотел быстрее воссоединиться с твоим отцом. Так вещали провидцы. Но хватит о грустном,— решил разрядить обстановку молодой правитель.— Траур прошел. Сегодня вечером я устраиваю пир. Потом мы едем кататься на барках по Хапи. А завтра охота на газелей в пустыне. Присоединяйся. Посмотрим, как ты научилась стрелять с колесницы.

— Благодарю за приглашение,— поклонилась Меритре,— но охота — дело мужское. Удобно ли будет?

— Война тоже дело мужское, но ты же воевала,— не сдавался Семенхкере. Его это начинало забавлять.— Скольких бородатых ты убила? — Он рассчитывал, что Меритре признается, что, мол, сидела в обозе и помогала лекарям, или начнет что-нибудь выдумывать, и все поймут, что она врет, и понятия не имеет, как держать в руках оружие.

Но Меритре ответила:

— Мне тяжело об этом говорить. Я слабая женщина, причиняла смерть сильным воинам. Сколько их — не считала, но не понимаю, как можно гордиться тем, что отнял жизнь у человека.

Нависла неловкая тишина. Семенхкере решил выкрутиться и произнес что-то несуразное:

— Но это же война. Ты убиваешь — тебя убивают. Поход закончился удачно и на том хорошо. Жду тебя на празднике.

Меритре поклонилась и покинула залу.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.