ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

30

Меритре готовилась к вечернему выходу. Служанки привычными умелыми движениями расчесывали непослушные вьющиеся волосы, переплетая темные локоны с нитями разноцветного искрящегося бисера. Одежду укладывали ровными складками. Лучший в городе художник по лицам старался так, что пот выступил у него на лбу. Очень тонко подводил кисточкой глаза и красил серебряной дорогой краской веки. Чернил длинные ресницы. Розовой пудрой посыпал щеки.

Перед Меритре на столике лежали, сверкая драгоценными камнями украшения, присланные Ахмосе: подвески, серьги, броши, ожерелья, заколки для волос — все самое красивое и дорогое, что можно было найти в Ахйоте. Любая девушка потеряла бы голову, увидев эту сияющую гору украшений. Но Меритре осталась равнодушна к блеску золота и веселым искоркам каменьев. Она все же решила нацепить на себя кое-какие безделушки, чтобы успокоить не в меру пылкого жениха.

Маленькая Анхесэмпйот сидела возле ног на скамеечке и неотрывно с восхищением наблюдала, как наряжают и раскрашивают Меритре. Девочка сидела тихо и старалась не мешать. Наконец она не выдержала и спросила:

— Я тоже буду такой красивой, когда вырасту?

— Ты будешь еще прекрасней,— успокаивала ее Меритре.— У тебя нежное круглое личико, глазки, словно у газели, носик маленький аккуратненький, щечки пухленькие. А у меня смотри, какие скулы, и нос с горбинкой.

— Ну и что? — не соглашалась Анхесэмпйот,— ты все равно самая красивая из всех моих сестер.

— Госпожа, не отвлекайтесь,— жалобно простонал художник по лицам.

— А ты станешь сестрой Ахмосе? — вновь беспокойно спросила девочка и на личике ее отразилась тревога.— Он тебе столько золотых украшений прислал, таких красивых.

— Тебе они нравятся?

Анхесэмпйот хитро улыбнулась и покраснела.

— Я тебе подарю их после праздника.

— Тебе не жалко будет? — обрадовалась девочка.

— Нет. Ты же знаешь, что я не люблю украшения. А если ношу, то строгие, без всяких излишеств. Вот как этот кинжал, что подарил мне настоящий воин или клыки льва, покрытые золотом — подарок смелого охотника. А эта мишура мне совсем не подходит.

— Ахмосе не будет сердиться? Он же старался, подбирал украшения у лучших ювелиров.

— Мне все равно,— безразличным тоном ответила Меритре.

— Так ты не станешь его сестрой? — очень осторожно повторила вопрос Анхесэмпйот.

— Разве можно сердце Меритре купить за кучку безделушек?

Безмерное восхищение загорелось в глазах девочки.

— Ты такая смелая и гордая.

— И ты должна быть такой. Мы — дочери правителя.

— У меня не получится,— вздохнула девочка.— Я всего боюсь: змей, лягушек, червяков.. —начала перечислять она с самым серьезным видом.

— Сияющая,— спросила одна из служанок,— Стражники ворот передали, что пришел какой-то торговец к тебе. Он утверждает, что ты заказывала ароматные масла.

— Пусть войдет. Я хочу, чтобы торговец сам показал мне свой товар,— приказала Меритре.

— Но, Сияющая, нельзя постороннему мужчине появляться на женской половине дворца.

— Хорошо. Проведите его в сад. Я сейчас выйду.

В саду Меритре увидела бородатого, пузатого торговца, по виду жителя приморья в ярко-желтой одежде, расшитой замысловатым орнаментом. Припудренный парик небрежно сидел на его бритой голове. Дорогие, но старые сандалии еще чудом не развалились. Он принес плетеную корзину, которую наполняли небольшие керамические баночки, аккуратно уложенные в солому. Торговец грохнулся на землю и поцеловал кончики сандалий Меритре.

— Вставай, покажи, что ты там принес.

Торговец тяжело поднялся и писклявым громким голосом с ужасным акцентом стал расхваливать свой товар. Меритре терпеливо выслушала повествования о волшебных бальзамах и чудесных исцелениях. Она чуть вздрогнула, услышав тихий голос Аменнефа:

— Будь осторожна. Ахмосе заказал одному лекарю сильное дурманящее зелье. Вот в этой бутылочке средство против ядов. Когда пойдешь на праздник, выпей его обязательно.— И торговец снова завизжал про божественные запахи, которые нигде не возможно больше сыскать, как только у него.

Меритре с видом знатока понюхала несколько предложенных баночек и гневно воскликнула:

— Что за дрянь! Ты что из ослиной мочи делаешь мази? Пошел прочь!

— Но, госпожа, вы не найдете ароматов тоньше и нежнее.

— Убирайся! Шарлатан! — топнула ногой Меритре, сама, пряча в складках одежды маленькую глиняную склянку.— Стража!

Стражники пинками вытолкали мнимого торговца, еще вдогонку пару раз протянули по спине палкой. Меритре, гневно вздернув подбородок, прошествовала обратно к себе в комнату. Она заметила, как Нетшсук, внимательно наблюдал за всей этой сценой, прячась за колонной.

— Я почти всех торговцев с приморья знаю,— задумчиво произнес он, обращаясь к брату Небнуфе, стоявшему рядом,— а этого не припомню.— Эй! — подозвал он одного из своих воинов.— Проследи за этим грязным торгашом. Узнай: где он живет и чем торгует.

 

Меритре появилась в Южной Усадьбе, когда пир шел в полном разгаре. Ахмосе сопровождал ее носилки в своей колеснице, весь раскрасневшийся от счастья и гордости. Никогда еще Меритре не выглядела такой красавицей. Даже Бокйот, блиставшая при дворе, не могла сегодня соперничать с ней. Чего стоил один взгляд: гордый и надменный, в то же время нежный и внимательный. Движения уверенные, но плавные. Округлые плечи и тонкая талия. Тонкие стройные ноги и высокая грудь.

А пир был в разгаре. Таких роскошных праздников, шумевших чуть ли не каждый день, двор давно не помнил. Эхнэйот жил аскетично, не любил чрезмерное веселье. Шумным застольям предпочитал философские беседы или созерцание танцев, исполняемых жрицами. Зато его преемник умел веселиться. Слуги не успевали бегать за вином. Чуть надкушенные газельи ноги валялись в кувшинах для костей. Жаровни шипели и трещали. Пирожки, финики, фрукты целыми горками возвышались на столах. Гуляющие были пьяными и не утруждали сдерживать себя в приличии: мочились прямо под стеной дворца, тут же блевали. Меритре передернуло от всего этого омерзительного зрелища. Музыканты надрывались. Фальшивые нотки резали слух.

Семенхкере восседал на высоком троне. Лицо его раскраснелось и перекосилось от изрядной дозы крепкого вина. Он кричал, брызгая слюной:

— Я правитель! Истинный сын Йота. Где Хармхаб? Пусть спешит сюда! Я пойду войной на хеттов. Я покажу, как надо воевать. Весь мир будет у моих ног!

— Слава правителю! — пьяными голосами орали его приближенные.— Здоровья! Силы! Веди нас в бой!

Перед Ахмосе и Меритре, как из-под земли, выросли два брата-заговорщика: Нештсук и Небнуфе. Они выглядели абсолютно трезвыми. Братья учтиво поклонились Меритре и пожелали ей вечной красоты и молодости. После к Меритре подходили другие вельможи и нараспев восхищались свежестью и красотой Дочери Солнца. Ахмосе предложил Меритре вина, разбавленного соком. Девушка с удовольствием пригубила напиток и тут же почувствовала чуть заметную горечь. Через некоторое время голова закружилась. Тело стало легким, словно состояло из воздуха. Меритре закрыла глаза и покачнулась. Тут же ощутила, как ее поддержали сильные руки Ахмосе.

— Тебе не хорошо, мой цветок? — прошептал страстно он.

Меритре постаралась что-то ответить, но язык совсем не слушался.

— Ей плохо,— говорил кому-то Ахмосе, неся Меритре на руках к выходу. Она почувствовала, как ее кое-как усадили на мягкие подушки в носилки — просто грубо кинули.

— Готова! — удовлетворенно произнес Ахмосе.

— Уноси ее в свой дом,— прозвучал голос Нетшсук.

— Не опасно ли… вот так, сразу,— это говорил Ранофре.— Она все же Дочь Солнца.

— Мы все свидетели, что Меритре добровольно изъявила желание войти в дом Ахмосе.

— Не трусь! — это уже говорил Небнуфе.— Нам надо действовать решительней и не терять времени. Сегодня я получил ответ от правителя Вавилона. Он готов поддержать нас войсками, если мы отплатим ему пшеницей и вином.

— Он хочет накормить всю свою страну? — удивился брат.

— Нет. Его мысли хитрее: завезти на рынки Ассирии зерно, снизить там цену на хлеб и вино, тем самым, разорить всех землепашцев. Поднимутся волнения, и тогда он сможет пригрозить Ашшурбалиту войной. Отнимет у него все приграничные земли и подчинит себе касситские племена.

— Хорошая весть! — согласился Нетшсук.— Если к нам присоединятся воины из Вавилона, Хармхаб не попорет против такой силы.— Он склонился над Меритре.— Твой человек узнал, что за торговец приходил нынче к этой кошечке? — обратился он к брату.

— Мой воин шел за ним по пятам, но тот свернул за угол и исчез в пустом переулке.

— Осел твой воин,— выругался Нетшсук.— Накажи его. Как следует.

Слуги почти бегом несли носилки с бесчувственной Меритре. Они остановились возле высокого кирпичного забора с красивыми резными дверями черного дерева. Следом подкатила колесница.

— Живо отворяйте, ленивые обезьяны! — заорал Ахмосе на слуг.

Меритре почувствовала, как горячие дрожащие от нетерпения руки подняли ее и понесли в дом.

— Прочь с дороги! Я сам! — зло кричал Ахмосе, слугам, пытавшимся ему помочь.

Запахло свежими красками и не просохшей до конца штукатуркой. Меритре небрежно кинули на ложе.

Ахмосе подбежал к дверям и надежно захлопнул их. «Неужели сейчас это свершится!» — забурлило у него в мозгу. Все тело дрожало в истоме. Сердце бешено колотилось. Нетвердыми шагами он в полной темноте прокрался к ложу и протянул руки, надеясь нащупать нежное теплое тело своей возлюбленной. Но ложе оказалось пустым и холодным. Он пошарил по тонкой льняной подстилке — никого. Не могла же она превратиться в дым. Ахмосе испугался. Может, свалилась на пол. Нет. На полу он ничего не нашел.

— Меритре! — позвал он сипло, не узнав свой голос. Тишина.— Меритре!

— Я здесь! — словно шелест ветерка послышалось в дальнем углу.

— Зачем ты так меня пугаешь? Зачем мучаешь меня? Мое сердце в твоих руках, моя душа заперта в твоей шкатулке,— нес какую-то чепуху Ахмосе, на коленях подползая к Меритре. Он в темноте увидел ее стройные ноги. Затем раздался гонг, запели птички, зазвенели колокольчики и разноцветные звездочки закружились в хороводе.

Как только Меритре бросили на ложе, она тут же вскочила на ноги. Благодаря лекарству Анеммефа, действие дурманящего зелья окончательно прошло. Девушка на цыпочках направилась в угол комнаты, где, обычно воины вешают на стену оружие и доспехи. Там они нащупала тяжелую палку, с помощью которой тренируют руки. Когда страждущий Ахмосе подполз к ней, она, как учил Хармхаб бить секирой, замахнулась от правого плеча, левый локоть чуть выше правого, удар наотмашь всем телом, и обязательно в конце доработать кистью.

Ахмосе даже не пикнул. Голова юноши гулко стукнулась о деревянный пол, и он затих. Меритре быстро нагнулась над телом. Дышит! Неслышно прошла к дверям и резко рванула ручку на себя. Двое слуг, подслушивавших, что там делает их господин, ввалились в комнату. Два умелых удара дубиной, и слуги остались лежать без движения.

Во дворе происходила возня. Кушиты вмиг справились с рисутами Ахмосе. Амени, как разъяренный лев, с ужасным оскалом, с мечом в правой руке несся по направлению к дому. Увидев Меритре, он остановился и облегченно вздохнул.

— Он тебя не тронул? — беспокойно спросил Амени.

— Даже не посмел,— с презрением усмехнулась Меритре.

— Я видел, как он нес тебя в дом… Я ему кишки сейчас выпущу! — горячился Амени, порываясь в дом.

— Нет времени,— удержала его Меритре.— Зачем марать благородный клинок в ослином навозе. У него и без того будет долго болеть голова. А нам надо спешить в Дом Ликования.

— Пропустить немедленно! — Меритре показала стражникам свой золотой Анх. Те живо расступились, уступая дорогу Дочери Солнца и кушитам.

Меритре растолкала служанок и приказала одевать Анхесэмпйот. Девочка захныкала, но, узнав Меритре, немного успокоилась.

— Что случилось? — испуганно воскликнула Мекйот, протирая спросонья глаза.

— Ты тоже идешь с нами,— железным тоном, не терпящим возражений, бросила ей Меритре.— Ни о чем не спрашивай. Одевайся!

Амени привел растрепанного перепуганного толстого наставника.

— Птичка моя,— заголосил он,— что ты на этот раз надумала? Зачем ты уводишь детей?

— Хочешь, чтобы дети остались живы — не мешай! Разбуди Туто. Только тихо.

— Хорошо! Хорошо!

Толстяк удалился в сопровождении двух кушитов. Вскоре кое-как одетых сонных детей привели к Меритре.

— Я десять раз готов умереть за этих крошек,— вздохнул толстяк.— Но теперь меня точно убьют, узнав, что я помог тебе.

— Не бойся,— успокоила Меритре.— Пусть только посмеют и будут иметь дело со мной.

Толстяка и служанок связали, устроили в комнате погром, как будто здесь шла жестокая борьба, и наставник защищался пока хватило сил. Заговорщики побежали по коридорам вон из дворца.

— Сюда! Скорее! — из темноты их позвал женский голос.

— Бокйот! — узнала ее Меритре.

— Скорее по этому ходу,— показала Бокйот.— Стражников на воротах нет. Их убрали мои слуги.

— Пусть всегда с тобой будет Йот,— поблагодарила ее Меритре.

Когда до спасительного выхода осталось каких-нибудь двадцать шагов, из темноты появился Небнуфе с несколькими воинами.

— Не поздновато ли для детских прогулок? — усмехнулся он. Сквозь бороду сверкнул белый оскал.

— За мной, я знаю потайной проход,— крикнула Меритре.

Беглецы метнулись за ней по петляющим коридорам. Стражники чуть ли не наступали на пятки. С детьми от них не оторваться. Амени остановился, решительно повернулся и преградил путь преследователям. Место оказалось узкое, стесненное, с одной стороны стеной дворца, с другой возвышался высокий кирпичный забор.

— Я сам его прикончу! — остановил своих воинов Небнуфе. Острие его меча направилось в грудь Амени.— Все, птенчик, отлетался. Пришла пора умирать.

Небнуфе слыл умелым воином. Он хорошо владел мечом. Но манерой ведения боя обладал примитивной: у кого крепче рука — тот и победит. Он жестко встречал удар, рубил прямо или сбоку как можно сильнее, пока противник не ослабеет, тогда его добивал. Так сражались все ассирийцы. Но Амени обучал сам Хармхаб, предпочитающий биться на мечах по-хеттски: уходить от ударов, резко колоть и встречать скользящими блоками, отводя оружие противника чуть в сторону.

Небнуфе хотел с одного удара покончить с Амени. Но, пару раз рубанув в пустоту, он получил в ответ укол острим в бедро. Все произошло быстро и неожиданно для Небнуфе. Боль заставила его упасть на колени. Амени не стал добивать раненого, а умчался вслед за беглецами. Остальные стражники растерялись. Кто-то кинулся вдогонку, но тут же получил в грудь маджайскую стрелу.

Вырвавшись из дворца, преодолев несколько кварталов, беглецы летели по мощеной дороге, ведущей к набережной. Впереди слышался плеск воды. Небо светлело. Кораблик покачивался возле пристани. Весла опущены в воду. Парус расправлен. Беглецы один за другим взбирались на борт.

— Остановитесь! — В двадцати шагах от них возник Нетшсук. Человек десять лучников держали всех под прицелом.— Путешествие окончено. Прошу пожаловать обратно в Дом Ликования. Завтрак стынет.

— Уходите! — крикнула Меритре своим товарищам.— В меня они стрелять не посмеют.

— Я останусь с тобой! —Амени попытался прикрыть ее своим телом.

— Нет! — отстранила его девушка.— Они тебя убьют при любом исходе.

— Я не могу тебя бросить,— не соглашался Амени.

— Уходи! — взмолилась Меритре.— Вспомни, там, в Нахарине, когда становилось жарко, ты всегда старался отправить меня в безопасное место. Теперь моя очередь.

— Не уйду,— твердо решил Амени.— Пусть убивают.

— Я буду сражаться с вами! — рядом вырос Паитси, закрывая Меритре щитом.

— Умирать, так вместе,— согласился Хуто, вытаскивая нож из-за пояса.

— Решили сдохнуть все? —ухмыльнулся Нетшсук.

Вдруг под его ногами раздалось шипение. Облако едкого дыма окутало лучников. Они зашлись в надрывном кашле и повалились на землю.

— Чего замерли? На корабль! — поторопил их Анеммеф, выскочив, невесть откуда. Он закрывал нос и рот куском материи. Едкий дым донесся и до беглецов. Глаза защипало, а в горле неприятно запершило. Но они уже оказались на корабле, и берег стал быстро удаляться.

Суденышко легко рассекало воду. Казалось, самое трудное позади: им удалось вырваться из рук заговорщиков и выкрасть детей. Но вскоре беглецы заметили, что их нагоняет длинный боевой корабль. Маленькому торговому суденышку тяжело уйти от быстроходного многовесельного судна с огромным парусом. Весла дружно шлепали. Корабль рывками надвигался все ближе и ближе. Уже явственно слышались команды погонщиков.

— Правь на мелководье,— приказал Анеммеф кормчему.— Ближе к берегу. У них низкая посадка. Они побоятся следовать за нами.

Тем временем на военном корабле разгадали их маневр. Весла зашлепали еще чаще. Длинное судно начало обходить, пытаясь пересечь путь и прижать лодку к берегу. Но в этом месте река текла спокойная. Появились отмели, местами, поросшие камышом. А до берега тянулись целые поля густых зарослей папируса.

Стрела с вражеского корабля уткнулась в палубу. На носовой площадке лучники готовились к атаке. Корабли постепенно сближались бортами.

— Придумай что-нибудь! — тормошила Анеммефа Меритре.

— Хуто,— спокойно обратился жрец к охотнику. Ты сможешь достать их кормчего?

— Из лука нет. Он защищен. Попробую по-другому,— сказал Хуто и подбросил верх пучок соломы, определяя силу ветра.

Кормчего на вражеском корабле с обеих сторон прикрывали деревянные щиты, на случай обстрела.

Тем временем зашуршали стрелы, не давая поднять головы. Но Хуто смело встал во весь рост. В руке у него оказался охотничий бумеранг: деревянная изогнутая палка, на одном конце которой приделан острый кремневый наконечник. Хуто расставил широко ноги, размахнулся и, с громким выдохом метнул бумеранг. Кувыркаясь, оружие взвился высоко в небо. Через несколько мгновений, снаряд сорвался с высоты и упал на корму вражеского корабля. Тяжелое судно вдруг вильнуло в сторону. Раздался треск. Преследователи сели на мель.

Амени и его друзья взорвались победным кличем и благодарили Хуто.

Плыли вверх по течению, пока солнце не достигло зенита. Жара становилась нестерпимой. Гребцы утомились, а ветер начинал стихать. Но вдруг в одной из тихих заводей показалась мачта, а затем хлипкая пузатая барка. Бедные торговцы на таких ненадежных суденышках отправляются в путешествия со своим товаром. Анеммеф приказал подплыть к судну. Беглецы перебрались на барку. Детей отвели в трюм, где для них было приготовлено уютное помещение, все в коврах и с мягкими подушками. Там же ждало их теплое молоко и фрукты. Барка отчалила и поплыла, теперь уже вниз по течению.

— Запутаем следы,— объяснил Анеммеф.— Пуска нас ищут на юге.

Вскоре впереди появились три боевых корабля. Анеммеф встал у кормовых весел, всем остальным приказал спрятаться внизу. Беглецы затаились в надежде, что корабли проследуют мимо. Но все же один корабль направился прямо на них. Весла сцепились, не давая двигаться. На палубе появился Небнуфе. Вернее его вынесли на небольших носилках, так, как его левая нога была перебинтована после сражения с Амени. Анеммеф, изображая покорность, низко склонив голову.

— Эй, червяк! — с презрением крикнул Небнуфе.

— Пусть годы будут твои долгие, и сила неистощимая,— пропел Анеммеф с хорошим южным акцентом.

— Что ты хрюкаешь, как свинья,— Небнуфе презирал всех южан, и этот южный говор раздражал его.— Не попадался тебе на пути корабль.

— В полдень проплывало мимо небольшое судно,— правдоподобно соврал Анеммеф.— Хотел спросить у хозяина, как там впереди река, но он очень спешил, так, что гребцы надрывались.

Небнуфе удовлетворил такой ответ. Он уже хотел дать команду отпустить торговую барку, но потом передумал и спросил:

— Ты что везешь, скотина?

— Я плыву из Свена, от первого порога. У меня груз масла оливы, вина и уксуса.

— Брось-ка кувшинчик вина.

Анеммеф сделал вид, что суетится, выбрал среди кладки кувшинов самый старый и передал на военный корабль. Один из воинов поймал кувшин, сорвал восковую крышку и протянул Небнуфе. Тот отпил глоток, поморщился и сплюнул за борт.

— Что за кислятина! Такую гадость даже невольники пить не будут.

— Но это лучшее вино, добрый господин,— чуть не плача, произнес Анеммеф.

— Лучшее вино делают только в Нижней Стране. Запомни, осел. Плывем дальше,— крикнул он своим кормчим.

Паруса уже почти скрылись, а Анеммеф все продолжал стоять, униженно согнув спину.

— Путь свободен,— позвал он прятавшихся беглецов.— Скоро появится Горизонт Йота. Мы не будем заходить в город, а проплывем мимо.

— Куда же направимся? В Хекупта? — поинтересовался Амени.

— Нет,— отрицательно покачал головой Анеммеф.— Нас там будут поджидать. Мы отправимся в надежное место, где вас никто не найдет.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.