ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

35

Семенхкере принимал послов и чиновников с докладами не в Доме Ликования, где Эхнэйот специально построил зал для приема, а во дворе Солнечного Храма, в окружении огромных статуй усопшего правителя. Множество каменных двойников Эхнэйота загадочно улыбались, лукаво и внимательно глядя на присутствующих, казалось, живыми глазами. Округлые широкие бедра, впалая грудь, неестественно вытянутые лица уродовали образ правителя, но в позе его, во взгляде, в улыбке, чувствовалась необъяснимая магическая сила, заставляющая ощущать незримое присутствие сиятельного повелителя, ставшего богом, его бесспорное превосходство перед людишками, что копошатся у его ног.

Семенхкере чувствовал себя спокойней под защитой этих каменных стражей. Он ощущал магическую поддержку Эхнэйота. Как будто дух его стоит за спиной и подсказывает правильные мысли.

Правитель восседал на высоком каменном троне. Спинка трона возвышалась над головой, где сверкал золотом диск Йота и протягивал к голове Семенхкере руки-лучики. Мийот сегодня не здоровилось после очередного ночного веселья, и супруга не смогла присутствовать на приеме. Справа и слева от трона стояли высшие чиновники. Самые приближенные с пушистыми опахалами из павлиньих перьев плавно обмахивали правителя. Чуть дальше, менее значимые держали наготове кувшины с вином и пивом, подносы с фруктами, на случай, если вдруг Семенхкере захочется промочить горло. Меритре никого из них не знала. Сплошь новые лица. Отдельной кучкой, где-то возле колонн толпились старые придворные Эхнэйота. Они уже не имели былой власти. Да и должности почти у всех отобрали и раздали новым подхалимам.

Рамосе, Ранофре, братья Нештсук, Небнуфе и еще несколько человек из их круга собрались отдельно.

— Живи вечно, вековечно! — приветствовал правителя Эйя.

— Пусть боги всегда покровительствуют тебе. Где мой брат? — встретил его вопросом Семенхкере

— Радуется солнцу,— ответил жрец.— Просил поблагодарить тебя за ту щедрость, что ты оказал ему. Он счастлив служить наместником огромного и шумного Хекупта.

— Надежно ли его охраняют? — вопрошал Семенхкере. После его вопроса братья Нетшсук и Небнуфе переглянулись.

— Надежно,— нарочно громко ответил Эйя.— К нему приставлены чернокожие женщины из Куши. Сам Мах подбирал телохранительниц. Они не понимают наш язык и абсолютно неподкупны. Но если надо драться, дерутся на кинжалах не хуже мужчин и готовы стоять насмерть, как пантеры, защищающие свое логово.

Вслед за Эйей вошла Меритре.

— Живи вечно, вековечно,— протянула она к правителю раскрытые ладони.

— Живи правдою, Дочь Солнца! — Семенхкере нахмурился.— Я очень зол на тебя, за дерзость и неповиновение, но восхищаюсь твоей отвагой и смелостью.— Он выпрямился, вздернув кверху свой тяжелый подбородок с накладной бородкой. Лицо его приняло выражение снисходительности и благодушия.— Я хочу назначить тебя старшей после Мийот в моем женском доме и назвать любимой сестрой.

— Я счастлива, солнцеподобный,— удивилась Меритре столь неожиданной щедрости.— Всеми силами готова оправдать твое доверие. Мое сердце открыто для твоих мыслей, мои уши ловят каждое твое слово.

— Хочу возложить на тебя очень большую ответственность, - продолжал Семенхкере, не слушая ее.— Ты можешь послужить своей стране, не хуже полководца на поле боя.

— Всегда рада отдать жизнь за тебя и за родную землю,— заверила его Меритре.

— Мне стало известно, что хетты разгромили Митанни, и на этом не остановятся. В подвластных нам землях Лабана и Приморья вспыхивают восстания. Племена, подстрекаемые Суппилулиумой, отрекаются от нас и просят Хатти покровительствовать им. Нельзя допустить, чтобы враги вплотную подошла к границам Кемет. Поэтому я решил укрепить наш союз с правителем Керкемиша. Имея под носом у хеттов мощного союзника, мы не допустим, чтобы его колесницы оказались на западном берегу Оронты.

— В чем же заключается моя помощь? — не поняла Меритре.

— Я отдаю тебя в жены правителю Керкемиша.

Слова прозвучали в ушах Меритре, словно удар по голове, после которого сознание на несколько мгновений покидает человека. Она оглядела всех присутствующих, как бы спрашивая: ослышалась она или действительно это произнес правитель. Все молчали. Даже Эйя потупил взор.

— Но, я Дочь Солнца! — не поняла Меритре.— Никогда дочери правителей не покидали пределы Та-Кемет, чтобы осчастливить чужеземных правителей. Они достояние страны, часть божественной силы, охраняющей Та-Кемет.

— Так было раньше,— с легкостью возразил Семенхкере,— но теперь иные времена. Посмотри на других правителей. Суппилулиума выдает своих дочерей и сестер за правителей соседних государств и, тем самым, приумножил свое влияние. Да еще как! Никогда Хатти не была такой могущественной. Кровные узы надежней всяких договоров. Вспомни своего деда. Тушратта имел огромное влияние на севере, только благодаря тому, что его сестра, а после и его дочь находились при правителях Кемет на правах жен.

— Ты говоришь о народах, у которых другие Боги и другие нравы. Они могут себе позволить отдать дочь чужеземцам, но наши предки никогда такого не делали,— попробовала упрекнуть его Меритре.

— Не забывай, что в тебе течет хурритская кровь,— холодно напомнил ей Семенхкере.— Ты рождена от митаннийской принцессы. В тебе половина чужеземной крови. Так чего здесь незаконного? Ты станешь правительницей Керкемиша, а может, впоследствии будешь править и частью Митанни. Я обязательно совершу военный поход на север и отвоюю Вашшукканни.

— Но, так нельзя,— все еще пыталась защищаться Меритре.— Закон Та-Кемет запрещает выдавать дочерей правителя за инородцев. Помимо хурритской крови, во мне еще кровь властителей Обеих Земель. Ты нанесешь оскорбление их памяти. Прогневаешь Богов.

— Бог — я! — жестко отчеканил Семенхкере. Он начинал терять терпение. Брови его гневно сошлись к переносице.— Я издаю законы! Почему ему можно было менять законы, а мне нет? — он указал на одну из статуй Эхнэйота. Статуя все так же холодно улыбалась.— Все в мире меняется, и законы должны меняться. Ты еще вспомни времена Мааткара Хенеметамон Хатшепсут, когда женщина командовала мужчинами. Не смей меня упрекать. Я властитель Обеих Земель. Я Бог. Никто не должен сомневаться в моих мудрых словах. Иди! Готовься к великой миссии, которую на тебя возлагаю я и весь народ!

Меритре с надеждой еще раз взглянула на Эйю, но у того лицо оставалось непроницаемым, как у статуй Эхнэйота. Понятно, что помощи от него, или хотя бы одного слова в защиту, ждать бесполезно. Она окончательно осознала, что ее предали. Продали, как племенную корову.

Меритре вышла из Дома Ликования с гордо поднятой головой. И лишь за воротами не выдержала. У нее от обиды слезы сами полились ручьями из глаз. Она никак не могла успокоиться и рыдала на груди Амени, пока он не заставил ее выпить несколько глотков крепкого вина. Когда же девушка смогла все ему рассказать, Амени стал мрачен. Но больше всего его злило то, что Эйя и Хармхаб их предали. Неужели в этом мире никому нельзя верить? Он не ожидал от Хармхаба такой подлости. Человек, которого он любил почти, как отца, стремился быть похожим на него, готов был по одному его приказу сражаться насмерть, оказался предателем.

А Эйя! Служитель истины и порядка. Такой же продажный, как и все окружение Семенхкере.

Амени злился все больше. Его и Меритре вновь разлучают. Но что же теперь им придумать? Нельзя ослушаться правителя. Его воля — закон! Если только бежать и укрыться на чужбине. Аменнеф куда-то пропал, и от него не поступало никаких вестей. Может он смог бы что-то подсказать или как-то помочь. Амени вышел во двор, где садовник ухаживал за клумбой перед алебастровым изваянием. Хармхаб возносил молитвы Йоту, протягивая руки на восток. Одна нога чуть впереди. Лицо сосредоточенное и отрешенное. Амени схватил топор садовника и со всего маху рубанул бронзовым лезвием по голове алебастрового Хармхаба. Голова откололась и полетела в траву.

— Что ты делаешь, господин! — испугался садовник.— Статуя дорогая. Ее ваяли в мастерских Ахйота сам глава скульпторов Тутмес.

— Именно так поступают с предателями,— прорычал в ответ Амени, и тут же отколол статуи одну руку.

Он бы разнес до основания дорогое изваяние Хармхаба, если бы в ворота громко не постучали. Рисут из Дома Ликования передал приказ от правителя: Семенхкере хочет видеть Меритре немедленно в своих покоях.

Разреши тебя проводить,— попросил Амени.

— Нет! — Меритре взглянула на топор в его руках.— Нельзя горячиться. Этим делу не поможешь. Я просто так не сдамся.

 

Правитель отдыхал от дел в своих покоях. Просторная комната с узкими окошками раньше принадлежала Эхнэйоту. Обстановка в покоях строгая, без излишеств: только кое-где росписи, да немного позолоты. Семенхкере поедал фрукты с огромного серебряного подноса. Меритре вошла спокойная и сдержано поклонилась повелителю. Он тут же приказал всем слугам удалиться, отодвинул поднос и набрал воздух полной грудью, готовясь к нелегкому разговору.

— Я могу тебя взять в жены, но не сделаю этого,— начал правитель без вступления.

— Мийот не очень понравилось бы мое соперничество. Характер у меня скверный,— дерзко ответила Меритре.

— Только не начинай речь о том, что спасла меня и моего брата Туто от смерти. Я не верю ни в какие заговоры. Меня охраняют лучшие воины. От одной мысли, что на меня, на Семенхкере кто-то посмеет поднять руку… Нет! Никогда! Даже подумать о таком, становится смешно. Скоро я буду великим правителем и намерен затмить своими подвигами всех предыдущих владельцев венцом Обеих Земель. Да! Я вновь покорю весь мир. К моим ногам упадут правители и будут молить о дружбе. Великая Та-Кемет! Великий Семенхкере! — Он наслаждался произносимыми словами.— Ты должна мне помочь. Это твой долг, как дочери Сына Йота.

Что за бред он нес? Как будто стать великим правителем так же просто, как облегчиться после хорошего обеда. Как он намерен покорить мир? Меритре совсем не впечатлили бравурные речи правителя, даже слегка передернуло от омерзения.

— Могу я отказаться от чести называться Дочерью Солнца и снять анх? — спросила Она.

— Нет! — он резко встал.— Если снимешь анх, я сделаю тебя чистой жрицей. Ты будешь танцевать каждый праздник перед толпой и собирать подношения. И вся твоя жизнь будет проходить в стенах храма, пока не успокоишься.

— Чистая жрица из меня не выйдет. Я познала любовь,— нагло соврала Меритре. Хотя она тут же пожалела об этом.

— Что! — Семенхкере всего перекосило.— Это тот… Сын Хеви? Как его? — Он зашипел, замычал, не в силах выразить свой гнев.— Я прикажу побрить тебя в жрицы и отправлю куда-нибудь в пустыню. Хочешь остаток своих дней провести в отдаленном храме и ухаживать за прокаженными? У тебя не будет ничего: ни дома, ни детей, ни любимого мужа. Только такие же несчастные, как ты в рубище из грубого льна, ежедневные молитвы и черствый хлеб на обед.

— Я согласна,— не задумываясь, ответила Меритре.

Семенхкере весь побагровел от злости.

— Нет,— прохрипел он.— Ты все же отправишься в Керкемиш! Я заставлю тебя! Я — Правитель! Ты обязана выполнять мою волю! Моими устами говорит Йот! Ты поняла меня? Все обязаны выполнять мою волю! И ты ее выполнишь!

Меритре решила больше не злить Семенхкере. Она склонила голову и удалилась, не обращая внимание на угрозы и злое шипение. Она не на шутку перепугалась. Не потому, что боялась Семенхкере, она вдруг испугалась за Амени. Самой ей ничего не страшно, да и Семенхкере не посмеет даже пальцем тронуть Дочь Солнца. Но Амени могут убить по приказу правителя. Надо срочно бежать из Ахйота, и как можно скорее. Теперь надеяться не на кого, даже на Эйю и Хармхаба. В голове роились планы. Куда бежать? В Куши. Тогда Хеви впадет в немилость. Семенхкере его легко сместит и поставит на должность какого-нибудь своего лизоблюда. Попросить убежище у престарелой правительницы Тейе. Ненадежно. В окружении правительницы полно продажных вельмож. Единственное — покинуть страну. Но куда идти? У них с Амени за душой ничего нет. Придется всю жизнь прожить в изгнании, на чужой земле, среди чужих людей в нищете и страхе. Всю жизнь! А они еще только-только начинают взрослеть.

Когда Меритре покинула покои правителя, Семенхкере долго сидел, размышляя, как заставить эту дерзкую девчонку подчиниться. Он построил такой грандиозный план по захвату Нахарины, все продумал, вел долгие переговоры с послами из Керкемиша. А эта полукровка смеет ослушаться его! Да еще смеется над его великими замыслами! Он заставит ее! Но тут же подумал: убежит! Удерет по дороге! Сколько раз она обманывала бдительных стражей! Еще маленькая вечно пропадала из дворца. Постоянно ее искали. Два раза удирала от Ахмосе. Один раз перед самой свадьбой, из дома, полного слуг. Второй раз так отделала своего бывшего жениха, что он дней семь не мог с постели подняться. Чуть череп ему не расколола. Да еще прихватила с собой детей из Дома Ликования, где на каждом шагу охрана.

Вдруг его осенило. Гениальная мысль! Как он сразу не догадался? Он велел позвать к себе Ахмосе. Тот немедля явился и упал на колени перед правителем.

— Я знаю тебя как отважного и гордого воина, готового за честь своего Дома пролить всю кровь.

— Это так, о, солнцеподобный.

— Почему же ты не ответишь за все оскорбления нанесенные тебе. Разве ты не мужчина? Ты знаешь, о ком я говорю. О сыне Хеви — этом выскочке, прихвостне Хармхаба.

— Что мне с ним сделать? — Ахмосе клацнул зубами, словно разъяренный шакал.

— Иди и убей его!

— Я подкрадусь незаметно в темноте и вспорю ему брюхо!

— Нет! Ты честный воин и должен вызвать его на поединок. Если отомстишь за себя, я поставлю тебя на должность выше, чем занимает твой отец. Мне нужны достойные слуги.

— Да! Я вызову его на честный поединок! Пусть все будут свидетелями, как я его собачьей кровью смою позор с моего имени и моего Дома! — с горящими глазами поклялся Ахмосе.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.