ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

37

Амени очнулся с сильной головной болью. Все тело сотрясал озноб. Пот стекал липкими струйками по лбу и по груди. В горле першило от сухости. Ужасно хотелось пить. Амени полулежал, полусидел, прислонившись спиной к холодной неровной каменной стене. Пытаясь понять, где он находится, Амени напряг зрение. Очертания двоились и плыли перед глазами. Наконец он различил темные своды небольшого грота. Неровный вход закрывала деревянная решетка из толстых кольев. Прямо перед ним стоял кувшин и грубая деревянная миска с молодыми побегами папируса. Амени заставил дрожащую непослушную руку потянуться к кувшину. В чреве старого керамического сосуда оказалась теплая, пахнущая тиной, вода. Амени жадно приложился к горлышку с неровными побитыми краями и выпил все содержимое до дна. Его тут же вырвало. Стало легче. Силы потихоньку возвращались. Он сел, удобнее устроившись на подстилке из старой почерневшей соломы.

Немного отдышавшись, Амени кое-как поднялся на ноги и подошел к решетке. Грот, в котором он оказался, был частью заброшенной каменоломни. Когда-то в этом месте добывали желтый песчаник. Виднелись в стенах борозды, проделанные инструментами камнерезов и куски выпиленных прямоугольных блоков. Теперь же каменоломня служила для содержания преступников. Он попробовал решетку на прочность. Толстые колья даже не пошевелились. Загородку надежно подпирал снаружи толстый кусок бревна. Напротив, на расстоянии трех шагов чернел еще один грот. Такая же решетка, из толстых кольев прикрывала дыру. Но только прикрывала. Ни засовов, ни бревна, подпирающего решетку, как у него, он не увидел. Амени понял, что там никого нет. Он один в пещере. Справа пробивались лучи заходящего солнца. Виднелся в проходе кусочек синего неба и край каменной лестницы, спускавшейся вниз.

Снаружи донеслись шаги. Амени встал на носочки, чтобы разглядеть, что там внизу, и увидел трех человек, остановившихся возле лестницы: двое стражников с копьями и, он не мог ошибиться, все тот же гнусный Нештсук.

— Здесь.— Стражник ткнул копьем в сторону пещеры Амени.

— Все, как договорились,— тихо произнес Нештсук.— Вы вывели его на прогулку, а он попробовал бежать. Тогда вы его прикончили. Каждый получит по мешку чечевицы.

Амени понял, что речь идет о нем. Его хотят прирезать. Удобное место: вокруг ни души. К тому же, всем известно, что самые продажные стражники те, что охраняют преступников. Самых ненадежных отправляют сторожить тюрьмы, так, как не доверяют им охранять городские ворота и, тем более, склады.

— Господин,— несмело начал один из стражников.— А если нам не поверят. Все же он сын Хеви, наместника Куши.

— Ты смеешь торговаться со мной? — взбесился Нештсук.— идите и убейте его!

Стражники не тронулись с места.

— Все очень просто,— сказал Нештсук, поднял с земли булыжник, размахнулся и неожиданно ударил им одного стражника по голове. Тот вскрикнул и повалился на землю.

— Господин, ты разбил ему голову,— испугался второй.

— Теперь вам поверят. Поднимайся наверх, прирежь пленника, затем выволоки труп наружу и зови помощь. Скажешь, что это он огрел твоего товарища, а ты вынужден был защищаться. Получишь еще мешочек благовоний за старание и кувшин масла.

Стражник не очень охотно направился к лестнице. Амени отступил обратно в грот, пытаясь найти хоть что-нибудь для защиты. Но кроме кувшина и миски ничего под рукой не оказалось. Привычным движением он ощупал пояс. Но откуда там взяться ножу? Осталось только покорно ждать смерти. Он решил встретить ее смело, глядя прямо в глаза своему палачу.

Тем временем стражник поднялся, отодвинул бревно, подпиравшее решетку, немного постоял, борясь с совестью или со страхом, затем решительно приказал:

— Выходи!

Но вдруг за его спиной, словно тень, очутился еще один человек. Он прятался в гроте напротив, в том, что сначала показался Амени пустым. Крепкий кулак двинул по бритому затылку, стражник обмяк и рухнул на колени. Второй удар и он уткнулся лицом в каменный пол. Хуто вытянул вперед ладонь, предупреждая радость Амени.

— Как ты меня нашел? — удивился юноша.

— Аменнеф послал меня к тебе на помощь. Пока ты был без сознания, я прятался напротив.— Он протянул Амени меч.— Твое оружие. Клинок нашел на месте поединка.

— Я навеки перед тобой в долгу!

— Уходим отсюда,— поторопил его Хуто, подобрав копье стражника.

Они выбрались на свободу. К тому времени сумерки спустились на землю, смешивая все краски в единый серый цвет.

— Зачем ты его сюда ведешь? — сердито закричал Нештсук, увидев беглецов. Он подумал, что это купленный им стражник сопровождает пленного.

— Чтобы там не наследить кровью,— ответил Хуто.

— Я его сейчас сам зарежу,— стиснув зубы, прорычал Нештсук и приготовил меч.

Амени рубанул первым. Острое лезвие ударило прямо в то место, где плечо переходит в шею. Несмотря на слабость, Амени вложил все остатки силы в удар. Нештсук ничего не успел понять. Ключица хрустнула. Изо рта фонтаном хлынула кровь. Он рухнул на землю, так и не поняв, что же произошло. Хуто и Амени, не оборачиваясь, побежали прочь от каменоломен. На дороге они наткнулись на колесницу. Возничий Нештсука дремал, опустившись на дно. Хуто оглушил его крепким ударом кулака в челюсть и выкинул обмякшее тело на обочину. Беглецы взобрались в повозку и умчались по пустынной неровной дороге.

 

Меритре потребовала, чтобы ее немедленно допустили к правителю. Старший стражник нехотя отправился с докладом и долго не возвращался. Меритре начала терять терпение. Наконец ее пригласили в покои.

— Я знаю, зачем ты пришла,— встретил ее Семенхкере.— хочешь просить за своего воина? Он тяжело ранил одного из моих чати.

— Они сражались в честном поединке,— пыталась защитить Амени Меритре.— Тем более, его вызвал на бой твой чати.

— Поединки с оружием запретил еще Тот, кого любил Йот. Проливать кровь в городе Солнца равносильно оскорблению Йота. Жрецы могут потребовать отрезать ему ноздри и сослать в каменоломню.

— Ахмосе ты тоже отрежешь ноздри?

— Ахмосе — сын старшего над колесничими.

— Амени — сын наместника Куши.

— Не имеет значения. Закон един для всех. Как решат жрецы. Если виновны оба – накажут обоих.

— Но они воины, и бились честно! — возражала Меритре.

— А мне рассказали другое: Амени напал на Ахмосе с ножом, и тот даже не успел вынуть кинжал.

— Кто рассказал?

— Стражники. Те, что охраняли город. Они все видели. Им пришлось обезоружить твоего воина и отправить в старую каменоломню.

— Пусть приведут стражников! — потребовала Меритре.

— Хорошо. Ты думаешь, они при тебе начнут отпираться от своих показаний? Тогда, выходит, стражники соврали самому правителю! Я их тут же подвергну пыткам. Ну что? Звать?

Меритре осознала, что проиграла и ничего не сможет сделать для спасения Амени. Стражников подкупили или запугали. Да и сами охранники порядка — воины Ранофре — старшего над войском Ахйота. А Ранофре заодно с Нештсуком и Небнуфе. На суде они поклянутся, что на их глазах Амени зарезал безоружного Ахмосе и тогда его ничто уже не спасет. Хоть бы Ахмосе не помер от раны. Семенхкере ловко все подстроил. Все сделал, чтобы сломить Меритре. Он хочет видеть ее послушной. Внутри Меритре боролись гордость, самолюбие и страх за Амени. Страх победил.

— Чего ты хочешь? — спросила покорно она, опускаясь на колени перед Семенхкере.

Увидев Меритре коленопреклоненной и смиренной, правитель весь просиял и заерзал на троне.

— Я не узнаю тебя, Дочь Солнца. Неужели ради этого юнца ты готова пожертвовать всем? Да кто он такой? — с довольной ухмылкой спросил Семенхкере.

— Не смогу тебе этого объяснить, Солнцеликий. Ты не поймешь.— Слезы показались на глазах Меритре.

— Можешь не объяснять. Мне безразлично. Но если он так тебе дорог… Что не сделаешь ради сестры. Я оставлю ему жизнь,— снисходительным тоном решил правитель.— Даже отпущу его на волю. Если ты говоришь, что он честный воин, он будет свободен и останется при звании и своих наградах, но после того, как до меня долетят вести о великом празднике, на котором правитель Керкемиша взял себе в жены принцессу из Та-Кемет. Она доплыла благополучно до северного порта Угарита и не вздумала сбежать по дороге. А после стала покорной супругой и справедливой правительницей Керкемиша и, возможно, Митанни. А до того времени твой воин будет содержаться под стражей. И если что… Даже Хармхаб не поможет. Сбежишь — его подвергнут пыткам и казнят.

— Я согласна,— еле слышно выдохнула Меритре.— Когда собираться?

— Нет, погоди. Сначала давай договоримся с тобой до конца. Я беру в свидетели Йота. Поклянись на священном анхе, что висит у тебя на правой руке.

— Клянусь! — так же тихо прошептала Меритре, поднеся к губам крест.

— Йота беру в свидетели! — прошипел Семенхкере, превратившись в надменного правителя.— Нарушение клятвы равносильно забвению. Клятвопреступник, давший обещание на священным анхе никогда не возродится вместе с солнцем и будет проклят навеки.

— Я помню это,— еле слышно прошептала подавленная Меритре.

— Отправляйся прямо сейчас! Корабль ждет. Правитель Керкемиша специально для тебя снарядил судно с охраной в пятьдесят человек. Там же есть все необходимое: одежда, обувь, украшения, даже служанки-невольницы. Вместе с тобой поплывет еще одно судно от меня с подарками. Да сохранит тебя Йот в дороге!

— Но и ты клянись! — потребовала Меритре.— Амени не должен умереть. Иначе месть моя будет страшная.

— Слово правителя — он будет жить,— торжественно произнес Семенхкере.— Только не пойму, зачем тебе сдался этот мальчишка. Теперь у вас совершенно разные судьбы. Как только ты наденешь венец повелительницы Керкемиша, я женю его на старшей дочери Хармхаба. Неплохая мысль: соединить два сильных Дома.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.