ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

40

В Угарите остановку не делали. Ночью миновали порт. Караван вошел в устье Оронты и направился вверх по течению. Там, где река делала поворот на юг широким изгибом, корабли причалили к берегу. До Керкемиша оставалось несколько дней пути по суше.

На Амени было жалко смотреть. Он осунулся и сильно похудел. Его угнетала мысль о скором расставании с Меритре. Он с ужасом ждал этого дня. Сама Меритре крепилась, как могла, но лила слезы по ночам, отчего ее черные глаза потускнели, а румянец почти сошел со щек.

Военачальник, возглавлявший охрану, занервничал, когда обнаружил, что берег в условленном месте оказался пуст: ни почетной охраны, ни повозок для сокровищ. Он не мог ошибиться. Именно здесь должны их встретить. Сам правитель Керкемиша обещал прибыть с вельможами для торжественной встречи драгоценной невесты. Что же могло случиться? Неужели он причалил не к тому месту. Нет, сомнений быть не может: изгиб реки, дорога, ведущая в Керкемиш, пограничные каменные изваяние львов — все правильно. Возможно, вестовой, которого он выслал с донесением, еще в Угарите не поспел вовремя, или что-нибудь с ними случилось по дороге?

Военачальник растерялся и не знал, что делать. Времена нынче неспокойные. Воины распущенной армии Митанни сколачивают банды, грабят местных жителей и караваны торговцев, даже иногда нападают на небольшие города. Отряды хеттов на быстрых колесницах, словно призраки появляются внезапно то там, то здесь. У него всего-то горстка людей, а трюмы корабля забиты золотом и оружием. Но ни это самое ценное — Дочь Солнца дороже всех сокровищ. Как с ней быть?

Предводитель охраны приказал воинам сгрузить все с кораблей и разбить лагерь. Решил ждать. Но солнце клонилось к западным горам, а из Керкемиша так никто и не появился. Прождав до утра, военачальник принял, по его мнению, самое разумное решение: самостоятельно двигаться к городу. Нагрузив особо ценный груз на колесницы и на плечи воинов, отряд двинулся в путь. Что не в силах было унести, погрузили обратно на корабли и отправили назад в Угарит. Местность шла пустынная и безлюдная. Серые каменистые холмы сменялись зелеными равнинами. Иногда возле жалких ручейков попадались корявые развесистые деревья или шапки колючего кустарника.

Меритре несли на носилках. Рядом шагал понурый Амени. Она старалась не смотреть в его сторону. Но иногда не выдерживала. Их взгляды встречались, и тогда слеза срывалась с глаз Меритре, а у Амени возникало ощущение, словно острый кинжал пронзает сердце.

Преодолев долгий путь, караван, наконец, вышел к каменным львам. Дальше широкая удобная дорога вела прямо к городу.

— Что там видно впереди? — спросил начальник стражи.

— У стен города собралось множество народу. Развиваются штандарты.— Сообщили ему.— Множество пестрых шатров.

— Повелитель решил устроить тебе, госпожа пышную встречу,— поклонился начальник стражи Меритре.— Воины готовят парад. Такого грандиозного праздника я не припомню. Столько народу вышло тебя встречать! Весь город!

Но Меритре совсем не радовалась. Она в последний раз взглянула Амени в глаза. Еле разжала бескровные губы, но твердо произнесла:

— Прощай. Пусть судьба твоя не будет горше моей.

Слова прозвучали, как последний красный лучик заката. Исчез, и весь мир погрузился в холодный черный мрак.

Амени застыл на месте, оглушенный горем. Он со страхом ждал этого мига. Этот миг наступил. Жизнь потеряла для него всякий смысл. Что может быть хуже смерти, хуже пыток раскаленным железом — только пытка расставанием с самым дорогим человеком на земле. Погруженный в себя, он не услышал, как один из стражников закричал:

— Это не наши воины!

— Да что же там происходит? — начальник рванулся вперед, посмотреть, что творится под городскими стенами, и вдруг в ужасе замахал руками: — Назад! Назад! Это же хетты.

То, что издали показалось праздником, на самом деле оказалось лагерем огромной армии Суппилулиумы.

— Уходим! Скорее! — орал начальник стражников.— Пока нас не заметили.

Но их уже заметили. Вереница колесниц отделилась от лагеря и мчалась навстречу.

— Амени приди в себя! — Холодные пальцы Меритре крепко сжимали его руку. Глаза горели, губы дрожали. В другой руке блеснул кинжал.

Юноша моментально понял, что им грозит опасность. Роскошные носилки валялись на земле. Слуги, несшие всю дорогу Меритре, в панике разбегались.

— Скорее на холм,— кричал им предводитель стражников.— Там мы отобьемся от колесниц.

Они побежали к небольшой возвышенности, но с довольно крутыми откосами. Колесницы вынырнули неожиданно прямо перед беглецами, отрезав путь к отступлению. С грохотом пронеслись мимо. Свист стрел, и вокруг падали сраженные охранники. Амени подобрал круглый щит и копье у убитого воина. Он закрыл собой Меритре. Еще несколько телохранителей встали плечом к плечу, пытаясь защитить Дочь Солнца.

Их умело и быстро окружили. Лучники держали всех под прицелом.

— Складывайте оружие и становитесь на колени! — вперед выехала колесница, на которой стоял высокий широкоплечий воин в медном сияющем шлеме с пучком крашенных конских волос на макушке.

Ничего не оставалось, как только подчинились. Копья и щиты полетели на землю, а сами воины униженно приклонили колени, все, кроме начальника стражи, Амени и Меритре. Они остались стоять втроем. Старший охранник с мечом в руках, Амени со щитом и копьем. Меритре избавилась от длинной накидки, и осталась в одной легкой хасгале. Кинжал зловеще сверкал в ее руке. Они и не думали сдаваться.

— Эй! – с издевкой крикнул хетт.— Я вижу, среди шакалов еще остались герои. Вы решили огрызаться?

Прошуршала стрела. Старший охранник простонал и осел на землю. Стрела попала ему в бедро.

Амени понял, что сейчас настанет его очередь. Он видел лучников, готовившихся подстрелить его, как косулю. Но страха в душе не было, только злость и обида, что так просто его убьют, и он не сможет защитить Меритре. Отбросив щит в сторону, он открыто шагнул вперед и крикнул хетту:

— Я хочу с тобой сразиться: один на один. Если ты настоящий воин, а не паршивая гиена, тогда прими вызов.

— Принимаю! — Несколько не смутился хетт и соскочил с колесницы.

В правой руке сверкал прямой тонкий бронзовый меч в два локтя длинной, в левой — круглый деревянный щит, обтянутый толстой воловьей кожей. В центре щит украшала медная голова быка. Что-то знакомое припомнилось Амени. Или показалось. Впрочем, они все на одно лицо: бородатые, черноглазые с горбатыми носами и сросшимися бровями. Хетт резко описал мечом круг над головой, и кованое лезвие грозно пропело, рассекая воздух. «Не испугаешь,— усмехнулся про себя Амени.» Он уже научился усилием воли подавлять в себе страх и неуверенность. Все эти трюки на него не действовали.

Хетт внимательно оглядел Амени с ног до головы, затем расплылся в улыбке:

— Не с тобой ли мы встречались в Киццуватне, когда бились за крепость в горах?

— Может и встречались,— холодно ответил юноша.— Я командовал одним из чезов  меша Хармхаба, - с гордостью добавил он.

— О Боги! — вдруг воскликнул хетт, кинув взгляд на Меритре,— Пусть я ослепну, если передо мной не Дочь Солнца.

Хетт опустил оружие и откровенно улыбался сквозь кучерявую бороду, обнажая ряд белых зубов.

— Мурсили? — теперь уже и Амени признал в воине того колесничего, которого подстрелила Меритре, при штурме горной крепости и на которого он обменял пленных.

— Откуда вы здесь? Что заставило Дочь Солнца оказаться так далеко от Кемет? — Мурсили прибывал в полной растерянности.

— Хватит болтать,— оборвала его Меритре.— Тебя вызвали на поединок, так сражайся. Если ты одолеешь Амени — я следующая.

— Да за кого вы меня принимаете? — обиделся Мурсили и вложил меч в кожаные ножны, висевшие на поясе.— Я не разбойник из леса. Я сын лабарны Суппилулиумы, пусть всегда его охраняет Бог Грозы! Любому перережу горло, кто посмеет угрожать Несущей свет Солнца.

— Почему ты спрятал оружие? — Не понял Амени.— Давай биться.

— Мы готовы умереть, но не сдадимся! — поддержала его Меритре.

— Как я могу поднять руку на тебя? Ты рождена от Солнца. Разве сын лабарны посмеет прогневать Богов.— Развел руками Мурсили.— Хочешь, вонзи в меня кинжал, но ни один из воинов тебя не тронет.

— Это значит: ты нас отпускаешь и не причинишь зла,— все еще не верил Амени  в столь  неожиданную развязку.

— Вы свободны,— подтвердил Мурсили, но тут в его глазах проскользнуло недоверие.— Только ответьте мне: что вы здесь делаете. Не идет ли вслед за вами армия Кемет?

— За нашей спиной нет армии,— поклялся Амени.

— Тогда объясните мне, каким чудом вас сюда занесло?

— Я должна стать женой правителя Керкемиша,— Меритре немного успокоилась и спрятала кинжал.

— Какого правителя? — не понял Мурсили.— Нового или старого? Затем обернулся к своему войску и крикнул: — Пиясили, ты просил у Богов себе в жены Дочь Солнца с берегов Хапи?

К ним подъехала еще одна колесница, в которой стоял коренастый юноша лет четырнадцати в боевых доспехах.

— Нет,— пожал плечами он,— но я не против.

— Объясните! — раздраженно попросила Меритре.

— Керкемиш пал под нашим натиском,— ответил Мурсили.— Я сожалею, но правитель этого города погиб в бою. Так, что ты стала вдовой, не успев стать женой. Я готов предаться скорби вместе с тобой. Но что случилось — того не исправить. Твой жених мертв. Сейчас отец поставил управлять городом моего младшего брата. Но Суппилулиума вряд ли разрешит ему взять тебя в жены. Первая жена должна быть хурриткой или лувийкой, или из какой-нибудь другого хеттского народа.

— Из твоих слов я поняла, что мой жених убит, и я свободна? — Меритре так откровенно просияла от счастья, что самой стало стыдно.

— Впервые вижу, чтобы невеста так радовалась смерти жениха,— рассмеялся Мурсили.— затем опаять обратился к Пиясили: — Чего глаза вылупил? К тебе в гости прибыла сама Дочь Солнца и с ней храбрый чезу из меша Хармхаба.

— Ко мне? — удивился Пиясили.

— Ты правитель Керкемиша — принимай,— наставлял Мурсили брата поучительным тоном.

— Вы мои гости! — как заклинание воскликнул Пиясили.— Беру Богов в свидетели: мой дом и мое сердце открыты для вас.

— Мы вам не враги? — неуверенно спросила Меритре.

— Прости, сияющая, но ты не знаешь наших обычаев. Мы не кровожадные жестокие звери, как рассказывают про нас на юге. Клянусь своей кровью и своей родной землей, что никто даже не посмеет взглянуть на тебя косо.

К Мурсили подошел один из старших воинов и произнес на ухо:

— Там много золота. Как ты поступишь?

— Все принадлежит Дочери Солнца,— рассудил Мурсили.— Только она вправе распоряжаться сокровищами.

— Я хочу выкупить за это золото всех пленников, что сопровождали меня и освободить,— решила Меритре.

— Слишком много для выкупа,— покачал головой Мурсили.

— Тогда одари своих воинов.

— Воинам нельзя много платить. Каждая победа стоит определенного вознаграждения, – не соглашался Мурсили.

— В таком случае, передай от меня  дар правителю Суппилулиуме, в знак мира?

— Твоя воля,— согласился на этот раз Мурсили.— А теперь, приглашаю вас в Керкемиш. Солнце наше Суппилулиума будет рад увидеть вас. Когда я ему рассказал о смелой девушке в голубом шлеме и про юношу, командовавшим обороной горной крепости, мой отец долго восхищался вами. Даже сперва не поверил, пока старые воины не подтвердили мои слова.

— Можем ли мы так поступить? — усомнился Амени.— Дочь Солнца должна вернуться в Кемет. По законам ей вообще запрещается покидать берега Хапи.

— Нас с братом отец накажет. Подумает, что мы обидели вас. В наших горах верят, что гостей посылают Боги, а если гость недоволен и отворачивает, то Боги начинают злиться и насылают беды.

— Амени! — Меритре озорно заглянула ему прямо в глаза. Она вновь превратилась в бесстрашную огненную кошку.— Забудь обо всем, что я говорила тебе на корабле. Ты разве еще не понял? Я свободна! И ты снова со мной рядом. Зачем нам возвращаться?

— Мы должны вернуться,— настаивал Амени.

— Ради чего? Вспомни: нас предали.— Тон Меритре становился жестче, а глаза сузились.

— Но закон…

— Мы принимаем приглашение! — объявила Меритре, не дав Амени закончить.

— Пусть живет вечно Несущая Солнечный свет! — обрадовался Мурсили.— Прошу Дочь Солнца взойти на мою колесницу.

Пленным воинам вернули оружие и предложили сделать выбор: идти, куда глаза глядят или следовать в Керкемиш и присягнуть новому правителю. Все до еденного решили принять нового правителя. Один лишь начальник охраны подошел к Мурсили, припадая на раненую ногу, и мрачно попросил:

— Убей меня. Я опозорен и хочу умереть как настоящий воин от вражеского оружия.

— Не могу,— покачал головой Мурсили.— У хеттов не принято убивать пленных. Боги нам запрещают. Да и перед кем ты хочешь смыть позор? Твой правитель мертв. Его скоро понесут на погребальный уктури.

— Тем более, я должен его сопровождать в странствии в полях счастья.

— Как знаешь,— решил Мурсили.— Но убивай себя сам.

Начальник охраны упер острие кинжала себе в грудь напротив сердца и резко надавил на рукоять. Лезвие глубоко вошло в плоть. Он захрипел, упал на колени, но никак не мог отойти в мир иной. Сил у него уже не хватало надавить сильнее на кинжал.

— Помоги ему,— попросил Мурсили одного из воинов. Тот одним ударом топора перерубил шею несчастному.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.