ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

44

Туто проснулся от яркого солнечного света, пробивавшегося сквозь узкое окошко его комнаты. Богато убранные покои дворца сияли золотом и серебром. Даже в Ахйоте он не видел такой роскоши. Его ложе — просто облако, огромное мягкое, с балдахином из тонкой ткани, чтобы насекомые не беспокоили ночью. По четырем углам стояли воинственные богини с головами кошек и отгоняли дурные сны.

Он вдруг вспомнил, как его среди ночи подняли с постели и спешно доставили из его собственного дворца в Хекупта на корабль Хармхаба. Как надрывались гребцы, работая днем и ночью. Гребцов сменяли по несколько раз в день. Корабль стремительно достиг Нэ. Туто в закрытых носилках, сопровождаемого отрядом крепких воинов отнесли во дворец правителя за городом и оставили под охраной надежных молчаливых маджаев. На все его вопросы: что произошло? Почему его привезли в Нэ? слуги лишь с вежливым поклоном отвечали: мудрейший Эйя ему скоро все расскажет.

В комнату твердой поступью вошел Хармхаб. Туто сразу узнал его тяжелые шаги.

— Не беспокоил ли кто юного Туто ночью? — вежливо осведомился Хармхаб.

Туто удивился мягкому тону военачальника.

— Я спал чудесно,— ответил он, поднимаясь.

— Сегодня тебе предстоит великое событие. Ты станешь взрослым.

— Но ты же мне уже обрезал детский локон, там, в Хекупта.

— Локон — это ерунда. Всем обрезают локоны в свое время, но не каждому выпадает счастье стать правителем Обеих Земель.

— Я! Правителем? — не поверил Туто.— Но правитель есть — мой брат Семенхкере.

Хармхаб выразительно промолчал. Туто, хоть и был еще ребенком, но сразу все понял: его брат мертв. Он заревел. Сначала тихо хныкал, затем навзрыд, не понимая сам, от чего он плачет: то ли скорбя о брате, то ли жалея сам себя. С детством придется расстаться и вступать в непонятную взрослую жизнь, да еще управлять страной. Прибежали няньки и принялись утешать несчастного мальчика.

— Пошли вон! — гаркнул на них Хармхаб. Служанки покорно попятились к двери. Военачальник грозно посмотрел на испуганного затихшего Туто.— Хватит сопли распускать. С завтрашнего дня ты правитель великой страны. Учись держать себя в руках. От твоих поступков зависит судьба многих народов. Запомни это. Ты должен быть сильным. Прекрати жалеть себя. Слезы — удел слабых. А ты обязан быть сильным.

Хармхаб резко повернулся и вышел. Туто вытер ладошкой лицо, вздохнул и попросил разыскать Эйю.

Эйя предстал перед будущим юным властелином в полном жреческом облачении. Белая одежда из тонкого льна безупречной чистоты резала глаза. Желтая накидка свободно спускалась на спину и сверкала вышитыми золотом магическими символами. Ожерелье из множества нитей золотых и стеклянных пластинок украшало грудь мудрейшего жреца. Лицо разглажено мазями и красиво тонко расписано.

— Здоровья! Силы! Вечной жизни! — приветствовал мальчика Эйя, слегка согнув спину и протягивая вперед раскрытые ладони, словно приветствуя солнце.

Туто закончил завтрак. На столике перед ним стояла золотая чаша с недоеденной чечевичной кашей на молоке. Он не прикоснулся к фруктам и финикам из серебряной вазы. Горка сладких пирожков так и осталась нетронутой.

— Ты совсем ничего не ел,— забеспокоился Эйя.— Я прикажу наказать поваров.

— Не надо,— попросил Туто.— Скажи, что случилось с моим братом? — на глазах мальчика выступили слезы, а рот скривился. Но он силился, чтобы опять не разреветься.

— Божественный Семенхкере погиб как герой, на охоте. В этом нет ничего ужасного,— успокаивал его Эйя ровным бархатным голосом.— Сейчас он на пути в Иалу. Его сопровождают Боги. Вскоре он возродится в мире полном счастья и блаженства. Мы скорбим о нем, но скоро будем радоваться его новому солнечному воплощению. Теперь ты должен занять его место. Что это? Я вижу испуг в твоих глазах?

— Мудрейший, я никогда не думал, что стану правителем. Я не уверен: смогу ли я стать Солнцем.

— Мудрейший Эйя понимает тебя. Ты еще не окреп духовно для столь важной роли. Всего девять разливов совершил Хапи пока ты рос. Но Йот повелел и ты должен принять свою судьбу. Вспомни божественного Менхеперра Тутмоса. Он так же как и ты взошел на престол совсем ребенком. Но из него вырос великий правитель. Он совершил на север четырнадцать походов и подчинил Лабан, Приморье, всю Нахарину. Под натиском его войск пали такие неприступные твердыни, как Мегиддо, Кадеш, Керкемиш. Только Вашшукканни избежал осады, благодаря тому, что правитель Митанни откупился дорогими подарками и признал над собой власть Та-Кемет. Он разбил племена Нехсиу в Куши и отбросил их за четвертый порог. А как он укрепил страну! Сколько построил храмов! — вдохновенно рассказывал Эйя.

— Но его за руку держала божественная Мааткара Хенеметамон Хатшепсут,— возразил Туто.— А меня кто поддержит?

— Мы всегда будем рядом,— заверил его жрец.— Как мы посмеем оставить тебя одного. Упрись в нас ногами и стой уверенно, как на каменных блоках, что закладывают в фундаменты храма. Если ты позволишь, я всегда буду стоять справа от тебя и помогать мудрыми советами. Никто тебя не обманет. А Хармхаб встанет слева от тебя, словно надежный щит, прикроет и сбережет от бед. Кто может надежнее нас вести тебя по жизни, пока ты не станешь великим правителем. Мы знаем дорогу и не дадим тебе споткнуться. Я мудрейший жрец, переживший трех правителей и Хармхаб, самый храбрый полководец на земле.

— Можно тебя попросить об одном одолжении.

— Не попроси, а приказывай,— тактично поправил его Эйя.— Не одолжение, а волю правителя. Привыкай.

— Хорошо, можно попросить… приказать выполнить мою волю… пожалуйста,— запинаясь произнес Туто.

— Конечно, все будет исполнено,— заверил его Эйя.— Приказывай!

— Я хочу,— уже окрепшим голосом произнес Туто,— чтобы на церемонии вхождения во власть присутствовали Амени, Меритре, Хуто и Паитси. Они мои друзья и много сделали для меня.

Эйя задумался, подняв глаза в потолок. Поразмышляв, произнес:

— Паитси просто обязан участвовать на празднике, так как он сын великого вождя. Хуто… Он из простолюдин… Пожалуй, его можно возвести в должность, что-то вроде главного охотника правители или может, хранителя лука и стрел правителя… Придумаем. Он действительно заслужил должность при дворе. А вот Меритре и Амени… — Эйя пожал плечами.— Они пропали где-то на севере. Я ничего не знаю об их судьбе. Кто-то видел их в Керкемише. Другие утверждают, что они отправились в Хаттусу. Но что им делать в землях Хатти? Я разошлю гонцов во все страны разыскать их, но боюсь, они не смогут прибыть на церемонию возложения венцов.

— Но как же без Меритре. Она приносит удачу. Все об этом знают.

— Над нами Йот и ты будешь его частью. При чем здесь Меритре? — в голосе Эйи послышалось раздражение.— Подумаешь, приносит удачу. Ты сам скоро станешь Богом. От одного твоего слова будут зависеть судьбы целых народов. Вся вселенная падет к твоим ногам. Все, к чему ты прикоснешься, станет священным.

Эйя удалился, Туто остался один. Он станет правителем великой державы. Почему-то радости Тутэхнэйот не испытывал. Ему наоборот становилось страшно. Как он сможет управлять такой огромной страной? Что такое быть богом? А где же Йот? Почему он не шлет ему знамения? Не является в образе сокола? Эх, если бы Меритре была рядом. Она смелая и всегда умела его утешить. И Амени. Вот, кто его никогда не предаст и не обманет. Туто опять еле сдержал навернувшиеся слезы, глубоко вздохнул и побрел на балкон, чтобы взглянуть солнцу прямо в лицо и помолиться.

Эйя и Хармхаб столкнулись в коридоре как две грозовые тучи.

— Ничто не должно сорваться,— произнес Хармхаб.

— Сначала надо похоронить Семенхкере.— твердо высказался Эйя.

— Мы не можем ждать семьдесят дней пока он будет отмокать в священном подземном озере.

— Я не успею собрать всех жрецов Йота.

— Никаких жрецов Йота. Обряд помазания проведут жрецы Амуна по старинному обычаю.

— Нельзя! Нельзя! Возникнет недовольство,— запричитал Эйя.

— Потоплю в крови! Убью каждого, кто станет поперек. Мне надоело терпеть этих зажравшихся нахлебников.— Гневно сверкнул очами Хармхаб.— Всю эту многочисленную свору вороватых чати, что жируют на горе народа. Всем вспорю их жирные животы и выпущу кишки наружу!

— Держи себя в руках,— попытался урезонить его Эйя.— Еще не готов саркофаг. Семенхкере не собирался так рано покидать этот мир. Ему только начали строить гробницу.

— Надо найти выход,— напирал Хармхаб.

— Постой,— Эйя что-то прикинул в уме.— Давай его захороним в гробнице правительницы Тейе. Старуха крепкая, который год умирает, но я чувствую еще нас с тобой переживет. И саркофаг придется впору.

— Но он сделан под женскую фигуру,— удивился Хармхаб.

— Подогнать недолго. А часть утвари: там ушебти, золотые кирпичи, даже канопы можно будет взять из гробницы Эхнэйота.

— Ты хочешь потревожить усопшего Сыны Солнца? — нахмурился Хармхаб.

— Только позаимствовать часть утвари. У него и без того в гробнице золота на десять правителей.

— Согласен. Если кто пикнет против,— я тому шею сверну.

— Решено! Да поможет нам Йот.

— Да поможет нам Амун!

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.