ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

45

Туто стоял босиком, с непокрытой головой, в одной набедренной повязке перед огромными массивными пилонами Ипетасу, словно муравей у ног слона. Его тело долго омывали в теплой воде с отваром из цветов. Затем втирали в кожу ароматные масла, так что кожа горела. Теперь он стоял перед гигантскими пилонами чистый, пахнущий жасмином, но чувствовал себя жалким и беззащитным. Туто глядел пустыми глазами в темную глубину колоннады. Храм чисто вымели и как успели, обновили росписи. Колонны увили гирляндами цветов. Разноцветные лепестки устилали дорожку по которой надо было пройти. Он зажмурил глаза и задрожал как от холода, хотя солнце стояло в зените.

Сзади подошли сановники в новых нарядных одеждах, скроенных и пошитых специально для этой церемонии. Строй чиновников возглавляли Хармхаб и Божественный отец Эйя. Жрецы нестройно затянули забытый гимн Амуна. Туто набрал полные легкие воздуха и решительно шагнул вперед. Жрецы привратники распахнули ворота. Обитые медью створки заново навесили, взамен старых сожженных. Массивные петли противно и протяжно скрипнули.

Процессия замерла возле первого пилона. Только высшие чиновники проследовали за юным Туто в первый двор храма. Посреди двора иглами взвились каменные обелиски Аахеперкара Тутмоса и Менхеперра Тутмоса.

Из-за обелисков вышли двое жрецов и направились к Тутэхнэйоту. Один из них носил маску в виде головы сокола и воплощал образ Бога Гора. Другой жрец в золотой маске Бога Атума. На его голове сверкала золотом и драгоценностями цилиндрическая тиара с двумя высокими страусинными перьями. Они взяли Туто за руки и подвели к небольшой каменной молельне, стены которой пестрели иероглифами.

— Ты вступаешь с нами в договор,— произнес Гор глухим загробным голосом.— Ты станешь одним из нас. Но помни, главным делом твоей жизни должно стать уничтожение зла и установление Маат — справедливого порядка, управляющего миром людей и всей Вселенной. Крылатая богиня Маат будет сопровождать тебя с первого дня царствования и до последнего. Маат предстанет вместе с твоим Ка после смерти перед судом Осириса. На этом суде будут взвешены каждая твоя мысль, каждое слово, каждый твой поступок. Помни об этом!

— Заблуждается тот, кто считает, что жизнь владыки Та-Кемет протекает в праздности и удовольствиях,— продолжил наставления Атум.— Напротив, каждый его шаг должен соответствовать строгим правилам и законам. Правитель отвечает за все, что происходит в стране. Он не только глава государства, он — верховный жрец. Он вдохновитель строительства храмов и Домов Вечности. Он непосредственно отвечает за правосудие и благополучие страны. Правитель покровительствует строителям и лекарям, ваятелям и мудрецам, воинам и путешественникам, землепашцам и охотникам. Правитель стоит во главе непобедимой армии. На охоте, в состязаниях, в искусстве и познаниях — он везде должен стать первым. Он пример во всем. Если правитель где-то оступится или примет несправедливое решение, тогда его власть подвергнется сомнению и в Обеих Землях наступят тяжелые времена, грозящие голодом и болезнями. Помни об этом!

После этих речей жрецы в образе богов пропустили Туто в первый зал для очищения. Посреди зала плескался небольшой квадратный пруд, в котором плавали розовые лотосы. Солнечные лучи пробивались откуда-то сверху, отражались от прозрачной воды и веселыми бликами бегали по высоким стенам.

Туто вошел в пруд. Глубина оказалась небольшой, всего по пояс. Пахло ладаном и полевыми цветами. По углам пруда появились четыре жреца в масках богов с серебряными кувшинами в руках. Первый жрец в маске Тота, с клювом ибиса — бога мудрости и письма, наблюдавшего за порядком во вселенной. Второй жрец в образе Сета с торчащими прямоугольными ушами и головой осла, бог — покровитель правителей. Ему подчинялись бури, грозы и ужасы пустыни. Третий жрец в маске барана бога Хнума, отвечающего за плодородие. Именно он слепил на гончарном круге первого человека и его Ка. Ему подчинялись даже разливы Хапи. От его милости зависел урожай. Четвертый жрец изображал бога Птаха, бога-творца, создавшего мир одним своим словом.

Бог Тот вылил из своего кувшина воду, смешенную с ароматными маслами на голову Туто со словами:

— Велик тот владыка, чье окружение составляют великие люди. Силен тот правитель, у которого писцы сведущи в своих делах. Достоин уважения и почитания тот повелитель, чье богатство заключается в благородных людях. Помни об этом!

Сет лил воду из кувшина, произнося:

— Нет владыки, который имел бы право хвастаться, что вся власть находится в его руках. Ибо нет истинной власти без присутствия сокровенного Бога. Он слабого делает сильным. Помни об этом!

В свою очередь Хнум совершал водный обряд и приговаривал:

— Не используй для собственного блага власть, которую подарил тебе Бог, словно ты забыл, что есть Судьба и Высшая Справедливость. Если властитель любит, он создает. Если повелитель ненавидит, он не может ничего создавать. Благодаря любви, которую люди испытывают к тебе, твое дело может продолжаться вечно. Помни об этом!

Птах наставлял, обливая Туто ароматной водой:

— Хвалить будут тебя за твою доброту. Люби и уважай свой народ, делай все, чтобы он жил в благополучии, ибо действовать во имя будущего, делая добро людям — это дело благородное. Жизнь на земле быстро проходит, счастлив тот, у кого она без греха. Даже миллион подданных ничем не помогут властителю Обеих Земель, если он предстанет как грешник в Мире Ином. Помни об этом!

Туто кое-как откашлялся, нахлебавшись святой воды, несущей с собой новую божественную жизнь. Теперь он очищен, перевоплощен и готов к новой жизни.

Его вывели из пруда, обтерли мягкой тканью и провели в следующий зал между вторым и третьим пилоном. Зал торжеств украшали два ряда колонн в виде связок папируса. Между колоннами застыли гранитные изваяния Осириса. Посреди зала торжеств сияли в лучах солнца два обелиска в честь Амуна, покрытые листами электрона. Обелиски поставлены здесь по велению божественной Мааткара Хенеметамон Хатшепсут. За стелами находились две молельни, украшенные гирляндами цветов. Дым от воскуренных благовоний тонкими струйками поднимался кверху. Одна из молелен носила название Пер несер — Дом огня. Другая именовалась Пер вер — главный Дом. В первом святилище будущего правителя ожидали жрецы, изображавшие высшие божества — Нехбет, Бату, Нейт, Исиду, Нефтиду, Гора, Сета и остальных, входивших в Великую Эннеаду. Жрецы за руки ввели Туто в наос Главного Дома, где в полумраке его ожидала дочь Амуна Богиня-Змея, величайшая в магии. Жрица в длинной одежде из золотых чешуек протянула Туто большую серебряную чашу с двумя ручками. Он еле удержал сосуд. В чаше лежала огромная кобра, свернувшись кольцами. Туто весь похолодел от ужаса и чуть не выронил чашу. Но золотая богиня надежно сжала его кулаки своими руками. Туто затаил дыхание и зажмурился. Так он стоял в оцепенении, не смея шелохнуться, когда почувствовал, как холодное чешуйчатое тело заскользило по его плечу. Кожа покрылась пупырышками, когда возле уха затрепетал раздвоенный язык змеи. Мальчик почувствовал, как над его головой кобра распустила капюшон и зашипела.

— Дочь Амуна признала его,— закричали жрецы.

В одно мгновение у него вырвали чашу и сняли с плеч змею.

Туто почувствовал облегчение когда его снова вывели на солнце. К нему приблизились несколько жрецов. Один из них старый крепкий в белом одеянии, поверх которого лежала пятнистая накидка из шкуры леопарда. Волосы, заплетенные в толстую косу, спускались на левое плечо и заканчивались пушистым локоном. Это был не кто иной, как жрец Инмутеф — опора матери Исиды. Остальные жрецы бережно несли в руках символы власти. Инмутеф надел на голову Туто красную цилиндрическую корону — символ власти над Нижней страной и высокий белый колпак — символ власти над Верхней Страной. Совершив возложение, он торжественно произнес:

— Данной мне властью от богов облачаю тебя в короны двух сил, соединенных в единое целое, имя этой силы — Пасехмети. Так управляй же Двумя Землями, овладевай глубоким познанием. Владыка сановников, Правитель не может быть несведущим. Он должен быть мудрецом, уже выходя из утробы матери. Ибо Бог избрал его среди миллионов людей. Отныне друзья твои — Боги. Благодаря тебе, направляющему несведущих к Мудрости, маленькие могут превзойти великих, а последние могут стать первыми. Будь Отцом для своих подданных, наставляй молодежь, подай руку помощи несчастным, обеспечь хорошую жизнь нуждающимся, защищай сироту и вдову, услышь тех, кто говорит правду, удаляй людей, совершающих беззаконие.

Затем Инмутеф снимал и надевал по очереди на голову юного правителя голубой кожаный венец хепреш, украшенный огромными драгоценными каменьями, корона ибес, диадема из двух плюмажей и головные уборы из льна. Наконец Инмутеф принял из рук последнего жреца хвост жирафа и прикрепил его на поясе мальчика. Тем самым Туто стал вождем диких племен. На ноги юному властителю он надел мягкие кожаные сандалии с золотыми пряжками. На подошвах обуви при помощи теснения изображены девять вождей покоренных стран. Надевая на голову Туто голубой кожаный венец хепреш, изготовленный специально для него, жрец-опора матери Исиды закончил словами:

— Смотрите, Боги, перед вами правитель. Он владыка широты сердца. Правь страной справедливо и не делай различия между богатыми и бедными, а оценивай человека по его делам.

Жрецы повели Туто сквозь ворота в третьем пилоне в следующий зал. Повернув направо, он оказался возле резного деревянного наоса. Во мраке трепетали язычки пламени масляных светильников. Они едва освещали саркофаг из розового гранита, который покоился на постаменте из белого известняка. Саркофаг с двух сторон охраняли изваяния Осириса. Перед юным правителем постелили мягкий коврик. Он опустился на колени и склонил голову. Все покинули его, прикрыв инкрустированные золотом и слоновой костью двери наоса. Во мраке раздалось легкое шуршание, и Туто ощутил прикосновение к своему затылку горячих рук. Амун тихо прошептал ему новое имя, которое теперь будет он носить и которое будут сущностью его тела и души. Великое имя состояло из пяти частей. Первая определяла нового правителя как прообраз Гора, земного воплощения бога. Вторая часть определяла двойственную сущность образа двух богинь — покровительниц Та-Кемет: коршуна и кобры, чьи бесконечные и повторяющиеся возрождения оставались залогом вечности. Третье имя было именем Золотого Гора, символом добра и вечной жизни, побеждающих зло и разрушение. Четвертое имя, данное при коронации, которому всегда предшествовал титул Несут-Бит — владыка Юга и Севера. Теперь он — земное воплощение Бога, изливающего свой свет в мир живущих. Он должен олицетворять жизненную силу и деятельное начало. Он — «единственный для Юга» и «единственный для Севера». Небхепруре — владыка превращения является Ра. Пятое имя было дано ему при рождении, когда нарекали его Тутэхнамуном вместе с титулом Сына Солнца.

Амун исчез. Двери наоса распахнулись. Мальчик вышел наружу, щурясь от яркого солнечного света, а жрецы затянули гимн, прося Амуна даровать новому правителю вечный праздник и успехов во всех его начинаниях. Тутэхнэйота усадили на старинный трон и вручили два жезла: золотой и серебряный. Жезлы из двух металлов символизирующих плоть и кость, день и ночь. В его руках власть над всем, что находится под солнцем. Трон стоял на носилках. Двенадцать жрецов подняли носилки и зашагали к воротам храма на обозрение ликующей толпе.

Туто пронесли по храмовой площади к священному столбу жизни Сама-Тави. По велению правителя, жрецы души Хапи обвили столб гирляндами из цветков лилии и метелок папируса. После этого жрецы оттеснили толпу, выстроившись в живой коридор вокруг храма. Туто совершил обряд оббегания храма, тем самым вступив во владения Богов. Люди, собравшиеся посмотреть на нового правителя, хлопали в ладоши и прославляли юного властелина.

Дальше Туто повели в священные загоны. Народ должен был убедиться, что на правителя снизошла божественная сила. В первом загоне били копытами и вставали на дыбы два необъезженных коня. Туто остановился в нерешительности.

— Смелее,— подтолкнул его Эйя, повернулся и обратился к толпе: — Смотрите! Дикие звери робеют перед божественной силой нового правителя.

Пока народ слушал Эйю, в это время два жреца незаметно для всех обсыпали морды коней порошком. Животные выпучили глаза. Неестественно зашатались из стороны в сторону, трясли головами и еле стояли на ногах. Туто смело вошел в загон. К нему подкатили колесницу и он легко запряг жеребцов.

Народ ликовал.

Во втором загоне огромный бык с высокими рогами и налившимися кровью глазами, бросался на изгородь, пытаясь выломать крепкие жерди. Туто дали лук и стрелу.

— Осторожно! — предупредил его Эйя, так, как острый медный наконечник был густо смазан ядом.

Туто прицелился и поразил быка в шею. Бык взвыл, мотнул головой и замертво свалился на землю.

— Он поразил быка! — громко объявил Эйя и толпа взревела.

В третьем вольере находился лев. Жрецы немного перестарались. Когда Туто зашел за перегородку, отделяющую его от зверя, у льва не действовали задние лапы и он ничего не видел, даже не рычал, просто разевал пасть, показывая белые клыки. Но, не смотря на это, все прошло красочно и эффективно. Туто копьем повалил льва, едва проткнув ему шкуру и встал ногой на гривастую голову.

Только после этих подвигов новому правителю вручили два скипетра великого Осириса, крюк, или хека — знак царской власти над Югом и цеп, или нехех — знак власти над Севером.

Жрецы вновь усадили Туто на трон и понесли по центральному проходу храма к святилищу солнечной ладьи, перед которым, подобно цветам, произрастающим из земли, вздымались две колонны Менхеперра Тутмоса. Миновав зал подношений, они пересекли огромный пиршественный зал и остановились перед «вратами неба» или «вратами горизонта Амуна». Здесь впервые как правитель, Тутэхнэйот совершил жертвоприношение.

Далее подвели золотую колесницу, увитую цветами. На ней новоявленный повелитель Обеих Земель направился в свой дворец под приветственные возгласы народа.

На улицах Уаста жрецы раздавали людям хлеб и вино. Веселье не прекращалось несколько дней. Так Уаст не гулял уже долгие годы. Все надеялись, да что там надеялись, все были уверенны: грядут лучшие времена и страна вскоре заживет привычно: размеренно и сыто.

В Доме Ликования все готово было к празднику. Накрыты столы, всюду цветы. Туто усадили на старинный трон. Привели Анхесэмпйот. Девочка светилась от счастья и гордости за своего юного друга. Она опустилась перед Туто на колени, не беспокоясь помять свое красивое нарядное платьице из тонкого гофрированного льна. У ног новоиспеченного правителя девочка положила огромный венок из цветов.

— Что мне надо делать? — спросил испугано Туто у Эйи, не поворачивая головы и почти не разжимая губ.

— Повторяй только: «моя воля» и все,— успокаивающе прошептал Эйя, затем обратился к сановникам, заполнившим весь зал: — Правитель назначает Анхесэмпйот любимой сестрой, да живет она вечно, вековечно!

— Моя воля! — немного дрожащим голосом сказал Туто.

Девочка вспорхнула по мраморным ступеням и села рядом с Туто на соседний, более низкий трон. Ножки ее не доставали до земли и услужливые сановники тут же подставили небольшую скамеечку.

— Назначаю,— громко продолжал Эйя,— Божественного Отца Эйю Первым советником чати по правую руку.

— Моя воля! — тонким голоском, немного хриплым от волнения, произнес Туто.

— Хармхаба Первым советником чати по левую руку.

— Моя воля!

Сановники радостно приветствовали возвышение новых советников, но на лицах некоторых застыла тревога.

Потом Эйя принялся раздавать должности нужным ему людям, чем многих обрадовал, а еще больших огорчил. После каждого назначения Туто все так же повторял: «Моя воля!».

— Хуто из Бухена назначаю хранителем божественного лука и стрел!

— Моя воля!

По окончанию раздачи должностей в зал под вой труб входили наместники земель и вожди подвластных племен с подарками. Инкрустированная мебель, дорогие украшения и великолепное оружие ложилось горой под ноги юного правителя.

Туто заерзал на троне. Эйя тут же наклонился к нему.

— Где Меритре? — спросил мальчик.— Почему ее нет?

— Ее ищут. Не так просто обыскать всю вселенную. Меритре обязательно найдут,— пообещал Эйя. Верховный жрец обернулся и грозно вопросительно поглядел на своих помощников. Те только развели руками.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.