ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

50

Амени долго петлял по городским улочкам, разыскивая Хуто и Аменнефа. Он расспрашивал у прохожих: не попадался ли им слепой старец, прозревший чудесным образом. Но никто его не видел. Совсем отчаявшись, Амени решил передохнуть и чего-нибудь попить. В горле совсем пересохло, да еще жара стояла небывалая в этих местах. На глаза попалась бедная лавка с глиняными кувшинами при входе. Скамейка, заставленная каким-то дешевым барахлом для продажи. Покосившаяся дощатая дверь. Амени направился к лавке. При входе его встретил чернокожий приказчик, в котором он сразу же узнал Паитси. Амени так еще никогда не радовался и чуть не задушил друга в объятиях.

Паитси тут же запер лавку и провел Амени в темную кладовую, где на полках хранился небогатый товар, все больше гончарные изделия да мешки с зерном.

— Сам нас нашел! — воскликнул Аменнеф, обнимая племянника.— А мы уже собирались отправляться в город.

— Где Хуто? — спросил Амени.

— Он скоро придет и приведет одного человека, который очень много задолжал великой касте Амуна. Когда-то его и весь его Дом должны были вырезать. Никто не мог его спасти. Тогда он с мольбой обратился к Великой Касте. Мудрецы сумели отвести угрозу от его семьи. Теперь этот человек поможет нам вызволить Меритре.

— Но, как вы нас нашли?

— У нас уши и глаза по всему миру. Моя вина в том, что я слишком был занят делами и не вовремя узнал о сумасбродной идее Семенхкере отдать Дочь Солнца в чужую землю. Мы отправились в Керкемиш, затем в Хаттусу, оттуда в Вашшуккани, и наконец нашли вас в Ниневии.

Раздался стук в дверь. В кладовой появился Хуто в одежде бедного тамкара, а с ним человек, прятавший лицо под головной накидкой. Когда он снял накидку, то Амени с удивлением узнал в нем туртана.

— Мир дому вашему,— поздоровался туртан.

— Благословенны пусть будут годы твои,— ответил Аменнеф.— Говори.

— Дела совсем плохи,— покачал головой туртан.— Ее хотят убить сразу после церемонии закладки магического камня.

— Ты можешь провести нас к ней? — спросил Аменнеф.

— Не знаю. Ее очень хорошо охраняют,— пожал плечами туртан.

— Подумай! — настаивал Аменнеф.

— Во дворец смогу провести. На страже мои воины. Но дальше покои Иштар охраняют люди ишшакума и евнухи.

— Хотя бы во дворец,— согласился Аменнеф.

 

Ишшакум, как и обещал, провел Аменнефа и Амени сквозь кордоны стражников. В сам дворец они попали, но к покоям Меритре туртан подходить отказался. У резных дверей бдили два высоких охранника в желтой длинной жреческой одежде, но с мечами. Аменнеф смело направился к ним. Амени следом.

— Кто такие? —– спросили стражники, преградив дорогу.

— Разве вы кого-нибудь видите,— каким-то странным вкрадчивым голосом спросил Аменнеф. Даже у Амени от звуков его голоса по спине побежали мурашки.

— Никого не видим, господин,— ответили оцепеневшие стражники.

Заговорщики беспрепятственно прошли мимо них. Но за дверью их ждали еще охранники — оплывшие евнухи с кинжалами в руках.

— Я ваш господин! — властно произнес Аменнеф, вытянув вперед правую руку.— На колени.

Евнухи послушно упали на колени и склонили головы.

— Скорее! — подтолкнул Аменнеф племянника.— Они скоро очухаются.

Юноша проскользнул в проем, задернутый тяжелой занавесью и оказался в темной комнате с устойчивым запахом нежных благовоний. Ничего не видно. Где-то впереди он услышал шорох и сердитое рычание.

— Кто здесь? — послышался до боли родной голос Меритре.

— Это я, Амени,— переборов волнение, откликнулся юноша.

Вспыхнул масляный светильник. Торопливые шаги босых ног по каменному полу и он держал Меритре в объятиях. Она всхлипнула.

— Не плачь,— старался успокоить ее Амени.

— Я так устала быть богиней,— жаловалась Меритре.— Мне все здесь надоело. За мной всегда подсматривают. Даже когда меня моют служанки эти противные евнухи с масляными улыбками всегда стоят рядом и глазеют.

— Скоро все закончится,— уверил Амени.

— Если б ты знал, как я хочу домой!

— Успокойся! Нам помогут. Ты же видела сегодня Аменнефа.

— Да. Но как он это сделает?

— У него получится. Я же смог пройти к тебе, не смотря на то, что тебя охраняют не хуже правителя. Возьми.— Амени передал ей желтый восковой шар с металлическими блестящими вкрапинками.

— Что это?

— Завтра Ашшурбалит хочет заложить новый храм Иштар. Ты будешь участвовать в церемонии. Попроси, чтобы церемония проходила в самый темный час перед восходом луны. Бросишь этот шар в чашу со священным огнем, потом отвернись и плотно закрой глаза. Дальше мы придем к тебе на помощь. Только ничего не ешь и не пей. Тебя постараются отравить.

— Амени! — позвал Анеммеф из-за двери.

— Мне пора!

Юноша еле высвободился из объятий девушки. Стражники приходили в себя, когда заговорщики покидали покои.

Осталось только ждать.

Весть о восстановлении разрушенного храма Иштар взбудоражило город. Храм начнет восстанавливать сама богиня. Уже днем холм, на котором покоились руины святилища, окружил народ. Холм довольно таки большой и высокий. Он примыкал южным склоном к городской стене. По склону вела заросшая сорной травой лестница и выходила к одним из городских ворот. В былые времена, во время праздника Посева из храма по этой лестнице выносили наос с богиней и погружали на священную барку. Статуя путешествовала по реке, благословляя землепашцев на труд.

Сейчас на холме трудились строители, расчищая площадь от мусора. Сиротливо торчащие остатки стен снесли. Каменные блоки аккуратно сложили у основания холма. На вершине разравняли площадку и установили каменный алтарь в виде огромной чаши. В чашу налили жертвенного масла и зажгли. Все было подготовлено для церемонии.

Амени весь день давали какие-то мелкие поручения. То он должен был проследить, чтобы подготовили вазы с цветами и отправили на холм, то проверить чтобы стражников, которым предстояло стоять всю ночь в оцеплении, накормили, он пересчитал количество выпеченного жертвенного хлеба для раздачи народу и еще кучу всего. Амени с рвением брался за любое дело, лишь бы поскорее прошел день. Проверял все тщательно, несколько раз пересчитывал, стараясь за своим трудолюбием скрыть волнение. В конце дня, когда жрецы приступили к вечерней молитве, Амени вручили несколько слитков серебра и отправили в дальний конец города за маслом. Жертвенного масла не хватало. Ему предстояло разыскать тамкара, передать ему серебро и приказать привезти на ослах несколько больших кувшинов. Амени немного удивился: зачем отправляться за маслом в самый конец города, если такое же масло можно купить рядом с дворцом у таких же торговцев. Но спорить не стал и поспешал по петляющим пыльным улочкам.

По дороге он завернул к лавке, где скрывались его друзья. Когда юноша подходил к заветной покосившейся двери, то почувствовал, что за ним кто-то следит. Амени, как бы случайно уронил мешочек с серебряными слитками. Брусочки рассыпались по земле. Юноша присел на корточки и принялся собирать куски серебра обратно в мешочек, а сам скосил глаза в сторону. В последний момент он заметил, как ловко тенью человек скользнул за угол.

Из лавки выбежал Аменнеф в грязной одежде тамкара с накладной смоляной бородой и помог Амени собрать серебро. По одному взгляду, жрец понял все.

— Что ж вы, господин такой растяпа? — всплеснул руками тамкар.— С таким богатством ходите по городу. А если ограбят?

— Я никого не боюсь,— презрительно ответил Амени.— Меня послали за маслом в Северный Угол. Но пусть только попробует кто-нибудь на меня напасть!

Аменнеф поклонился.

— Хранят тебя боги, господин.

Амени зашагал дальше. Он услышал за спиной глухой удар и короткий вскрик. Когда юноша обернулся, то увидел, как Хуто и Паитси затаскивают в дом бесчувственное тело соглядатая, а Аменнеф махнул рукой: — все в порядке!

В глухом переулке, почти у самой городской стены Амени нашел ветхий дом из сырого кирпича с низким кривым дверным проемом. Хозяин, на лицо совсем не торговец — скорее убийца: огромный горбатый нос, черные колючие глазки под нависшими густыми бровями, густая нечестная борода, но самое отвратительное — рванный глубокий шрам на щеке.

Хозяин проводил его в дом и усадил за низкий стол на лавку.

— Свежее пиво, господин.— Он поставил перед Амени грязный кувшин и глиняную кружку с отбитым краем.— Я прикажу слугам грузить масло. Оно во дворе.

Хозяин скрылся за другой скрипучей дверью, которая, по всей вероятности выходила во двор. Амени огляделся. Не похоже, что он в доме тамкара, даже бедного, уж слишком убогая обстановка. Да и вообще показалось, что здесь давно никто не жил. Обычно в доме торговцев пахло специями и маслом, здесь же стоял устойчивый запах плесени и мышей. Он налил в кружку пиво и понюхал. Странный запах миндаля. Отрава! В пиве подмешан яд,— сообразил он. Он помнил, что с таким же особым запахом миндаля пастухи в Куши готовили отраву для шакалов, которые нападали на домашние страда. Амени инстинктивно потянулся к поясу, но кинжала на месте не было. В городе запрещалось носить оружие всем, кроме стражников.

Хозяин появился в дверях и очень внимательно посмотрел на Амени.

— Гостю не нравится пиво? — настороженно спросил он.

Амени плеснул содержимое кружки в лицо хозяину и рванулся к выходу. Но в дверях его ждали двое. Амени опрокинул стол и побежал назад к другому выходу. Он выскочил в глухой двор с высоким каменным забором.

— Прикончите этого щенка! — заорал хозяин, тщательно вытирая лицо краем одежды.

Глухой угол. На Амени надвигалось пять человек. Лиц не было видно. Спустились сумерки. Но в руках у них можно было различить длинные ножи. Амени понимал, что не справится. У него с собой никакого оружия. Он быстро присел и подобрал булыжник с земли — единственная слабая защита.

— Кончайте с ним скорее, да труп в мешок и в воду,— потребовал хозяин, словно говорил о поросенке, которого надо заколоть для продажи.

Раздалось легкое шуршание. Один из бандитов вскрикнул, растопырив руки и свалился с криком на землю. В его спине торчала стрела. Второй упал, как подкошенный с пробитым горлом. Остальные замерли в нерешительности. Сразу видно — не воины. Те бы уже по привычке пригнулись и попытались спрятаться. Промедление стоило им жизни. Стрелы попали в цель. Главарь в страхе попытался скрыться в доме, но Амени собрав все силы, швырнул в него камень и попал точно в голову. Старший бандит растянулся на пороге с проломленным черепом.

Амени огляделся. На крыше соседнего дома стояли два лучника. Его спасителями оказались Хуто и Паитси. Амени выскочил на улицу. Друзья уже поджидали его. Они втроем бросились по направлению к храму.

Темнота обволакивала город. Только возле храмового холма полыхало множество факелов, а на самой верхушке горел священный огонь. Люди закричали, приветствуя богиню, когда носилки с Меритре под усиленной охраной поднесли к холму. Ее подняли на верхушку холма, где уже ожидал ее сам правитель с высокими сановниками и знатными горожанами. Церемонию проводил сам ишшакум.

Меритре опустили возле алтаря. Ишшакум поднял высоко над головой прямоугольный камень, на котором резчики выбили текст молитвы. Народ ликовал. Он с поклоном протянул камень Меритре. Та коснулась его божественной рукой и ишшакум передал камень строителям, которые осторожно опустили его в яму под фундаментом.

Амени с товарищами, пробирались к площади.

— Куда! — остановили его охранники.

Амени показал свой серебряный медальон.

— Нам срочно надо к ишшакуму.

— Зачем? — подошел старший охранник.

— Готовится заговор,— придумывал на ходу Амени.

Старший охранник смерил его тревожным взглядом и резко скомандовал:

— За мной!

Впереди воины грубо расталкивали толпу, а заговорщики шли вслед за командиром. Тем временем Меритре произносила слова молитвы, затем громко приказала, чтобы все погасили факела. Народ тут же повиновался. Наступил полый мрак. Только огонь алтаря слабо освещал лик богини. Все заворожено смотрели в ее сторону.

Амени с друзьями прошли все кордоны и оказались у подножья холма, когда Меритре бросила в пламя жертвенника восковой шар и отвернулась, как бы взывая к небу. Хуто, Амени и Паитси попадали на землю, плотно зажмурив глаза. Не смотря на это, даже они ощутили яркий свет от вспышки.

Поднявшись, заговорщики увидели вокруг себя ошарашенных ослепленных людей. Все глупо таращились, протирали глаза. Не теряя времени, заговорщики бросились к Меритре. Ей так же досталось от вспышки, хоть девушка и отвернулась. Амени и Хуто подхватили ее под руки и помчались вниз по лестнице к реке. Аменнеф тем временем оглушил стражников и ждал беглецов возле небольшой четырехвесельной лодочки. Беглецы, что есть силы, навалились на весла. Лишь только достигнув середины реки, решили передохнуть.

Меритре с визгом бросилась на шею Амени. Обняла всех. Затем сорвала с себя все тряпки богини и кинула в реку, оставаясь в одной тонкой хасгале.

— Всё,— со злостью и облегчением произнесла она.— С богинями покончено. Хочу домой! — вдруг на глаза ее навернулись слезы.— Менхеперра жалко.

— Какого Менхеперра? — удивились все четверо.

— Моего брата. Моего льва.

— А! — вздохнули все с облегчением.

— Не печалься,— успокоил ее Аменнеф.— Его судьбе позавидуют многие люди. Твой Менхеперра станет божеством. Он теперь будет жить в храме в собственных покоях, питаться жертвоприношениями и не знать забот. А когда, в сытой старости, смерть настигнет его, то, твоего названного брата с почестями похоронят в золотом склепе.

— Что там! — встрепенулся Паитси и указал в сторону города. Возле кромки воды мерцали огни и слышались крики.

— Погоня! — сообразил Аменнеф.— На весла!

— Но откуда они узнали? — удивился Амени.

— Ишшакум умный. Он понял, что его объехали. Пусть все верят в чудесное вознесение Иштар на вспышке божественного света, но он-то понимает, что все это подстроено.

Яркий краешек предательской луны показался над горизонтом. Теперь хорошо можно было разглядеть две многовесельные барки, отправленные в погоню.

Беглецы надрывали спины, вращая веслами. «Скорее! Скорее!» — молила их Меритре. Но барки быстро настигали их.

— Это они! — раздался с носа одной из барок знакомый голос ишшакума.— Навалитесь! Каждому дам по корове и по мешку ячменя.

Берег уже совсем близко. Но что потом. Им не уйти.

— Правь туда! — крикнул Анеммеф.

Какой-то человек на берегу усиленно размахивал факелом. Когда лодка зарылась носом в песок, беглецы попрыгали на берег. За спиной неистово орал ишшакум, подгоняя своих гребцов. В том человеке с факелом Амени узнал Мурсили.

— Вы чего так долго? — крикнул хетт. В кустах прятался его отряд колесниц.— Я прикажу перестрелять всю погоню.

— Нет! — остановил его Аменнеф.— Быстро уходим.

— Надо отдать должок,— вдруг остановился Амени.

— Не вздумай убивать ишшакума,— предостерег его вполне серьезно Аменнеф.— Нам не хватало еще мести жречества Ашшура.

— Всего лишь оставлю ему память,— успокоил его Амени.— Мы так и не попрощались.

— И за меня поблагодари,— поддержала его Меритре.

Амени попросил у Хуто охотничий бумеранг, который тот вечно таскал за поясом. Ишшакум стоял на самом носу барки и гневно махал руками, когда бумеранг стукнул его прямо в глаз. Старший жрец с воем свалился на дно барки.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.