ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

Эпилог

Некогда шумная набережная Ахйота выглядела непривычно пустынной: ни криков, ни толчеи, да и кораблей не видно. Возле портовых складов не видно стражников, а дверь небольшого домика, в котором работали писцы, распахнута настежь. Одинокое торговое судно под полосатым парусом неуверенно причалило. Несколько попутных пассажиров сошли на берег и корабль тут же поплыл дальше на юг ни на миг не задерживаясь.

Меритре сделала несколько шагов и с удивлением почувствовала, как под сандалиями скрипит песок, а в щелях между белых каменных плит пробивается сорная трава. Широкая лестница, ведшая в город, так же была покрыта мелким песком, что западный ветер приносит из пустыни. Она удивилась, почему безлюдно и грязно, как будто город вымер от страшной болезни. При входе в Ахйот не видно высоких стражников. Вместо них на сером гранитном валуне сидел старик-калека. Возле ног его валялась дубинка.

— Здоровья и силы,— поздоровался старик, щурясь от солнца. Он внимательно оглядел путников и безразличным тоном предупредил: — Если вы пришли грабить, то знайте, что в некоторых богатых домах еще живут слуги, а в Доме Ликования есть вооруженная стража. Дозорные иногда обходят город и если вас поймают за мародерством, то изобьют и бросят в темницу.

— Скажи, старик, что случилось с городом? — спросил Амени.— Где жители? Почему не пахнет свежим хлебом? Не слышно музыки и веселых голосов?

— Город умер,— грустно вздохнул старик.— Город умер вместе со своим творцом — солнечным правителем. Столько трудов и все достанется пустыне. Жизнь прожитая зря.

— А в Доме Ликования есть кто-нибудь кроме стражников? — спросила Меритре.

Морщинистое лицо старика расплылось в подобие улыбки.— О, Несущая Свет. О, прекрасная Дочь Солнца! Прости, я не признал тебя сразу. Я бы стал перед тобой на колени, но ноги у меня больные. Прости уж меня, калеку.

— Сиди. Не надо вставать на колени передо мной. Я уже не Дочь Солнца.

Путешественники оказались на центральной улице. Здесь, как и набережную, мостовую покрывал слой песка. На высоких оградах богатых домов все так же весело красовались росписи. Но дверей не было. Сквозь пустые проемы виднелись заброшенные сады с засыхающими деревьями и не стрижеными кустарниками. Вместо цветов на клумбах росла сорная трава. Над улицей все так же нависал каменный крытый мост с оконным проем посредине, украшенный резными колоннами.

Меритре на миг показалось, что сейчас кошмарный сон исчезнет. Она проснется и к Дому Ликования потянутся люди в нарядных одеждах. Народ соберется под окном и будет ждать, когда покажется правитель и благословит их. Но сон не проходил. И это совсем не сон.

— Здесь недавно проехали колесницы.— Хуто указал на дорогу.— Следы ведут в Дом Ликования.

Паитси, на всякий случай, снял с плеча лук и поправил чехол со стрелами.

— Вас ожидают,— поклонились стражники, пропуская путников во дворец.

Мебели почти не осталось. Вывезли все. Только стены с росписями и мозаичный пол напоминал о былой роскоши. Шаги гулко разносились по пустому коридору. Навстречу путникам вышел высокий крепкий человек в напомаженном парике и в тонкой белой одежде. Он протянул сильные руки вперед с открытыми ладонями и громко произнес:

— Здоровья и силы!

— Живи вечно,— ответили путники.

— Хармхаб! — узнал его Амени и схватился за нож.

— Остановись! — попросил полководец.— Вам никто не причинит зла. Добро пожаловать на родную землю.

— Ты предал нас! — бросила ему в лицо Меритре.— Ты предал своих воинов. Мы сражались рядом с тобой… Как ты посмел так поступить с нами? Разве воины будут после этого верить тебе.

Неожиданно Хармхаб грузно опустился на колени. Сам главнокомандующий, который никогда не приклонял колени даже перед правителем, теперь так унижался.

— Простите меня, если есть мне прощение,— попросил он, не поднимая глаза.— Мой разум в то время помутился от горя. Моя жена умерла и мой сын не родился. Я ничего не соображал и поверил Семенхкере.

— Мы прощаем тебя,— сдалась Меритре.— Ради Мутнетжмет, ради твоего ребенка. Все обошлось хорошо и мы вновь на родной земле. Вот если бы что-нибудь с нами случилось… Тогда на Страшном Суде моя Ба свидетельствовала бы против тебя.

— Не говори так,— умолял ее Хармхаб.— Моя Эб, что живет возле сердца, запомнит твои гневные слова и потом, после смерти не удержится, чтобы не рассказать всё Великим Судьям.

— Забудем! — согласилась Меритре.— Но где же Эйя. Почему я не вижу верховного жреца? Где этот трус и предатель?

— Я здесь,— Эйя вышел из-за широкой колонны.

Он, как и Хармхаб, опустился перед Меритре на колени и сказал:

— Ты вправе сделать со мной то, что Амени сделал со статуей Хармхаба. Можешь разбить мне голову и все скажут, что я сам упал. Отруби мне правую руку. Все подтвердят, что я сам себя покалечил.

Меритре долго молчала, глядя на коленопреклоненных великих мужей.

— Когда я плыла сюда, я так и хотела сделать,— призналась она.— Но, попав в Дом Ликования, я вдруг вспомнила: когда была маленькой и вечно проказничала, няньки всей гурьбой бежали к отцу и просили наказать меня. Только мудрый Эйя смел защищать меня. «Что вы хотите от ребенка?» — говорил он.— «Может, желаете посадить ее на цепь? Она же невинное дитя. Подумаешь — нашалила. Все дети проказничают». И отец, послушав мудрого Эйю, прощал меня. Сейчас, когда гнев рвался наружу, я как бы почувствовала, что ко мне подошла маленькая Меритре, дергает за руку и просит простить тебя.

— В твоей власти,— сказал Эйя.

— Поднимитесь,— ответила Меритре.— Мы не держим на вас зла. Наоборот, я даже рада, что все так сложилось. Мы с Амени побывали в далеких странах, гостили при дворе великого лабарны Суппилулиумы. Я, даже, была богиней Иштар и перед моими ногами падала вся Ассирия. Не вы первые униженно склонили колени перед Меритре. Это делал сам Ашш... — Меритре запнулась и с испугом оглянулась на Амени.— Мне нельзя было этого говорить.

— Вот и хорошо,— Эйя и Хармхаб поднялись на ноги.— Чтобы до конца искупить свою вину, просим тебя пройти в твою детскую комнатку. Мы приготовили подарки.

Комнатка осталась не тронутой: Столик, лежанка под балдахином, полки с папирусами и безделушками, дальняя стенка с детскими рисунками. На столе два ларца из черного дерева: один маленький, другой большой с резной крышкой.

— Этот подарок тебе передал Аменнеф. Он покинул вас по дороге. Дела! — Эйя открыл маленький ларец. В нем оказался анх с рубиновыми звездами, что Меритре помнила с детства.— Он твой. Носи его.

— Но я же перед Богами отказалась от звания Дочери Солнца,— возразила Меритре.

— Боги,— Эйя философски развел руками.— Боги наверное в это время занимались другими делами и не услышали твою клятву.

— Но посланник? Лабарна?

— Посланник прожил достойную жизнь и недавно умер счастливой смертью в окружении огромного потомства. Эту тайну он поведал только Аменнефу. Тот решил, что это бред умирающего. А Суппилулиума? Он ничего не вспомнит. Да и что ему за дело до каких-то клятв? У правителя Великой Хатти другие заботы.

— Пусть будет так,— согласилась Меритре.

— А этот подарок от меня.— Хармхаб открыл большой ларец и вынул из него голубой шлем Менхеперра Тутмос.— Ты по праву заслужила его.

— Нет,— улыбнулась Меритре.— Какой из меня воин! С подвигами покончено. Я хочу быть обыкновенной женщиной. Рожать детей, поддерживать очаг, создавать уют в доме, любить своего героя.

— Ну, если так,— развел руками Эйя,— тогда третий подарок придется тебе по вкусу. Посмотри там, на твоей детской лежанке.

Меритре откинула полог и зажала рот ладонью, чтобы не вырвался крик. Амени подскочил к ней и сам замер от удивления. На мягкой подстилке из козьего пуха мирно посапывала Мийот младшая. Та пропавшая последняя дочь Солнечного правителя. Девочка немного выросла и похудела. Она вздрогнула, когда слеза Меритре упала ей на грудь. Пушистые реснички задрожали. «Мама!» — сонным голосом прошептала она и протянула ручки. Меритре обняла ребенка. Но Мийот перевернулась на бок и продолжила смотреть счастливые детские сны.

— За такой подарок я готова простить все обиды,— сглотнув комок, выдавила из себя Меритре.— Выходите все,— тихо попросил Меритре.— Пусть ребенок спит спокойно.

В саду благоухали цветы и шелестели листвой деревья. Амени не узнавал Меритре. Девушка преобразилась. Ее лицо светилось каким-то загадочным внутренним светом, как бывает у счастливых матерей. Она очень пристально посмотрела Амени в глаза и вполне серьезно спросила:

— Ты готов стать отцом?

— Не знаю,— растерялся Амени.

— Ты должен! Ты обязан полюбить свою дочь. Свою Мийот. Ты меня понимаешь?

— Не надо так сразу наседать на него,— усмехнулся Эйя.— Дай ему опомниться. Конечно, он полюбит. Но не так просто осознать, что ты стал отцом, когда еще сам вчера играл с детворой. Только не Мийот,— предупредил жрец.— Теперь девочку зовут Миамун — возлюбленная Амуна.

— Что с ее настоящей матерью? — забеспокоилась Меритре.

— Убили,— помрачнел Эйя.— Ребенка удалось выторговать. У извергов не поднялась рука придушить ребенка. А, возможно, хотели в дальнейшем использовать Мийот в своих корыстных целях. Но Йот справедлив и не терпит подлости.

— Убийцы наказаны?

— Конечно. Одного прирезал Хармхаб, другого зарубил Амени, третий изгнан и скитается в нищете где-то в Приморье. Убийцы — те три брата Сенуфе, Нештсук и Небнуфе.

— А как там мой несчастный жених?

— Если ты спрашиваешь про Ахмосе — он смирился со своей долей. Ему отдали в жены старшую дочь Хармхаба красавицу Шеээрэрэ. По-моему, он счастлив.

— Еще бы ему не быть счастливым,— криво усмехнулся Хармхаб и продемонстрировал свой крепкий кулак.— Только пусть посмеет быть несчастным.

— А что случилось с вдовой Семенхкере? — вспомнила Меритре.

— Она сейчас льет слезы радом с престарелой правительницей Кейе. Да! Представляешь, старая правительница все еще жива и здорова.

— Я могу увидеть своих братьев? — поинтересовался Амени.

— Конечно, увидишь. Двое старших получили должность при дворе нового правителя. Остальные еще учатся и учатся успешно.

— А я отправляюсь в Куши,— сообщил Паитси.— Юный Тутэхнамун наградил меня званиями посланца во все южные страны. Буду вести переговоры со всеми народами Куши и Вават от имени великой Та-Кемет.

— Поздравляю! А Хуто? — спросил Амени.

— Он большой человек при дворе,— ответил за охотника Хармхаб.— Теперь Хуто старший охотник правителя. Должность равная старшему колесничему или главному стольнику. У него в Уасте большой дом и красивая жена.

— И кто же она? — поинтересовалась Меритре.

— Мое счастье идет к нам по дорожке сада,— Хуто указал на стройную невысокую девушку, идущую среди цветущих кустов, и неторопливым шагом направился навстречу.

— Но это же Мекйот? — не поняла Меритре,— моя сестра и средняя дочь Солнечного правителя. Ее же посвятили в чистые жрицы Йота.

— Жречества Йота почти не осталось,— печально ответил Эйя.— Теперь твою сестру зовут Мекамун и она любящая жена высокого сановника. Чем плохо? А Хуто надежный человек, к тому же достаточно умный, чтобы не лезть к высшей власти.

— Где мы будем жить? — как бы у Амени спросила Меритре.

— Я с войсками отправляюсь в Куши,— сказал Хармхаб.— Надо навести порядок на южной границе до четвертого порога. Вскоре этот край вновь станет спокойным и процветающим.

— Предлагаю поселиться в Бухене,— сказал Амени.— Хеви будет рад, Нефтис счастлива. Моя мама всегда мечтала иметь красивую дочь.

— Решено! В Бухен! — согласилась Меритре.— Только погостим в Уасте. Конечно, Туто будет настаивать, чтобы мы остались при дворе, но я отговорю его.

— Осторожнее,— погрозил пальцем Эйя.— Не называй его Туто. Нынче он великий властитель и имя его: Небхеперура Тутанхамун Хекаиунушема — подобен жизнью Амуну.

— Постараюсь запомнить,— согласилась Меритре.

— Вы осядете в Бухене. Станете примерной семьей. Нарожаете кучу прелестных деток,— усмехнулся Хармхаб.— По утрам будете пить молоко с пирожками, а вечером пиво, любуясь на закат. Как чудесно! Я найду для твоего меша достойного командира.

— Ну нет,— поежилась Меритре.— Я еще помню как держать меч и стрелять из лука. Пока в Та-Кемет не спокойно и Меритре не успокоится.

— Ты же сказала, что с подвигами покончено? — удивился Хармхаб.

— Всего лишь мимолетная слабость. Схожу за своим голубым шлемом,— решила она.

— А как же Миамун? — удивился Эйя.— Ребенку нужна материнская ласка.

— Надеюсь на мудрого жреца,— с вызовом ответила Меритре.— Он позаботится о ребенке, пока родители будут крушить врагов Та-Кемет.

— Я подготовлю колесницу,— сказал Амени.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.