ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Живущий Правдой

8

Верховный жрец Амуна Аменнеф очень внимательно выслушал Хармхаба. В его темных глубоких глазах отражалось мерцающее пламя светильника. Когда военачальник закончил рассказ, жрец потянулся к резному деревянному шкафу, стоявшему за его спиной. Нащупав нужную шкатулку, он раскрыл ее и положил на стол перед Хармхабом бронзовый анх. Блестящий отполированный крест жизни обвивал золотая кобра.

— На этом амулете очень сильное заклинание. Он убережет тебя от несчастий и поможет в трудном пути.

— И это все, что ты можешь мне предложить? — разочарованно произнес Хармхаб.

— К сожалению. Великая Каста жрецов Амуна растеряла все свое могущество. У нас нет уже такого влияния на другие страны, какое было при Менхеперура Тутмосе или при Небмаатра Аменхотеп Хека Уасете. Тогда первые советники разных правителей жирели на нашем золоте и по одному приказу из Ипетасу готовы были перерезать глотку своим властителям. Неферхеперура Уаэнра Эхнейот разгромил Великую Касту. Мы лишились поддержки государства. Наши храмы запустели. Мудрые жрецы, знания которых стоят больше, чем все золото мира, вынуждены были пасти скот или работать на полях.

— Не лукавь,— не поверил ему Хармхаб.— У вас была тайная казна.

— Припрятанные нами богатства после смерти тирана Эхнейота ушли на восстановление храмов. Трудно в это поверить, но жречество Амуна нынче находится в нищете.

— Может мне помогут Хранители Вечности, чьи храмы стоят в долине вечных пирамид? В их подземных кладовых хранятся несметные сокровища.

— Вряд ли,— с сомнением покачал головой Аменнеф.— Хранители Вечности позволят воспользоваться их золотом, если враг подойдет к Северным Воротам. Если будет терпеть осаду крепость Джаджат. Если земля Кемет подвергнется гневу Богов. Но враг далеко, а ты всего лишь хочешь выкупить своего брата Расесси и дочь Эйи.

— Но, пока в руках у хеттов дочь Эйи, Суппилулиума может нам диктовать любые условия.

Аменнеф задумался, бессмысленно развернул и свернул свиток папируса, мелко исписанного черными и красными чернилами, после неуверенно произнес:

— Можно отдать хеттам Лабан и Приморье. Все равно им не удержать в повиновении вольные народы, как это получалось у правителей Кемет?

— Нельзя отдавать Мегиддо, Библ, Тир. Через эти города проходят все важные торговые пути по суше и по морю. Мы должны их контролировать. Иначе с севера нам будет грозить беда.

— А если отправить Эйю на покой? — выдвинул другое предложение Аменнеф.— Чати, у которого сердца больше, чем воли уже не способен стоять во главе государства. Жестоко, но справедливо. Потом двинуть войска к Кадешу.

— И кого ты видишь на месте Эйи? Сановников много, но выбрать некого. Постой! — встрепенулся Хармхаб.— О чем ты говоришь? Будет стоять Эйя справа от трона или нет, все равно жизни Расесси и его семьи под угрозой. Я бы мог пожертвовать своим братом ради Кемет, хотя потом бы меня остаток дней терзала совесть. Но его дети. В чем они виноваты?

— Дети? Дети погибнут,— не дрогнувшим голосом ответил Аменнеф.— Вот, как раз, Расесси они не тронут.

— Почему?

— Он знает, где закопаны серебряные таблички с заклятиями.

Хармхаб очень удивился.

— Они существуют?

— Да. После того, как Менхеперра Тутмос покорил север до самой Нахарины, на всех дорогах, ведущих в Та-Кемет, жрецы закопали серебряные таблички с заклинаниями. Заклинания составляли самые могущественные и мудрые жрецы. Они защищают границы нашей земли от врагов. Если войско новых гиксосов посмеет нарушить границы — их ждут неудачи и болезни.

— Но какое отношение к этому имеет Расесси?

— Так, как он посланник в северные страны, ему указали, где зарыты таблички. Если Суппилулиума узнает, где обереги закопаны, он постарается достать их и обезвредить. Тогда путь для врага открыт. Видишь, жречество тоже заинтересованно, чтобы ты освободил Расесси. Я не представляю, как тебе это удастся… — Аменнеф задумчиво поглядел на тоненький огонек светильника.— Постараюсь разузнать, где еще у нас остались верные люди.

— Ты знаешь, что сейчас твориться на севере? Вестей давно не поступало, но у жречества всегда были свои источники. Поведай,— попросил Хармхаб.

— Как только при Эхнейоте ослабла власть Кемет, все мелкие правители захотели стать великими властелинами. Самый хитрый из них — правитель амореев Азиру. Он сколотил крепкое войско из бывшей Митаннийской армии Тушратты и захватил все Приморье вплоть до Библа. Наглец объявил себя Сердцем Земли. Когда ему пригрозили, хитрый Азиру ответил, что защищает земли от вторжения хеттов, Хеттам же он говорит, что готовит путь для вторжения в Лабан. Итакама — правитель Кадеша захватил все ближайшие земли и образовал союз с хеттами, иначе Суппилулиума раздавил бы и его. Теперь же Суппилулиума готов сам двинуть колесницы в Лабан. Но зачем ему бедные города Лабана? Та-Кемет — вот его главная цель. Но он боится.

— Чего?

— Боится не встречи с великой армией Та-Кемет, а заклинаний, что зарыты в земле.

— Неужели заклинания имеют силу, способную погубить целую армию? — слегка усомнился Хармхаб.

— Под Бухеном тоже закопаны охранные таблички. Но они из глины и заклинания не столь могущественные, однако нехсиу еще ни разу не смогли преодолеть эту границу.

— А, те,— вспомнил Хармхаб.

— Да. Над ними стояли стелы Эхнейота, которые ты приказал разрушить,— укорил его Аменнеф. – Не лучше ли было просто сбить имя, а стелы оставить.

— Не подумал,— смутился Хармхаб.— Прикажу вновь поставить их на место. Скажи мне лучше, как, по-твоему, на чьей же стороне окажутся Азиру и Итакама, если, убереги нас Амун, хетты попрут на Кемет? — Хармхаб нервно постучал пальцами по столу.

— Если разразится война между Хатти и Кемет, Азиру примкнет к сильнейшему. Если это будут хетты, им обеспечена легкая прямая дорога к Северным Воротам. Их полчища сомнут Мегиддо, Тунип, Семирру, Библ. А из Библа на кораблях, минуя пустыню можно попасть прямо в Хекупта.

— Если я с войсками двину первым? — сделал предположение Хармхаб.

— Суппилулиума готов тебя встретить. А если на его сторону перекинется Итакама, да еще Азиру ударит в спину… Думай! Надо очень хорошо подготовиться.

— Никакого совета ты мне дать не можешь,— подвел итог Хармхаб.

— Нет,— отрезал Аменнеф.— Военачальник и первый чати правителя — ты.

— Разве ты не можешь спросить у Богов? Может, соберешь совет Мудрейших?

— Как хранитель Великих Тайн, советую: не верь прорицателям,— верь своему сердцу.

 

Хармхаб тщательно готовился. Он подолгу сидел за столом, склонившись над картами. Что-то записывал на светло-зеленом листе папируса. По вечерам, когда город засыпал, к нему приводили торговцев невесть из каких стран, пахнущих специями и рыбой. Он беседовал с ними до рассвета, награждал и под страхом смерти приказывал забыть об их разговоре.

Мало на что можно было надеяться. Срочно собрать армию и двинуться на север? Сколько уйдет на сборы? Продовольствие, оружие, вьючные животные… Не меньше двух лун. Потом надо дойти до Джару через пустыню… Нет даже трех лун не хватит. После — через весь Лабан. Если Суппилулиуме надо уничтожить армию Кемет — самый подходящий случай. Он встретит уставшие чезеты Хармхаба и сомнет их. А дальше ему путь на юг открыт, и никакие серебряные таблички не помогут. Нет! Так рисковать нельзя.

Если на кораблях? Тоже долго, да еще в это время море неспокойное. Шторм может надолго задержать где-нибудь вблизи Тира. Да и сколько кораблей надо! Нанимать в Аласии? Пираты потребуют неимоверную плату. К тому же надеяться на них нельзя. Сначала согласятся, затем потребуют дополнительную плату, иначе корабли не приведут.

Что он еще может сделать? Незаметно пробраться по суше или по морю одному, без войска, без колесниц. Рискованно! Хотя бы небольшой, но крепкий отряд. Сотню атакующих воинов и человек двадцать лучников. Конечно, за ними будут следить. Небнуфе пошлет по следу своих шакалов. Возможно, придется вступать в схватки… Воинов будет оставаться все меньше и меньше. Чуть больше половины дойдет до Кадеша… А дальше что? Идти на приступ с сотней? Глупо.

Попробовать подкупить Азиру? Можно! Жадность того не знает предела. Но он так же, легко сможет продать Хармхаба хеттам. Ничего не получается! Но тянуть долго нельзя. Будь, что будет! Он один тайком отправится в Кадеш. Сам все разузнает. Хитрости и отваги ему хватит хотя бы попытаться освободить Расесси. А где сила не возьмет, там серебро откроет двери. Он возьмет с собой достаточно. Безумие, конечно, но Амун, справедливый и всевидящий, да не оставит его в трудном деле! Хор-покровитель убережет его от бед!

Хармхаб вновь отправился в Ипетасу. Аменнеф встретил его в том же зале с этажерками.

— Я снаряжу тебе корабль. Судно будет ждать тебя в заброшенном Ахйоте, подальше от любопытных глаз.

— Корабль я и сам могу снарядить,— пожал плечами Хармхаб.

— Тебя потопят в первом же порту. Мое судно никто не посмеет тронуть.

— И чем же оно защищено? Молитвами и заговорами? — усмехнулся Хармхаб.

На это Аменнеф ничего не ответил.

— Спасибо, хоть за это. Мне надо спешить.— Полководец порывисто встал.

— Поспеши, но не торопись. Прощай! Пусть путь твой будет таким же легким, как для чистой души ребенка дорога в Дуате. Возвращайся с победой!

— Если я погибну… — хотел он попросить Аменнефа,— в случае чего, позаботиться о детях.

— Ты не имеешь на это права! — жестко прервал его Аменнеф.— И думать об этом не смей!

— Ах, я забыл, у меня есть надежный защитник — вот этот крест с золотой коброй.

Хармхаб криво усмехнулся и вышел из темной коморки жреца.

 

Аменнеф его разочаровал. От жречества никакой поддержки, кроме бесполезной безделушки в виде бронзового анха с золотой коброй, да обещанного корабля. Все надо сделать самому, а главное — держать свой план в глубокой тайне. Если все сорвется, то Расесси с семьей... Да что там Расесси! Большие беды грозят Кемет. Хатти — грозная сила. Суппилулиума хитрый политик и жестокий полководец. Только избранный богами смог так быстро из разрозненных племен скотоводов и земледельцев сколотить сильное государство, разбить самую сильную на севере армию Митанни. Ашшурбалит, со своими тысячами колесниц не желает ссориться с соседом. Побаивается его. Приморье и Лабан, практически под контролем хеттов. И здесь, в Уасте послы лабарны ведут себя нагло, словно будущие хозяева.

Тем временем старик Эйя слег от переживаний. Совсем некстати. Хеттский посланник чересчур часто посещал Дом Ликования и проводил долгие беседы с юным правителем. Эйе бы надо находиться всегда рядом с несмышленым Тутанхамуном.

Хармхабу очень не понравилось, когда он увидел супругу правителя в хеттской хасгале с широкими рукавами, да еще в длинной головной накидке, которую удерживал тоненьким обруч из электрона. Так обычно одеваются хурритки. На руках появились красивые браслеты, явно изготовленные искусными мастерами в Хаттусе. Вслед за супругой правительницы все дворцовые девушки стали наряжаться на хеттский манер.

Одна весть слегка обрадовала Хармхаба. На колесницу Небнуфе во время загородной прогулки напал горный лев. Охранникам удалось отогнать зверя. Но Небнуфе сильно расшибся при падении, хотя ничего не переломал. Теперь проваляется в постели до самого Опета. Аменнеф оказался прав: проклятие вернулось к тому, кто его навел на Хармхаба.

Все тревожнее приходили известия с севера. Зимрида — правитель города-порта Сидона, что недалеко от Библа, вступил в союз с предателем Азиру. Теперь они хотели напасть на Тир. Правитель Тира Абимилки готовился к тяжелой обороне и слезно молил Хармхаба прислать помощь. Если падет Тир, то и Библу долго не простоять. Племена Хабири подбирались к крепости Симирре. Властители городов Асколон, Гезер и Лахишем взбунтовались. Они объявили, что больше не признают власть Кемет. Мало того, объединившись, напали на город Ершалом. В Лабане и Приморье начинался настоящий пожар, который некому было загасить. И все это на руку хеттам, и все на погибель Та-Кемет.

Наконец наступил день отъезда. До этого Хармхаб объявил, что желает вернуться ненадолго в Куши с проверкой. Ему, якобы, надо было посетить каменоломни, где добывают чудесный белый диорит с черными крапинками и золотоносные рудники. Поглядеть: возобновилась ли там работа. Он даже направил вперед отряд воинов и вестового к Хеви, чтобы наместник в Куши подготовил встречу полководцу.

В полдень он посетил Эйю. Старик разбирал донесения чиновников. Вид у него был очень усталый.

— Вот что! — сказал ему Хармхаб.— Ты должен затянуть переговоры с хеттами. Придумывай всевозможные отговорки. Я исчезну ненадолго. Пусти слух, что Хармхаб направился в Куши с инспекцией. Вместо меня над армией я поставил Нахтимина. Надежнее человека не сыскать. Мах, начальник над маджаями проследит за порядком в Уасте. С юга неприятностей не будет,— там Хеви все держит в руках. Я оставил ему в помощь старшего лучника Парамессу. Тот знает свое дело.

— А ты?

— Я тайно отправлюсь в Кадеш.

— Один? — глаза Эйи расширились от ужаса.

— Один.

— Даже не возьмешь телохранителей?

— Нет. Отправлюсь тайно. Прикинусь камнерезом или врачевателем. Так проще добраться в Кадеш, не привлекая внимание.

— Ты уверен, что у тебя получится? А если с тобой что-нибудь случиться? Я стар и не смогу в одиночку управлять страной.

— Не смей сомневаться — спугнешь удачу,— строго ответил Хармхаб.

— Но это безумие!

— Можешь придумать что-то другое?

Эйя развел руками.

— Ты под покровительством Хора. Я буду молиться за тебя день и ночь.

— Молись, но помни, что я тебя попросил: затяни переговоры. А еще: очень внимательно следи за этой гадиной — Небнуфе. Лучше бы его совсем уничтожить. Прирезать, как шелудивую гиену.

 

К закату Хармхаб собрал дорожный мешок. Облачился в простую грубую одежду каменотеса: набедренная повязка, выбеленный холщовый плащ. За пояс заткнул кинжал с гладкой костяной рукоятью. С собой короткое копье. Старые разношенные сандалии еще послужат в долгой дороге. Подумал и захватил с собой Коготь Хора, его любимый меч с изогнутым лезвием. Куда он без боевого товарища? Завернул клинок аккуратно в тряпку и засунул в дорожный мешок. После совершил жертвоприношение перед стелой Амуна в своем домашнем храме. Без лишнего шума Хармхаб покинул дом через заднюю калитку и направился к пристани. Солнце садилось. Город затихал. Даже птицы умолкли. Только собаки лаяли в подворотнях.

Неожиданно он столкнулся нос к носу с Хуто. Хранитель лука и стрел правителя, также как и Хармхаб, был одет просто, с таким же дранным дорожным мешком и тугим луком за спиной.

— Хуто? — удивился полководец.— Куда ты собрался?

— Про какого Хуто ты спрашиваешь? — спокойным безразличным тоном произнес охотник.— Про того вельможу, который отправился в Куши выбирать новый лук для правителя, или про охотника, который собрался на север, помочь другу.

— Ты? Со мной?

— Аменнеф мне все рассказал. Одному тебе не справиться.

— Аменнеф? — удивился Хармхаб.— Он точно, все тебе объяснил?

— Я удивляюсь, как ты сам не додумался меня позвать? Забыл про меня или не доверяешь?

— Что ж, присоединяйся,— обрадовался Хармхаб.— Будет с кем поболтать в дороге.

Они пошли вниз по темнеющей улице. Сумерки быстро опускались на уставшую землю. Впереди на набережной дремали рыбацкие лодки и торговые кораблики.

Вдруг Хуто очень тихо сказал:

— За нами следят. Не оборачивайся.

— С чего ты решил?

— Я чувствую затылком.

Они юркнули в ближайший проулок и затаились. Все тихо. Может, Хуто показалось? Но вот за углом послышались еле уловимые шаги. Человек крался вдоль забора. Хармхаб и Хуто схватились за ножи. Из-за угла показался маленький Сети. Он шел очень осторожно, стараясь не шуметь. Плечи мальчика согнулись под тяжестью огромного мешка. За спиной болтался высокий лук Хармхаба. Сзади по ногам бил чехол, заполнений боевыми стрелами.

— Мальчишка! — выругался Хармхаб.— Ты решил меня обворовать?

Напуганный Сети вздрогнул всем телом. Мешок свалился с плеч.

— Что у тебя там, показывай? — приказал Хармхаб, пнув ношу мальчика.

— Хлеб, лук, сушеное мясо, теплый плащ, немного вина, ну еще всякое…там, что пригодится в дороге,— словно ягненок проблеял Сети.

— Какой дороге?

— Я иду с тобой. Ты же мой командир. Я должен следовать за командиром.

— Быстро домой! — чуть не задохнулся от гнева Хармхаб.— Молиться, кружку теплого молока и спать! Быстро!

Сети, как ужаленный финиковой осой, подхватил мешок и помчался обратно вверх по улице. Хармхаб успел наградить его увесистым звонким шлепком по попе.

— Нашелся, воин! Только из колыбели вылез! — никак не мог остыть Хармхаб.

Хуто чуть заметно улыбнулся, но промолчал.

На пристани царил покой. Грузчики отдыхали по домам после тяжелого рабочего дня. Моряки пьянствовали в домах веселья. Только на нескольких торговых кораблях продолжалась возня. Хозяева спешили отплыть до наступления темноты.

Путники направились к отплывающим кораблям. Надо было разузнать, которые из них направляются на север в сторону города Хекупта и попроситься на борт. К ним подошел стражник порта и громко окликнул.

— Вы камнерезы их храма Ипетасу? Направляетесь в Ахйот? Вас ждет корабль в конце пристани. Вон тот, с высокими бортами.— И пошел дальше.

Хармхаб мысленно поблагодарил Аменнефа за помощь.

Посудина оказалась широкой и прочной. На такой не страшно и в море ходить. Борта обшиты кедром. Весла длинные. Мачта ровная, высокая. Кормчий уже примерялся к кормовому веслу, готовясь отплыть. Путники взобрались на борт и расположились на палубе среди высоких кувшинов. Корабль вез оливковое масло и вино с юга, далеко от первого порога, из виноградников вблизи Свена. Смотрители расправили парус. Полотнище хлопнуло, ловя попутный ветер. Слегка покачиваясь, корабль отплыл от берега. За бортом удалялись огоньки в домах Уаста. Вершины западного хребта еще горели в красных лучах заката, но небо уже сливалось с землей и все вокруг засыпало. Хозяин корабля зажег масляные фонарики на носу и на корме. Кормчий затянул заунывную песню. Гребцы опустили весла на воду.

Хармхаб пристроился поудобнее на досках, чтобы вздремнуть. Но тут к путникам подошел хозяин корабля и сообщил, что их приглашают в шатер попутчики. Им предлагают разделить поздний ужин. Пришлось Хуто и Хармхабу проследовать за хозяином в небольшой шатер, что раскинул полог под мачтой. Внутри мерцал свет от масляных лампадок. Аппетитно пахло копченым мясом и пирожками.

Хармхаб откинул полог и шагнул в шатер.

— Здоровья и силы щедрым хозяевам… — пожелал он и осекся.

— Живи вечно! — ответили два знакомых голоса.

Хармхаб застыл от изумления. На подушках перед накрытым невысоким столиком сидели Амени и Меритре.

— А вы здесь, откуда? — рассмеялся хранитель лука и стрел правителя, пролезая вслед за полководцем.

— Разве мы можем оставить Непобедимого в беде,— ответил Амени.— Присаживайтесь.

— Но погодите! — Хармхаб все никак не мог поверить.— Вы собрались следовать со мной?

— Да!

— Вы хоть знаете, куда я направляюсь?

— Да! Аменнеф нам написал и мы тут же без сборов направились в Уаст,— объяснил Амени, разливая вино по кубкам.

— Я могу понять Хуто. Он самый умелый следопыт. Могу понять Амени — воин, которому не так просто подыскать соперника. Но ты, Меритре?

— Я не могу бросить Амени одного,— твердо ответила девушка.

— Если б ты знал: сколько я ее уговаривал остаться дома,— вздохнул Амени, вываливая на стол горку лепешек.— Как была упрямой в детстве, так ей и осталась.

— Эй! — прикрикнула на него супруга, сердито изогнув тонкие брови.— Мне всего двадцать пять.

— Но ты же недавно родила,— упрекнул ее Хармхаб.

— Уже почти полгода прошло. Сил у меня хватит на вас троих. Мой верный лук со мной.— Она с гордостью показала кожаный чехол, в котором хранился маджайский охотничий лук. Прочный, из цельного ствола тонкого деревца, выдержанного специальным способом в черных болотах.

— А дети?

— Хеви и Нефтис присмотрят. Да и Миамун уже совсем большая. Она скоро встретит двенадцатый разлив. Уже мальчишки на нее заглядываются.

— Погодите! — Хармхаб нахмурился.— Я отправляюсь не на веселую прогулку. Впереди ждет тяжелая дорога, полная опасностей, возможно — смерть.

— Знаем,— серьезно ответила Меритре. Ее большие глаза потемнели.— А еще знаем, что нашей земле грозит беда. Думаешь, мы способны прятаться за стенами Бухена и ждать, пока ты будешь спасать страну? Мы знаем на что идем. Если ты не побоялся один отправиться в Кадеш, то и мы не испугаемся.

— Мы не бросим тебя,— вторил ей Амени.— А если придется умереть, то погибнем вместе.

— Я соглашусь с тобой Амени, но при одном условии.— Хармхаб выпрямился. – Если, как ты говоришь, мы все будем погибать, Меритре должна выжить.

— Куда Амени — туда и я,— твердо стояла на своем Меритре.— Если он попадет в Дуат,— я за ним.

— Почему вы решили умиреть? — вмешался Хуто. Охотник, как всегда сохранял хладнокровие.— Умереть всегда успеем. Вспомните наши походы в Нахарину, битвы в Куши. Каждый мог погибнуть десятки раз. Но Боги любят нас. Идем на благое дело. Доверимся Всевышним. Хватит болтать о смерти.

 

Хармхаб поднялся с рассветом. Он зачерпнул в кожаное ведро забортную холодную воду и окатил себя с ног до головы. Полководец прочитал молитву Амуну, обратив лик на восток. После долго молился своему покровителю Хору — богу соколу. До завтрака, по привычке, Хармхаб принялся упражняться с копьем. Во время одного из выпадов он чуть не упал, споткнувшись о дорожный мешок. Объемистая торба валялась, чуть ли не посреди палубы. Хармхаб решил ее убрать, чтобы не мешал. Он поднял мешок и уже собирался положить к борту, как вдруг разглядел завязку. Торбу обвивал его старый пояс с орнаментом в виде метелок папируса. Откуда? Мальчишка! — молнией мелькнуло в голове.

— Где этот шакаленок! — зарычал он, принимаясь ворошить все на палубе.

От шума проснулся Хуто, откидывая плащ.

— Кого ты ищешь? — Амени высунулся из шатра, протирая глаза.

Хармхаб продолжал переворачивать кувшины и мешки. Прибежал хозяин корабля.

— Где мальчишка? Ты видел мальчишку? — набросился на него Хармхаб.

— Не было никакого мальчишки,— запричитал хозяин.— У нас в команде нет мальчишки.

Хармхаб добрался до вязанок высушенного папируса, что везли для бумажных мастерских. Из вороха длинных стеблей он выудил перепуганного Сети. Взъерошенный мальчик хлопал глазенками и прижимал к груди чехол со стрелами. Вид у Хармхаба в это мгновение был до того грозный, что казалось, он разорвет мальчишку в клочья. Все кинулись к полководцу, чтобы удержать его. Но Хармхаб вдруг моментально остыл и с отчаянием в голосе спросил:

— Что мне с тобой делать?

— Я твой оруженосец и должен следовать по пятам,— невозмутимо ответил Сети.

Хармхаб долго смотрел в преданные наивные глаза мальчишки, затем решил:

— Доплывешь с нами до Ахйота. Оттуда обратно домой.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.