ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Живущий Правдой

11

Ворота Севера. Высокая крепость, больше похожая на квадратную башню, возвышалась среди равнины, как одинокая скала. Под силу только гигантам так плотно и ровно уложить друг на друга огромные каменные блоки. На самом деле, строили крепость обыкновенные люди. Остается только позавидовать их умению и трудолюбию. Длина стен по пятьдесят шагов с каждой стороны, высотой в пятьдесят локтей. Внутрь плотно засыпаны булыжники. Наверх поднималась одна-единственная узкая лесенка. Даже против огромной армии хватило бы сотни умелых бойцов, чтобы держать оборону несколько дней. Ворота Севера охраняли путь из Кемет в Приморье. Мимо крепости проходила главная дорога от зеленеющих равнин и терялась в мертвых песках. На севере простирались бескрайние желтые пески. На юге зеленели луга и орошаемые поля. За крепостью заканчивалась благодатная цветущая земля Кемет и начиналась безжизненная пустыня, тянувшаяся однообразными барханами до самой Газы.

Со стороны Кемет плелся караван. Нескончаемая вереница навьюченных мулов, большие одноосные телеги, запряженные волами еле тащились, поднимая невообразимую тучу пыли. Караванщики подгоняли животных громким: «Хей! Хей!». Когда караван достиг подножья крепости, сверху спустился смуглый охранник и подозвал к себе старшего погонщика. Следом из крепости появился вечно недовольный писец с папирусом в руках. Он записал, кому принадлежит караван и куда направляется. Получив пошлину в виде серебряных колец и вина для стражников, писец направился обратно.

— Да хранит вас Птах! — пожелал стражник старшему погонщику.— Впереди дорога неспокойная.

— Будем надеяться на Амуна,— поблагодарил его погонщик.

— На Амуна — это правильно, но еще правильней — не расставаться с оружием. Воинов у тебя достаточно? Я смотрю: караван большой.

— Воинов не хватает. Мало кто соглашается отправляться в Приморье,— пожаловался погонщик.— Кого плата не устраивает, кто боится кровожадных хабири…

— Рискуешь. С такой малочисленной охраной можешь попасть в засаду.

— А что делать? Идти все же надо.

— Вон, в тени отдыхают четверо воинов. Они могут сопровождать тебя. Эй! — Стражник махнул рукой.

Паитси нехотя поднялся и подошел к погонщику.

— Здоровья и силы, господин.

— Амун да сохранит тебя,— ответил погонщик, оглядывая с ног до головы крепкого чернокожего маджая.— Вы откуда?

— Мы родом из Куши. Воевали в армии Хармхаба. Сейчас свободны и решили подработать.

— У самого Непобедимого? — удивился погонщик.

— У него,— подтвердил Паитси.— Да дарует ему Амун вечную жизнь. Мы состояли в меше Юга. Сражались в рядах менфит.

— Говорят, Хармхаб такой могучий, что одним ударом может свалить быка.

— Это правда,— уверенно кивнул Паитси, как бы подтверждая: тут и спорить не приходиться.— Ему нет равных в бою на мечах и никто так не умеет управляться с боевой колесницей, как Непобедимый. А кулак у него, что булыжник.

— Ну, если вы из войска Хармхаба, а не бандиты... — все еще сомневался погонщик.

— Маджай никогда не будет бандитом! — гордо стукнул себя в широкую грудь Паитси.

— И сколько я должен вам платить?

— Каждый день кашу из полбы или чечевицы с мясом. Каждому луковицу и кружку воды. В конце пути по мешку чечевицы и по кувшину масла.

— Дорого! — покачал головой погонщик.

— Посмотри, какие сильные воины! Где ты еще наймешь таких? Все грабители разбегутся.

Старший погонщик оценил высоких широкоплечих товарищей Паитси, ожидавших в тени крепости. Действительно: вид у них грозный.

— А что за девчонка? Вы ее с собой потащите? — старший погонщик указал на Меритре.

— Наша невольница. Она готовит нам еду.

— За нее я платить не буду.

— Только кашу и воду. Мясо ей не надо. Да и ест она мало. Смотри, какая худенькая.

— Согласен,— махнул рукой погонщик.— Пристраивайтесь в хвост каравана. Оружие у вас есть?

— Конечно,— успокоил его Паитси.— Боевые луки; стрел достаточно; мечи отменные. Если что — мы не подведем.

 

С первого взгляда могло показаться: волы еле передвигают ноги. Но на самом деле приходилось порой увеличивать шаг, чтобы поспеть за упряжкой. Солнце пекло безжалостно. Хорошо, что запаслись длинными головными накидками, укрывавшими шею и плечи. Песок раскалился, как угли в жаровне. Только Паитси мог идти босиком, не обжигая пяток. Остальным пришлось надеть сандалии. Амени усадил Меритре в последнюю телегу среди больших кувшинов с маслом.

— Это моя телега! В ней мой товар! — возмутился один из торговцев.— Пусть слезет немедленно и идет пешком.

— Девушка устала,— дерзко ответил Амени.

— Волы тоже устали, однако идут,— не отступал торговец.— Я устал. Все устали. А это мой товар. Пусть слезет.

— Будешь надоедать — самого запрягу в телегу,— грозно надвинулся на него Хармхаб. Торговец понял, что охранники не шутят. Он тут же притих и старался держаться подальше.

Ночь в пустыне наступила неожиданно. Уставшее солнце быстро падало за горизонт. Яркий день сменяли серыми сумерками. Животных развьючили и задали корма. На кострах забулькали котлы. Паитси и Амени встали на страже. Хуто вооружился луком и решил попытать счастья, подстрелив какую-нибудь дичь. Меритре собрала колючек, чудом растущих вдоль дороги, лепешки высохшего навоза и развела огонь. Хармхаб направился к старшему погонщику за крупой и мясом.

Проходя мимо шатров богатых торговцев, он услышал громкую брань. Несколько воинов кинулись на крики. Хармхаб решил посмотреть: из-за чего ссора.

— Держи его! — кричал один из торговцев.— Веревку надо на него накинуть! — советовал другой.

Хармхабу стало интересно: кого они там ловят. Несколько толстых торговцев собрались в круг и с опаской подкрадывались к мальчишке лет десяти. Тот злобно рычал и отмахивался мечом с изогнутым лезвием. Он пару раз чуть не достал до головы самого смелого из нападавших. Хармхаб растолкал всех и выбил у Сети из рук меч.

— Надо плетью его проучить! — осмелели торговцы, протягивая к Сети руки.

— Не трогать! — рявкнул Хармхаб.

— Он вор! Украл хлеб! — закричали обиженные торговцы.

— У кого украл? — полководец обвел всех суровым взглядом.

— У меня!

— Получи и заткнись! —Хармхаб кинул под ноги обиженному толстяку золотое кольцо.

— Эй! Что ты себе позволяешь? — перед ним вырос старший из воинов охраны, высокий, коренастый шардан.— Здесь я командую. Ты должен выполнять мои приказы. Отдай мне мальчишку. Я его накажу. Еще раз дерзнешь, раб, я накажу и тебя.

Хармхаб многое мог стерпеть, но никто не смел называть его рабом. Он осторожно поставил Сети на землю и выпрямился в полный рост:

— Попробуй, накажи.

— На колени! — заорал старший охранник и замахнулся плетью.

Хармхаб перехватил руку и легко отшвырнул охранника на землю.

— Ах, так! — Старший охранник вскочил на ноги. В его руках оказалась секира. Он кинулся на Хармхаба. Толстые торговцы мигом разбежались, чтобы ненароком не попасть под горячую руку кому-нибудь из бойцов. Хармхаб почувствовал, как Сети вложил ему меч. Холодная костяная рукоять, соединилась с ладонью и меч стал продолжением руки. Хармхаб оттолкнул мальчишку подальше в сторону. Секира просвистела сбоку. Старший охранник управлялся с оружием хорошо, но перед ним стоял сам Хармхаб. Еще удар. Полководец еле успел увернуться. Третий удар! Хармхаб присел почти к самой земле. Лезвие секиры чуть не срезало волосы с макушки. Достаточно! Меч загудел, разрубая воздух и гулко стукнулся, вгрызаясь в лобную кость. Хармхаб отпрыгнул назад и ужаснулся. Он не хотел убивать противника. Как будто не он нанес удар, а кто-то другой управлял рукой, помимо его воли.

— Что ты наделал! – закричал старший погонщик, увидев лежащего шардана в лужи крови.

— Ответил на оскорбление.

Привычка опытного воина: после боя расслабиться и успокоиться, не смотря ни на что.

— Он был твоим хозяином.

— У меня нет хозяина, кроме Амуна.— Гневно сверкнул глазами Хармхаб.

— Ты убил лучшего охранника.

Хармхаб усмехнулся.

— Если я смог так легко уложить лучшего, тогда остальных можно прогнать. Толку от них…

— Ты не должен был так поступать.

— Тогда бы он меня убил,— просто ответил Хармхаб.— А мне не хотелось умирать.

— И кого я поставлю во главе охраны? — негодовал старший погонщик.

— Тебе решать,— развел руками Хармхаб.

— Тогда сам и возглавишь,— нашел выход старший погонщик.— Дойдем живыми до Библа, получишь плату сполна за себя и за него.

— Слушаюсь, мой господин,— поклонился ему Хармхаб.

— Только больше никого не убивай из моего каравана. С мальчишкой сам разбирайся. И запомни: головой отвечаешь за каждую телегу, за каждый кувшин.

Старший погонщик удалился к своему шатру с очень недовольным видом. Убитого шардана завернули в циновку и отволокли прочь от дороги, чтобы зарыть где-нибудь в песке. Хармхаб взглянул на правую руку и ужаснулся. Он держал Клык Анубиса.

— Шакаленок! — накинулся полководец на Сети.— Ты откуда здесь взялся? Опять меня не послушался? Я приказал тебе отправляться домой!

— Ты не смеешь меня прогонять! — Сети напыжился и походил на огрызающегося волчонка.

— Что ты еще надумал?

— Я пойду с тобой до конца.

Так и хотелось зажать его голову между колен и хорошенько отхлестать по тощему заду.

Но вдруг Хармхаб увидел на груди мальчика серебряную цаплю — подарок Туйи, его маленькой Туйи, любимой Туйи. Полководец чуть не раскис. Весь гнев моментом улетучился.

— Если с тобой что-нибудь случиться, что я скажу твоему отцу?

— А если с тобой? Как я тогда покажусь отцу на глаза? Он обвинит меня в твоей смерти. Скажет, что это я не уберег Харм…

— Тихо! — полководец хорошенько встряхнул его.— Ты как посмел вложить мне в руки Клык Анубиса? Прекрасно знаешь — меч заговоренный.

— Правитель Эхнейот снял заклятие,— уверенно ответил Сети.

— Откуда тебе знать? Он сам сказал, там в гробнице? Я убил человека. Если бы у меня в руках оказался Коготь Хора, я бы просто выбил у противника из рук секиру, а так — разрубил несчастному голову. Этот меч управлял мной, а не я им.

— Значит, так велел Амун! — У мальчишки на все был готовый ответ, как у жреца.

На шум прибежали Амени и Паитси.

— Сети? — удивились они.— Как ты здесь очутился?

— Что теперь с ним делать?

Хармхаб прибывал в растерянности.

— Не прогонять же его.— Амени потрепал Сети по плечу.

— Обратно он один не дойдет,— разумно рассудил Паитси.— Придется тащить его с собой.

— Я не буду вам обузой,— чуть не со слезами на глазах воскликнул Сети.

Хармхаб махнул рукой.

— Оставайся. От Меритре ни на шаг. И чтобы я не слышал твоего писка. Постой! — Сети обернулся. Хармхаб еще раз взглянул на серебряную цапельку.— А где твоя золотая пчела?

— Ты сам сказал, чтобы я не хвастался наградой. Я оставил ее Туйе.

 

Переход до источники Хупана прошел спокойно. Отдохнули вблизи крепости Джару. Караван запасся водой и двинулся по дороге к городу Шарузен. Снова пески. Снова солнце жжет нещадно. До Шарузена путь всегда казался нескончаемым. Вокруг, сколько хватало взгляда, тянулись однообразные равнины, покрытые песком. Небо — голубой купол с горячим угольком — солнцем.

Теперь Хармхаб шел во главе каравана. Под его началом оказалось около сотни охранников. Воинов среди них набралось всего десятка два. Остальные: кто из сторожей, кто из беглых преступников, пастухи, кому надоело ходить за стадом. Хармхаб сразу же навел жесткую дисциплину. Он правильно расставил людей. Не разрешал много спать. Если охранники ленились, наказывал их беспощадно. Рука у Хармхаба тяжелая. Ночью выставлял караулы. Сам лично обходил посты. Кто вздумал вздремнуть, получал бодрящий удар плетью. Старший погонщик остался доволен, видя, как грамотно действует новый начальник охраны. С таким не страшно идти не то, что в Библ, даже до Вашшукканни.

В Шарузене повстречались беженцы из Газы. Все с ужасом поговаривали о зверствах диких хабири. Племена из голодных степей, тайно поддерживаемые Азиру, разоряют поселения Лабана и Приморья. Банды кочевников хозяйничают на дорогах. Разбойники не подходят только к крупным городам, где им могут дать достойный отпор. Жители маленьких поселений вынуждены собирать свой скарб и перебираться под защиту крепостей, оставляя на разграбление дома.

Торговцы долго совещались. Многие боялись попасть в лапы хабири. Переживали за товар. Но жадность, в конце концов, перевесила опасения: все же, решились двигаться дальше к Газе.

Каменистые холмы вырастали один за другим, становились все выше. Уступами нависали серые скалы. Пески заканчивались, уступая место потрескавшейся от жары земле. Вдоль дороги стали попадаться колючие кустарники в окружении жухлой травы.

Хармхаб, как обычно, возглавлял колонну. Хуто исчез далеко вперед, разведывая путь. Охотник крался по вершинам холмов, словно хищный зверь: ни один камушек не сорвется из-под ног, ни одна травинка не колыхнется. Его не так-то легко заметить. Иногда он возникал на склоне очередного холма и махал рукой: «дорога чистая». Караван сильно растянулся. Хвост терялся далеко между холмами. Хармхабу не очень это нравилось. Впереди дорогу обступали скалы. Удачное место для засады. Даже с десятком ловких разбойников можно отбить часть каравана. В эти места частенько наведываются хабири. В жаркий сезон засуха и голод гонит их к границам Лабана заняться грабежом. Жди нападения в любой миг.

Стрела воткнулась прямо у ног Хармхаба. Он узнал оперение Хуто. Непобедимый тут же остановил караван и внимательно пригляделся к холмам впереди.

— Что произошло? — к нему подбежал старший погонщик.

— Засада,— коротко бросил Хармхаб, не отрывая глаз от каменных уступов.— Как только мы окажемся между вон тех холмов, на нас с двух сторон накинутся бандиты.

Старший погонщик пристально всматривался в скалы.

— Их много?

— Не знаю. Думаю, много.

— Не лучше ли повернуть назад?

— Сколько ты будешь разворачивать караван? Еще последние повозки не появились. Все собьются в кучу — удобный момент для нападения. Даже если удастся развернуться и уйти, бандиты последуют за нами по пятам. Ночью все равно нападут. Надо прорываться вперед. К темноте успеем добраться до Газы.

— Будем идти напролом?

— Надо подтянуть караван и очень быстро обойти холмы справа.

— Почему справа?

— Солнце будет слепить нападающим глаза.

— А если не получится?

— Все погибнем. Повернем назад — тоже погибнем.

Старший погонщик недолго колебался.

— Действуй! У тебя в руках наши жизни.

Хармхаб приказал всем воинам выстроиться в стенку и прикрывать караван. Хабири, затаившиеся в засаде, ожидали, что караван потянется между холмов. Они неожиданно нападут с двух сторон, перебьют охрану и разделят богатую добычу. Но караван неожиданно свернул с дороги. Погонщики вели животных в обход холмов, по бездорожью. Пока Хабири сообразили, что их обнаружили и решили перехитрить, пока перебрались на другую сторону холма, часть повозок уже миновало опасное место.

Хабири поздно бросились в атаку. Бородатые, в длинных серых одеждах, они ринулись вниз, размахивая дубинами. У некоторых имелись копья и кинжалы. Нападавших было не меньше трех сотен. Навстречу полетели стрелы и метательные копья. Хармхаб приказал стоять насмерть. Разбойников встретили жестко. Хармхаб врубился с двух рук. Справа мелькала секира Паитси. Слева Амени твердо стоял, прикрываясь круглым щитом и никому не давал подойти. Его меч вылетал из-под щита, как жало осы. За их спинами проносились телеги. На одной из них в полный рост стояла Меритре и метко стреляла из лука. Сети примостился у ее ног и подавал стрелы.

Драка завязалась отчаянная. Охранники не давали хабири пробиться к каравану. Одному из бандитов все же удалось проскочить. Он кинулся к повозке, с которой стреляла Меритре. Волосатые грязные пальцы ухватились за край борта. Появилась бородатая голова. Рот, перекошенный в оскале. В кривых зубах длинный нож. Сети с перепугу схватил Клык Анубиса и рубанул наотмашь, при этом отчаянно взвизгнув. Бандит свалился на землю. Рана оказалась неглубокая. Меч всего лишь рассек кожу на голове. Он подобрал нож, быстро вскочил на ноги и кинулся вслед, горя желанием отомстить мальчишке. Головная накидка слетела, обнажая нечесаные вьющиеся волосы. Кровь стекала по щеке алой струйкой и терялась в бороде. Хабири нагонял повозку широкими шагами и орал что-то грозное на непонятном языке. У Сети похолодело все в груди. Боялся он больше не за себя, а за Меритре. Мальчик двумя руками покрепче ухватил рукоять меча, замахнулся. Бандит резко остановился, опасаясь второго удара. Быки, влекущие следующую телегу, сбили разбойника с ног и затоптали.

— Бей! Амун! Бей! — Обрадовался Сети своей маленькой победе. Он совсем осмелел и крикнул Меритре: — Я к нашим на помощь!

И уже собрался спрыгнуть.

— Куда! — удержала она Сети.— Успеешь еще подставить под дубину свою цыплячью головку. Стрелы давай!

Хвост каравана наконец-то проскочил место боя. Хармхаб приказал отступать. Последними уходил он, Паитси и Амени. Хабири попытались преследовать, но откуда-то с вершины холма бил меткий лучник, прикрывая отход. Все его стрелы ложились точно в цель. Бандиты отстали.

Еще долго продолжали подгонять усталых животных, пока к вечеру не наткнулись на пограничные каменные столбы. Дальше лежала земля, принадлежавшая Газе.

Хармхаба нашел старший погонщик.

— Все караванщики хотят наградить тебя. Я еще не видел, такой умелой обороны.

— Награждайте охотника,— Хармхаб указал на Хуто.— Если б ни его острый глаз, наши трупы сейчас бы терзали стервятники.

— Но благодаря тебе мы не потеряли ни одной повозки. Такого еще не бывало. Обычно, приходится оставлять несколько последних повозок. Пока бандиты делят добро, караван успевает уйти.

— Возможно, так и надо было поступить. Тогда не погибли бы наши люди,— с сожалением развел руками Хармхаб.— Двадцать человек мы недосчитались.

— Им за это платят,— холодно напомнил старший погонщик.— И тебе хорошо заплатят.— Караванщик с интересом взглянул на длинный клинок Когтя Хора.— Ты сражаешься умело, как будто родился с мечом в руках. Да и меч у тебя знатный. Хеттский? Не часто встретишь в наших краях воина, умеющего владеть таким оружием.

— Я добыл его в бою,— скромно ответил Хармхаб.

— Хочу сделать тебе предложение: оставайся служить у меня. Я двадцать лет вожу караваны по этому пути и неплохо зарабатываю. Чем опасней времена, тем больше заработок.

— Благодарю за предложение. Дойдем до Библа — там поговорим.

 

Возле Газы задержались ненадолго. Животных накормили, дали передохнуть пару дней, и снова в путь. До Мегиддо дошли без приключений. Лишь в одну из ночей грабители пытались напасть на караван, но бдительность Хармхаба вновь выручила. Нападение успешно отбили.

В Мегиддо часть торговцев осталось. Другие примкнули к каравану со своим товаром. Двинулись дальше. На полпути к Библу повстречались беженцы. Они шли нескончаемой вереницей. Ослы тащили пожитки — всё, что успели унести. По рассказам беженцев, портовый город Тир сдался Азиру. Семирра держится на последнем издыхании. Вскоре война докатится до Библа.

Старший погонщик, посовещавшись с торговцами, решил повернуть назад в Мегиддо.

— Я с вами не пойду,— объявил ему Хармхаб.— Мне надо добраться в Библ.

— Скоро там прольется кровь,— остерег его старший погонщик.

— Я воин,— пожал плечами Хармхаб.— Для меня война, как разлив Хапи для лягушки.

— Ты хочешь получить оплату? Выбирай, чем возьмешь: зерном или маслом. Серебра я дать не могу.

— Я возьму двух ослов и телегу.

— И все?

— С меня достаточно.

— Ты, все же, не хочешь остаться у меня на службе?

— Прости, но на войне я надеюсь больше заработать. Если останусь в живых — еще свидимся.

— Да сохранит тебя Амун.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.