ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Живущий Правдой

12

В одноосную телегу со сплошными деревянными колесами уложили дорожные мешки. Сверху посадили Меритре и Сети. Запрягли ослов, произнесли молитву и тронулись в путь.

Шли без остановок с рассвета и до самого заката. Останавливались на ночлег подальше от дороги. Костер разжигали в яме, чтобы свет от пламени не был заметен в темноте. Старались не шуметь. Большие города и селения обходили стороной. Иногда Меритре покупала у местных жителей еду и пиво. Мужчины в это время прятались, следили издалека.

До Библа оставалось полдня пути, когда путников застал вечер. В сумерках набрели на заброшенное поселение. Жители покинули дома, опасаясь нашествия воинов Азиру. Решили остановиться для ночлега. Выбрали неприметный домик на окраине, ближе к дороге, сложенный из неотесанного булыжника на глине, с покосившейся соломенной крышей. Меритре разожгла очаг. Он представлял собой неглубокую яму в земляном полу, обложенную камнями. Огонь осветил неровные стены. Окон в домах не делали. Вместо двери кусок рогожи. Дым выходил через дверной проем и через дыры в крыше. Запах стоял не из приятных. В одном из углов, прямо в доме держали скотину. Скромно поужинав чечевичной похлебкой, хлебом, луком, путники устроились на охапках соломы. Амени заступил в караул.

Хармхаб проснулся от толчка в плечо. Над ним склонился Амени. Он жестом попросил не шуметь и поманил за собой. Полководец быстро поднялся. Поселение стояло на пологом холме. От подножья холма начиналась широкая долина. В долине выращивали ячмень и овощи. Посреди полей и огородов журчала неглубокая речушка. Заканчивалась долина густым лесом. Миновав последние дома, они вышли к спуску. Их взору предстал воинский стан. Костры пылали до самой стены черного леса. Пестрели шатры. Люди громко разговаривали на непонятном языке. Слышалось ржание коней.

— Это не мирные жители,— шепотом сказал Амени.— У них у всех оружие.

— Надо убираться отсюда, как можно скорее,— решил Хармхаб.— Азиру решил напасть на Библ. Подбирается к городу. Это его войско.

Они побежали обратно и принялся будить товарищей. Быстро похватали мешки, оружие…

— Тихо! — Амени задернул ветхую рогожу, закрывавшую вход. Все замерли.

Приближалось несколько человек. Они громко разговаривали, прерывая речь смехом. Послышался треск бьющихся горшков. Разбойники ходили от дома к дому, переворачивали все внутри, в надежде поживиться. Но ничего ценного в покинутом селении не оказалось. Путники вжались в стены и старались не дышать.

Циновка колыхнулась. Хармхаб занес над головой руку с кинжалом.

В сарае закричал осел. Бандиты оживились и ринулись в ту сторону. Путники с облегчением вздохнули. Хармхаб опустил нож. Но в это время циновка отлетела в сторону и прямо перед его носом возникла бородатая рожа. Разбойник хотел закричать, уже открыл рот и набрал грудью воздух. Каменный кулак Хармхаба резко воткнулся под дых. Вместо крика вырвалось шипение. Лезвие вспороло горло. Разбойник обмяк и упал на пол.

Путники осторожно выбрались наружу. Бандитов оказалось еще пятеро. Двое рылись в телеге. Остальные трое осматривали сарай. Путники подкрались сзади. Схватка длилась недолго. Хармхаб заколол одного. Паитси ловко подсел под копье и кривым мечом вспорол живот второму. Амени — мастер кинжального боя — зарезал третьего. Хуто ловко увернулся от дубины, схватил в железные объятия противника и переломал ему хребет хитрым кушитским приемом. Чтобы долго раненый не мучился, он вскрыл ему ножом сонную артерию. Пятый бандит, увидев, как его товарищи погибли, бросил копье и попытался спастись бегством! Хуто, Амени и Паитси одновременно бросились за ним. Но бандит оказался быстроногим. Глухой удар. Убегающий вскрикнул и упал в кусты, ломая тонкие ветки. Нож Меритре вошел точно между лопаток.

— Заставляете меня метать оружие в спину,— недовольно прошипела она.— Не очень-то приятно.

— Ты женщина — тебе можно,— успокоил ее Хармхаб.— Уходим.

 

Путники крались в темноте, еле разбирая дорогу. Ночь никак не сдавалась: сплошная чернота. Над головой нависали яркие звезды. Луна куда-то запропастилась. Вдруг впереди замерцали огоньки.

— Библ,— с облегчением выдохнул Хармхаб.

Дорога извивалась среди холмов. Приходилось пробираться медленно, на ощупь. Огни впереди то пропадали, то появлялись вновь. Путники обогнули очередную скалу и столкнулись нос к носу с дозором. Человек семь или восемь вооруженных людей с факелами тут же окружили их.

— Кто такие? — спросил, по всему видно, старший, подняв повыше факел, чтобы получше разглядеть путников. Говорил он на местном языке. Хармхаб понимал это наречие. Осталось догадаться кто они: из банды Азиру или охранники из Библа.

— Мы беженцы,— проскулил Хармхаб.— Наше селение разграбили. Хотим укрыться за стенами города.

— Беженцы? — не поверил старший.— Пастухи или ремесленники?

— Пастухи.

— Зачем пастухам оружие?

Дозорный с сомнением поглядел на меч Хармхаба.

— Так ведь война,— виновато ответил мнимый пастух, погладив ножны.

— Что-то не похожи вы на пастухов — рожи слишком чистые.

Хармхаб проклял себя за поспешность. Где это видано, чтобы местные пастухи сбривали бороды.

— А не наемники ли вы? Отведу вас к Азиру — там разберемся,— решил старший и крикнул своим: - Отберите у них оружие.

Совсем некстати! Азиру хорошо знал Хармхаба. Если он попадет к этому бандиту в руки, тот непременно продаст его хеттам. Лучше умереть, чем оказаться в позорный плен.

Выручил Сети. На мальчика никто не обращал внимание. Он спрыгнул с телеги и метнулся в ближайшие кусты.

— Держи мальчишку!

Бандиты отвлеклись. Этого мгновения хватило Хармхабу, чтобы выхватить меч и рубануть. Он надеялся, потеряв главаря, остальные отступят. Но не тут-то было. Враги оказались бывалыми вояками. На Хармхаба тут же насели двое. Один теснил его щитом и орудовал топором, другой пытался достать копьем. Хуто схватился врукопашную. Охотник выбил у воина из рук оружие и повалил на землю. Вдвоем они катались в пыли, пытаясь придушить друг друга. Амени удалось кинжалом ранить одного. Разбойник рухнул на колени, держась за живот. Но второй оказался опытным бойцом, и умело уворачивался от ударов. При этом сам пытался вогнать кинжал в грудь Амени. Паитси пришлось совсем тяжко. У него из рук выбили секиру и ударом щита сбили на землю. Сразу два острых жала копья направились в грудь маджаю. На помощь пришла Меритре. Резкий взмах с обеих рук и кинжалы полетели точно в цель. Паитси перекатился через голову, подобрал секиру и вновь был на ногах. Резким выпадом рубанул по шее ближайшего из нападавших.

Хармхаба теснили сильные и опытные противники. Пару раз он еле ушел от острого жала копья. Один раз у него чуть не выбили меч из рук. Ему никак не удавалось даже сделать выпад: он только защищался. Вдруг тот, что с копьем дико заорал и упал на землю. Сзади стоял Сети с окровавленным Клыком Анубиса. Второй растерялся. Полководец тут же насел на него и вогнал меч в живот.

Вместо благодарности Хармхаб погрозил Сети кулаком:

— Никогда не нападай со спины! Настоящий воин не должен так делать. Тебя никто уважать не будет.

Сети покраснел от обиды.

Тем временем Хуто измотал своего противника и хитрым приемом сломал ему руку. Добивать не стал, так и оставил валяться на обочине и выть от боли. Амени достал своего врага пару раз кинжалом и тот, ослабев от ран, вскоре сдался.

Среди кустов замелькали огни факелов. На помощь бандитам спешила подмога. Пришлось бросить телегу и ослов. Похватали дорожные мешки с пожитками и бросились бежать к городу. Преследователи не отставали. Над головой шуршали стрелы. Амени и Паитси иногда останавливались и отстреливались.

Наконец, впереди выросли высокие стены. На башнях деревянные колотушки били тревогу. Преследователи остановились, не смея подходить к крепости ближе, чем на полет стрелы. Хармхаб громко постучал в ворота.

— Кто такие? — раздалось сверху.

— Воины из Мегиддо к правителю города.

Загрохотали засовы. Ворота со скрипом приоткрылись. Путники проскользнули в щель. Их окружили вооруженные защитники Библа.

— Что вам нужно от правителя? — недоверчиво спросил один из них высокий, плечистый в длинной дорогой одежде.

— Я ему должен сообщить важную весть,— настаивал Хармхаб.

— Можешь сообщить ее мне.

— Ты не Рибадди.

— Я командую войском города. Мое имя Кефет. Правитель сейчас отдыхает.

— Отдыхает? — удивился Хармхаб.— Как он может спать, когда город окружают войска Азиру? Веди меня к нему.

— А не хочешь, чтобы вас всех бросили в подвал крыс кормить? — нахмурил брови командующий войском.— Говори: зачем пришел иначе будешь обвинен в измене и подвергнешься пыткам.

— Покажи Рибадди.— Хармхаб вынул анх, обвитый коброй и вложил его в ладонь Кефету.

Начальник стражи немного брезгливо разглядел крест.

— Что это значит?

— Рибадди знает. Иди, покажи ему, иначе сам будешь обличен в измене.

Кефет недовольно хмыкнул и ушел в темноту. Напоследок приказал не спускать с путников глаз. Вскоре он появился вновь. На этот раз выражение лица было не столь надменное, но все же, холодное.

— Правитель ждет тебя. Но только ты один сможешь пройти к нему.

Они поднялись в верхний город к цитадели. Миновав охрану, преодолели каменную лестницу. Дальше узкий коридор. В стенах мелькали стрельчатые окошки.

— Повелитель! К тебе посланник из Мегиддо,— доложил Кефет.

— Пусть входит,— раздался усталый голос.

В мрачном сводчатом зале за деревянным резным столом сидел худой бородатый мужчина с узким лицом, тронутым морщинами. Черные глаза вспыхнули, разглядев гостя. Он тут же велел оставив их одних.

— Непобедимый! — вполголоса обрадовался Рибадди.— Неужели Боги услышали мои просьбы. Тебя ли я вижу? Где твое войско?

— Вынужден разочаровать. Мое войско — пять человек, из которых одна женщина и еще один — ребенок.

— Почему пять,— не понимал Рибадди, все еще радуясь.— Армия прибудет по морю? Наконец-то мы накажем предателя Азиру. Я сам лично отрублю ему правую руку, а голову воткну на кол перед воротами. Пусть все видят, как опасно идти против великой Та-Кемет.

— Остынь! — Хармхабу горько было разочаровывать верного слугу Кемет.— Никакой армии не будет.

— Почему? — Радость постепенно сползла с узкого лица Рибадди. Он хотел о чем-то спросить, но не смог подобрать слова.

— Давай присядем, и я  все объясню.

Хармхаб тяжело опустился на стул. Рибадди ничего не мог понять. Перед ним сидел грозный главнокомандующий непобедимой армии. Но во взгляде смущение. А вместо дорогих доспехов — тряпье бедняка. Он налил гостю вина в глиняную кружку и приготовился слушать.

— Итакама предал нас и сдал хеттам Кадеш.

— Да,— подтвердил Рибадди.— Я слышал об этом.

— В плену оказался Расесси, посланник в северные страны и младшая дочь Эйи с детьми.

— Это мне тоже известно.

— Хетты надавили на старика Эйю, пригрозив вырезать заложников, если мы сунемся в Приморье.

— И что теперь? — до Рибадди стало доходить…

— У меня два выхода: убить Эйю или попасть в Кадеш, чтобы освободить заложников. Только после этого войска Кемет смогут двинуться в Лабан.

— Выходит, Кемет, которой я служил долгие годы, бросает меня в трудную минуту.

— Я ничего не могу поделать,— с сожалением развел руками Хармхаб.

Рибадди отставил в сторону бокал с вином. Лицо его казалось спокойным. Глаза пустые.

— Как ты намерен выручить заложников? Чтобы взять штурмом Кадеш нужно войско не меньше пяти тысяч, хорошее вооружение, метательные орудия. Да и сходу город не взять — понадобится месяц осады, а то и два?

— Еще не знаю. Сперва мне нужно добраться до низовьев Оронты.

— С удовольствием бы помог тебе, но я должен умереть, защищая Библ,— мрачно ответил Рибадди.

— Ты сможешь держать город до моего возвращения? Как только я вернусь из Кадеша, так сразу войска выступят из Хекупта.

— Вряд ли. У Азиру народу, что песка в пустыне. Так долго Библ не продержится. Смерти я не боюсь. Не переживай за меня. Я до последнего вздоха останусь верен Та-Кемет.

— Азиру ответит за все. Я обещаю.

— А если у тебя не получится? Если ты сам попадешь в плен? Что тогда?

— В плен я попаду только мертвым,— твердо решил Хармхаб.— И все же попробуй продержаться до моего возвращения.

— Боюсь, ничего не выйдет,— голос Рибадди прозвучал глухо.— Кругом предатели. Даже в городе полно тех, кто прямо сейчас готов примкнуть к шайке Азиру. В народе поднялась небывалая волна ненависти к Кемет. Твою страну обвиняют во всех бедах. Призывают к свободе. К какой свободе? Азиру грабит города и раздает нищим земледельцам скот. За это чернь его любит и поддерживает. Но что потом? Когда грабить больше будет некого, у этих же земледельцев все и отберут. Люди уходят с обжитой земли. Никто не растит хлеб. Скоро наступит голод, а за голодом придут болезни. Наступит хаос.

— Я столкнулся с воинами Азиру. Не похожи они на простых земледельцев.

— Хетты присылают ему серебро и оружие. Он нанимает воинов из Нахарины, что нищенствуют после падения Вашшукканни. Узнав о хорошей плате, к нему потянулись ассирийцы и халдеи. Да что там ассирийцы! Под Семиррой я хорошенько прижал Азиру. Мои воины врубились в центр и разделили его войско надвое. Все! Победа! оставалось вырезать всех и пленить Азиру… И тут ко мне в тыл влетели хеттские колесницы. Больше сотни. Откуда они взялись? Я потерял половину войска, сдал Семирру. Сам еле спасся.

Где-то в углу послышался шорох. Чихнул человек, стараясь зажать нос.

— Нас подслушивают,— Хармхаб выхватил меч.

— Предатель в потайной комнате.

Рибадди ринулся к двери. Хармхаб за ним. В коридоре темно. Лишь слабый свет от чадящих факелов чуть разгоняет мрак. В проходе мелькнула тень. Они кинулись следом.

— Вон он! Все! Ему не уйти! — Рибадди достал кинжал.

Узкий проход, поворот, еще поворот. За углом налетели на Кефета. Командующий городским войском вытирал о край плаща окровавленное лезвие меча. У его ног корчился в судорогах человек. Хармхаб нагнулся и перевернул умирающего. Лицо незнакомое. В уголках рта пенилась кровь и стекала на бороду. Глаза постепенно стекленели.

— Зачем ты его убил? — накинулся Рибадди на Кефета.

— Прости, господин,— виновато склонил голову командующий.— Что я мог подумать? Он меня чуть не сбил с ног. Явно от кого-то убегает. Ночью, когда город в осаде. Наверняка вражеский лазутчик. Я прикажу, чтобы убрали отсюда эту падаль.

Командующий городским отрядом скрылся.

— Не доверяй ему,— предостерег Хармхаб.— Слышу ложь в его словах.

— Больше некому,— развел руками Рибадди.— Разве только подвальным крысам.

 

Путники провели остаток ночи в доме богатого торговца. Хозяин покинул город, испугавшись погрома. Сторож впустил путников по настоянию Рибадди. В амбаре нашли крупу и лук. В комнатах обнаружили мягкие лежанки. Как не скрывал слуга, Хуто все же нашел потайную дверцу в небольшой погребок, где покоились кувшины с добрым вином. Во дворе находился пруд с чистой водой. После утомительной дороги путники впервые смогли смыть пыль и пот. От души поели.

Хармхаб поднялся с рассветом. Нацепив длинную одежду торговца и подвязав густую накладную бороду, он прошелся по городу: посмотреть, как готовятся к обороне. Сами стены крепкие, выдержат долгую осаду. Строители возвели город из каменных блоков. Вдоль стен возвышалось множество квадратных стрелковых башен. Местность за стенами хорошо просматривалась — стрелкам полная свобода. Что огорчало: оборона организована из рук вон плохо. На некоторых башнях отсутствовала охрана. Хармхаб спокойно поднимался наверх. Его никто не останавливал. Тяжелые дубовые ворота требовали починки: петли еле держались. Метательные орудия старые. Канаты, для натяжки пращей ненадежные. Порт вообще не защищали. У Хармхаба начало складываться впечатление, что никто и не думал оборонять город. Куда только смотрит Кефет?

Хармхаб направился в порт. Кораблей у пристани стояло не очень много. Кормчие старались поскорее покинуть неспокойный город. По обеим сторонам улицы, выходящей прямо к пристани сидели нищие в рванье и клянчили подаяние. Они протягивали трясущиеся грязные ладони к Хармхабу и жалобно ныли. Он отдал хлебную лепешку, кусок сыра, что припас на завтрак. Ничего не осталось. Последняя ладонь, тянулась к нему широкая, чистая с золотым перстнем на пальце.

— Хуто. Ты бы хоть кольцо снял,— усмехнулся Хармхаб.

Хранитель лука правителя поднялся с земли и скинул с себя нищенский наряд.

— Чего ты в такую рань делаешь здесь? — удивился Хармхаб.

— Наблюдаю за тем судном.

Хармхаб проследил за его взглядом. У пристани покачивался на волнах корабль с золоченым львом на носу. На мачте развивался флаг богини Иштар. Так это же…

— Наш корабль,— подтвердил его догадку Хуто.— Гребцы — все наши жрецы, только теперь их приковали цепями к палубе.

— Панехеси не видел?

— Нет. Возможно, его убили.

— Кто хозяин корабля?

— Еще не выяснил.— Глаза Хуто зло сверкнули.— Так вот — хозяин. Неужели наш старый знакомый?

На палубе появился Мексеб. Он важно прошелся по кораблю, раздавая наставления смотрителям паруса. Вдруг он кого-то заметил, засуетился, быстро сбежал по сходням на набережную. Мексеб поднял в приветствии руку и расплылся в дружеской улыбке. В сопровождении двух охранников к нему приближался ни кто иной, как начальник городского войска Кефет.

— Они беседуют, как старые знакомые,— подметил Хуто.

— Нам готовят ловушку.— Хармхаб озадаченно оглядел порт.— По суше мы не выберемся, кругом банды Азиру. Только морем. Подходящего корабля для бегства, кроме нашего, я не вижу.

— Я прослежу. Выясню, сколько людей на корабле, чем вооружены.— Хуто вновь накинул на себя нищенское тряпье и уселся на свое место.— Сколько здесь пробудем?

— Уходить надо, как можно скорее,— с сожалением покачал головой Хармхаб.— Библ обречен.

 

На башнях застучали колотушки. Враг готовился идти на штурм. Город превратился в растревоженный муравейник. Воины спешили на стену занять места. Стрелки суетились возле метательных орудий. Под стенами разводили костры и кипятили воду.

Хармхаб заранее выбрал удобное место для обороны в одной из стрелковых башен. Отсюда можно быстро добраться в порт. Амени, Паитси и Меритре приготовили луки. Сети поставил кувшины с широким горлом сзади каждого стрелка. В кувшины опустил по пучку стрел. Враги надвигалось на город со всех сторон. Паитси выпустил стрелу, примечая силу ветра. Все замерли у бойниц, ожидая, когда противник приблизится на нужное расстояние.

— Я не вижу у них лестниц,— изумился Амени.— Как они собираются штурмовать стены.

Хармхаб присмотрелся внимательней к толпе нападавших. Действительно, лестниц не было. К главным воротам, во весь опор неслись колесницы. Как они собираются штурмовать крепость на колесницах? Ужасная догадка осенила полководца.

— Оборона окончена,— обернулся он к спутникам.— Хватайте вещички и бегом в порт. Вас встретит Хуто.

— А ты? — встревожился Амени.

— Я следом. Сети, не вздумай тащиться за мной! — погрозил он мальчику, готовому двинуться вслед за полководцем.

— Я твой оруженосец и не могу тебя бросить.

— Из оружия мне понадобится только лук и одна стрела. Иди со всеми. Я вас догоню.

Хармхаб прокрался по стенам к самым воротам. Как он и предположил, створки распахнуты настежь. Колесницы неприятеля влетели в город. За ними ввалилась пехота. Главный предатель, ни кто иной, как начальник городского войска Кефет, стоял возле ворот и размахивал мечом, приветствуя врагов. У его ног, в луже крови лежал Рибадди. Ему уже не помочь. Хармхаб натянул лук. Стрела впилась точно в глаз предателю. Темный от крови наконечник вышел на затылке.

Перепрыгивая через трупы, расталкивая дерущихся, полководец кинулся в порт. Возле пристани тишина. Даже нищие куда-то попрятались. Стрела воткнулась возле ноги. Оперение Хуто. По направлению полета, Хармхаб сообразил, где искать товарищей. Беглецы спрятались за небольшой кладкой мешков прямо напротив корабля Иштар.

Сети с беспокойством оглядел Хармхаба.

— Цел я. Ни царапинки,— успокоил его полководец.

— На судне осталось человек десять,— сообщил Хуто.— Остальные, во главе с Мексебом подались в город грабить, а может нас искать.

— Скрытно нам не подойти,— Хармхаб внимательно наблюдал за оставшимися корабельщиками. Все при оружии: у кого меч, у кого тесак за поясом. В то же время медлить нельзя: бой кипел уже на прилегающих улицах.

Меритре схватила за руку Сети и открыто направилась к кораблю быстрым шагом.

— Помогите! — закричала она.— Возьмите нас сыном на корабль! Спасите нас!

— Пошла прочь! — заорал один из корабельщиков, грозя кулаком.

— Эй! — хлопнул его по плечу товарищ.— Это же девка! В любом порту можно продать золото, вино и девку.

— Мексеб приказал никого не пускать.

— Как-нибудь уговорим. Спрячем ее до отплытия в трюме.

— Пустите на корабль! — продолжала умолять Меритре.— Иначе нас с сыном убьют.

Все корабельщики собрались поглазеть на Меритре.

— Пусти ее,— просили они.— Девка ничего. Щенок будет нам жратву готовить. Если что, скормим его рыбам.

Тем временем Хармхаб с товарищами ползком прокрались с другой стороны и тихо вскарабкались на борт.

— Измена! — Закричал часовой, но тут же упал со вспоротым животом.

Меритре взмахнула руками и двое с кинжалами в груди свалились на палубу. Бой длился не долго. Вскоре еще четверо корчились, заливая корабельные доски алой кровью. Оставшиеся в живых пираты решили спастись бегством и спрыгнуть в воду.

В порт уже спешила целая толпа бандитов. Впереди всех мчался Мексеб, размахивая копьем. Сети перерубил причальные канаты и последним вскарабкался на корабль.

— Эй, гребцы! — обратился Хармхаб к прикованным невольникам.— Хотите быть свободными — пошевеливайте веслами.

Парус поймал ветер. Хармхаб взялся за кормовое весло и направил корабль в открытое море. Берег удалялся и вскоре превратился в узкую неровную полоску.

Амени и Паитси нашли в трюме связанного, еле живого  Панехеси. Хуто подобрал бронзовое долото и сбил цепи с ног гребцов. Спасенные жрецы радовались, словно дети. Не прекращая грести, грянули гимн Йоту, да так воодушевлено, что даже вечно суровый Хармхаб улыбнулся.

После Панехеси рассказал, что с ним произошло. Корабль покинул Хапи и спокойно путешествовал вдоль побережья. Местные жители очень доброжелательно относились к жрецам, ведь они плыли под стягом Иштар. Даже в некоторых поселениях просили благословения, приняв их за служителей грозной богини. Но как только корабль отошел от города-острова Тир, на них напали пираты. Разбойников нанял Мексеб. Он прибывал в сильном гневе, когда не обнаружил Хармхаба на корабле. Требовал у Панехеси поведать ему о планах полководца, грозил страшными пытками и мучительной смертью. Но Жрец впал в транс. Он мысленно вознесся к Йоту и ничего не слышал вокруг, не видел, не чувствовал боли. Мексеб приказал пытать огнем Панехеси, но пираты отказались наотрез. Бандиты и так, по их представлению, совершили ужасный грех, напав на корабль Иштар. Если еще прольют кровь на палубе священной барки, не спастись им от страшной мести грозной Иштар. Не надо им никакого золота и серебра — бессмертие души дороже.

Мексеб долго злился, в конце концов, решил, что Хармхаб все равно появится в Библе. Корабль привели в порт как раз накануне штурма.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.