ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Живущий Правдой

18

Проводник указал вниз:

— Белая река.

У подножий горных уступов клокотала мелкая речушка. Перекатываясь через гладкие валуны, вода пенилась, отчего казалось, будто в реку вылили молоко. К берегам спускался непроходимый лес, переходя в такие же густые спутанные кустарники. А выше по склонам тянулись к небу стройные высокие кедры. Пройдя ниже по течению, путники увидели, как множество ручьев спешат влиться в единый поток. Река становилась полноводной и спокойной. Теперь до Тира они доберутся за несколько дней, а оттуда морем прямо домой.

Хуто щедро расплатился с проводником. Амени с Паитси спустились вниз разведать местность. Обнаружили небольшое селение. Жители оказались лесорубами и пастухами. В окрестных горах добывали стволы кедра, сплачивали в плоты и пускали вниз по реке. Как раз сплавщики заканчивали работу. Вблизи поселения на воде чернели длинные связки неотесанных бревен. За небольшую плату путников поместили на один из плотов. Соорудили шалаш из хвойных веток и лежанки из камыша.

Река понесла плоты вниз. После прошедшей грозы Белая река набухла и сплавщикам не нужно было огибать опасные участки, поэтому двигались быстро, проносясь мимо скалистых берегов и лесных склонов.

По истечению нескольких дней плаванья, утренний ветерок принес просоленный запах моря. Река вырвалась на равнину и широко раскинула свои воды. Течение почти замерло. Высокие зеленые горы обрывались у ровной глади Великой Зелени. Желтоватая река пропадала в необъятном изумрудном зеркале. Скалистый остров вырос из моря. Казалось, остров не стоит на месте, а плывет, рассекая волны. Наверху, на скалах зеленели рощи. Крепостные стены защищали тихую бухту, полную кораблей. Вечно живой город Тир встречал радушно каждого путника и морехода.

— Как красиво! — вырвалось у Сети.

— Да! — Жрец Панехеси положил руку мальчику на плечо.— На местном наречии его имя звучит как Цор — скала.

— Как зовут бога, что покровительствует этому городу? Надо принести ему жертвоприношения,— решила Меритре.

— По преданию, Астар нашла на этом месте упавшую с небо звезду,— поведал им Панехеси,— и родила Бога Мелькарта. Он и покровительствует Тиру.

— Я слышал, будто Мелькарт научил ханаанеев мореходству, показал, как строить крепкие корабли.

— Легенд много,— подтвердил Расесси.— Утверждают, что раньше эта скала, словно кусок дерева плавала по морю. Иногда приставал к берегам. Наивные люди забирались на него, хотели строить дома, но остров вновь отправлялся в плаванье. Бог Мелькарт призвал ханаанеев найти место своего рождения. Смелые мореходы избороздили все море и, наконец, нашли возле побережья этот плавающий остров. Бог окропил скалы острова кровью орла и громада остановилась, вросла в дно и больше не двигалась.

— Ненавижу этот город! — прорычал Хармхаб.

— Почему? — все удивленно обернулись к полководцу.

— Потому что на окраине города возведен огненный алтарь богу Баал-Хамону. Этому Богу приносят в жертву грудных младенцев.

— Не может быть! — ужаснулась Меритре.

Вся радость и восхищение чудесным островом моментально улетучились.

— Пока младенец сгорает заживо, его мать обязана стоять рядом и петь хвалы Баал-Хамону.

 

Стражники в длинной добротной одежде, подпоясанной широким кушаком, внимательно осмотрели путников. За его спиной стояли еще двое, одетые проще, но с хорошим оружием: длинные копья, на поясах кинжалы.

— Мы пригнали плоты. Хотим обменять дерево на зерно и пурпурную ткань,— сказал Хуто.

— А их зачем с собой притащили? — стражник указал на Сети и детей Расесси.— Если хотите мальцов продать, то только через храм Бога Мелькарта.

— Мы не будем продавать детей. Мы просто хотели им показать самый чудесный город в мире,— попытался оправдаться Хуто. Но стражник ему не верил. Прикинул, на сколько мешков зерна или кувшинов масла можно обменять детей. Ничего, упитанные. Дорого стоят. Подумал, не содрать ли с путников пошлину. Да ну их! Вон, показалась голова длинного каравана. Вот, с караванщиков он сейчас снимет пенку во имя Мелькарта, Астар и грозного Баала.

— Я вас предупредил,— твердо сказал он.— Если попробуете продать детей сами, а не через храм. Их у вас отберу. И эти женщины? Если они решат торговать своим телом, половину дохода должны отдать в храм.

— Хорошо. Мы все поняли,— решил больше не спорить Хуто.

— Добро пожаловать в Тир,— пропустили их стражники.— И вот еще что,— он вновь остановил их и показал, на этот раз, на Паитси.— С ним внимательно. Чернокожие рабы в большой цене. Его могут украсть.

После столь мрачного приветствия никто не радовался густым зеленым рощам и высоченным крепостным башням. Всем безразлично было смотреть на великолепные каменные дома и пышные цветники при входе. А жители приветливо кланялись, улыбались, желали здоровья.

— Чего вы приуныли,— усмехнулся Хармхаб.— Жизнь здесь такая. Люди не виноваты. Посмотрите вокруг: где можно вырастить чечевицу или пасти скот? Одни скалы. Город живет только торговлей. А если главный доход в торговле, то продавать можно все.

— Даже детей? — гневно воскликнула Меритре.

— Мы не вправе осуждать жителей сего благодатного острова. Если боги терпят человеческие жертвоприношения, значит так надо,— развел руками жрец Панехеси.

Хармхаб ходил еще с трудом, опираясь на плечо Сети, но силы возвращались. Пока его спутники отдыхали в тени оливковых деревьев возле торговой площади, он вместе с Сети бродил по городу. Они разыскали среди извилистых узких улочек богатый дом старшего торговца при храме Мелькарта. Сам дом находился чуть ниже двора храма. Храм величаво возвышался над островом. Два священных столба, отлитых из чистого золота сияли в лучах солнца. Слуга пригласил их подняться по каменной лесенке. Высокая дверь распахнулась и путники с пыльной знойной улицы попали в тенистый зеленый садик.

— Мир вам, странники,— встретил их хозяин, мужчина средних лет с выдающимся брюшком и темной густой бородой. Его взгляд пробежался с ног до головы, как бы оценивая товар.— Какое дело у вас ко мне?

— Пусть твой дом не знает нужды,— ответил Хармхаб и показал ему анх с коброй.

Деловое пренебрежительное выражение лица тут же смягчилось. Хозяин провел их в дом. В комнатке с низким потолком, богато отделанной деревом, по стенам теснились полки со шкатулками, горшочками, ровной стопкой лежали свитки папируса. Хармхаба усадили на скамью за простым квадратным дощатым столом. Хозяин предложил гостю вина и фруктов.

— Я долго добирался сюда из Кадеша,— объяснил Хармхаб.— Мы плыли вверх по Оронте, затем перебрались через горы к Белой реке и с плотами сплавились к Тиру.

— Долгое путешествие,— удивился хозяин.— Как вы только не попали в лапы Азиру или еще каким-нибудь разбойникам.

— Ты должен помочь попасть нам на корабль, идущий в Кемет.

— Помогу,— добродушно кивнул хозяин.— Ты вовремя прибыл. Я недавно получил послание от верховного жреца Амуна. Он всюду разыскивает человека с анхом, как у тебя. Если бы ты сегодня не появился, завтра я бы отправил людей на поиски.

— Аменнеф? — удивился Хармхаб.— Что-то спешное? Что-нибудь произошло в Та-Кемет?

— Судя по анху, Великая Каста тебе доверяет. Мне всего лишь приказано встретить тебя и сообщить печальную новость: погиб правитель Тутанхамун.

Крепкая ладонь Хармхаба сжалась сама по себе. Глиняная кружка треснула, разлетаясь на несколько черепков. Вино кровавой лужицей разлилось по столу.

— Как это произошло?

— Случайно. Во время охоты он упал с колесницы. Правитель сломал ногу и сильно расшиб голову. Спасти его не удалось.

— Кто занял место правителя?

— Пока страной управляет Эйя. Но старик еле ходит.

— Что в самой Кемет?

— Бунты землепашцев и ремесленников, недовольства в армии и среди писцов. Нахтимин возглавил армию Севера. Новый полководец решил усмирить племена хабири, но как только он сунулся в Лабан, так тут же начал терпеть одно поражение за другим. В конце концов, убрался обратно с потрепанной армией. Командиры недовольны его бездарным ведением войны. В Оазисах Жизни, что к западу от Хекупта, чиновники проворовались. Земледельцы подняли бунт. Нахтимин попытался успокоить бунт с помощью силы, но старшие командиры отказались идти против народа. Он их разжаловал и прогнал из армии. Бунт кое-как подавили, но народ затаил злобу. Нападают на писцов, ведающих поборами. Сжигают их дома. Все плохо.

— На юге что?

— Слава Богам, на юге спокойно. Парамессу, Хеви и Мах крепко держат Верхнюю страну в руках.

— Кто будущий правитель?

— Это отдельная история. На трон претендовали многие, чуть не дошло до кровопролития.

— Говори яснее: на кого пал выбор?

— На сына Суппилулиумы.

— Чего? Я не расслышал,— Хармхаб удивленно приподнял брови.— Ты что-то перепутал.

— Посланник в чужеземные страны Ханис от имени правительницы призвал на трон Обеих Земель сына правителя Хатти Заннанзу.

— У меня бред? Что я слышу? Что за ерунда! Что… — Хармхаб не знал, как выразить свое возмущение.— Эйя совсем умом тронулся? А Аменнеф? Что они понапридумывали?

— Это так. Корону Обеих Земель готовы отдать иноземцу, так, как правительница не видит среди окружения достойного божественного супруга и защитника народа Кемет.

— Ты точно понял все правильно, что написал тебе Аменнеф?

— Об этом знает каждая ворона. Суппилулиума долго вел переговоры с правительницей Кемет. Сейчас хеттское посольство вместе с будущим властелином Та-Кемет гостит в Библе. Скоро проследует дальше.

— Они двигаются по суше? — удивился Хармхаб.— Но кругом война. Неужели они столь беспечны?

— В охране больше пятидесяти колесниц. Все воины отборные. Сила немалая. Потом, на воинов Суппилулиумы никто не посмеет напасть. Это правда — Великую Хатти боятся больше, чем Кемет.

Хармхаб лихорадочно думал, что можно предпринять. Но он не мог ничего решить, точно не зная всей ситуации. Надо было осмотреться, прислушаться, только после этого действовать.

— Ты сможешь нас приютить. Ненадолго?

— Смогу,— заверил его хозяин.— Приведи своих спутников. Мой дом большой. Слуги всех накормят и разместят на покой. Но как же корабль? Ты же хотел немедленно отплыть.

— Я решил погостить в столь чудесном городе, если ты не против.

 

Хармхаб мерил шагами сад. На лбу от тяжелых раздумий вздулись жилы. Меритре рыдала у Амени на плече. Супруг, как мог, утешал ее. Девушка, не сгибаясь, стояла в битвах под градом стрел, сама безжалостно убивала врагов с холодом в глазах, но, узнав о смерти Тутанхамуна, разревелась. Ее можно понять: детьми, они росли вместе. Она знала его еще с тех времен, когда у обоих кучерявились детские локоны. Он был ее любимым младшим братом, товарищем по играм. И Тутанхамун боготворил Меритре. Всегда на праздники присылал ей щедрые подарки. Иногда просто требовал, не как правитель, как брат, чтобы она приехала к торжествам праздника Опета и восседала на пиршестве рядом с ним и Анхсэмпамун. Так он ее обожал.

Меритре никак не удавалось успокоить. Не помог даже стакан крепкого вина. Хармхаба начинала раздражать ее истерика. Конечно, ему и самому было жалко мальчика. Да какого мальчика — правителя. Нет, божественное происхождение не причем. Он, Хармхаб не имел сыновей. С дочерьми отцу не пристало заниматься, да и времени не было. Но с Тутанхамуном он проводил много времени: учил его воинскому искусству, рассказывал о великих победоносных походах и знаменитых сражениях. Сидел с ним подолгу над картами, изучая далекие страны. А как радовался мальчишка, когда они выезжали на войсковые учения…  Жрецы затянули гимн, прося у Йота сделать последний путь Тутанхамуна легким.

Тут еще Сети надумал точить свой Коготь Анубиса. Скрежет камня по металлу заставлял мурашки пробегать по спине. Хармхаб решительно направился к мальчишке и хотел отобрать точильный камень. Но полководец вдруг остановился. Хармхаб обратил внимание, что единственным спокойным среди них всех оставался Сети. Как будто ему на все было наплевать. Подумаешь, умер божественный правитель, воплощение Амуна на земле. Есть дела важнее. Мальчик усердно отводил лезвие. Лицо серьезное. Нижняя губа прикушена. Пальцы черные от металла.

— Для кого готовишь оружие? — мрачно спросил Хармхаб.

— Для врага,— серьезно ответил он.— Я не хочу падать ниц перед чужеземцем. Мы его должны остановить и отправить обратно в Хатти.

— Это мне решать,— раздраженно сказал Хармхаб. Ишь, выискался, защитник.

Сети оторвался от меча и посмотрел в лицо Хармхабу совсем по-взрослому. Ничего детского во взгляде. Даже его голос прозвучал по-взрослому:

— Это не тебе решать, Боги все решили. Можешь меня убить, но только после того, как я остановлю его. Не пущу гиксоса на берега Хапи. Я — воин Та-Кемет и не буду пресмыкаться перед инородцами. Лучше смерть.

Хармхаб растерялся. Уже мальчишка его учит храбрости. Свалился же на его голову.

Но полководец задумался. А Сети ведь прав! Нельзя пускать гиксоса в страну. Не избежать распрей и восстаний. А наследники? Если пойдут от сына Суппилулиумы и правительницы наследники? Что за кровь потечет в их жилах. Кровь инородцев перемешанная с без того испорченной кровью Эхнейота. Нет! Довольно издеваться над священной землей. Пусть он, Хармхаб погибнет — гиксосу не бывать на престоле Обеих Земель.

Хармхаб ринулся к старшему торговцу. Он нашел хозяина за подсчетами в кабинете и сразу с порога выпалил:

— Достань колесницы и хорошее оружие.

— Смогу,— заверил его хозяин, как будто заранее знал, что попросит странник.— Только я распоряжаюсь добром храма. С меня потом потребуют платы.

— Ты получишь щедрую награду,— заверил его Хармхаб.— Мне нужны колесницы и хорошее оружие.

— Я достану все к завтрашнему утру. Но постой. Что ты намерен сделать?

— Позволь, я буду держать свои планы при себе,— с раздражением оборвал его Хармхаб.

— Как знаешь,— не смутился старший торговец и вновь уткнулся в расчеты.

У Хармхаба сложилось впечатление, что хозяин дома обо всем догадался. Полководцу стало немного не посебе. Ох уж и хитрые эти торгаши! Надо быть осторожнее с ними. Они всему знают цену: и золоту, и вину, и чести, и совести. Такой продаст. Не побоится Великой Касты Амуна.

 

Старший торговец, как и обещал, приготовил две колесницы и оружие. Хоть повозки оказались старыми, тяжелыми и кони не слишком резвые, но и этим Хармхаб был доволен. Осталось организовать отряд. Конечно, лучше, чем Хуто, Паитси, Расесси и Амени воинов не сыскать, но четырех человек мало. Надо вооружить жрецов йота. Они отлично выполняли роль гребцов, теперь пусть попробуют изобразить копьеносцев.

— Вы всю жизнь служили Йоту,— обратился он к жрецам.— Молили у него благословение для родной земли. Пришла пора самим взять в руки оружие и защитить эту землю. Я знаю, что вы давали клятву не прикасаться к оружию, но сейчас другие времена и мы в другом месте.

— Понимаем тебя,— обреченно качнул головой старший жрец Панехеси.— Хоть среди служителей Йота нет воинов и мы не умеем сражаться, но станем с тобой плечом к плечу. Если суждено погибнуть — погибнем. Думаю, смерть для всех нас лучшая награда, чем возвращение домой с позором.— Панехеси понизил голос и спросил: — Только скажи, непобедимый, как ты думаешь поступить? Неужели тебе пришло в голову убить Заннанзу? Тем самым раздуешь пламень войны между Кемет и Хатти.

— Еще не знаю, как все получится,— пожал плечами Хармхаб.— Попробую уговорить их повернуть назад. Все же я не последний человек в Кемет. Имею право говорить от имени правительницы.

— Но, она же сама попросила у Суппилулиумы сына?

— Не знаю, что за бредовые планы родились в ее прекрасной головке. Подсказал ли кто ей или она сама придумала эту чушь… Не верю что Эйя смог такое придумать. Потом разберемся. Я здесь и сейчас решаю судьбу Кемет,— твердым голосом ответил Хармхаб. — И делаю это так, как Я считаю нужным. После пусть меня осуждают, хоть в каменоломни отправят.

Весь отряд перебрался с острова на материк, где на окраине небольшого городка их ждал слуга старшего торговца. Во дворике небольшой лавки слуга приготовил копья, щиты и секиры. Оружие старое, но все еще надежное. Слуга выдавал жрецам ножи и обувь. Хармхаб обратил внимание на большой золотой перстень, что украшал палец слуги. Зеленый камень приличных размеров стоил целое состояние, да и само кольцо не дешевое. Но самое интересное, драгоценность представляла собой два сплетенных стебля папируса. Тонкая работа. Кольцо явно из мастерских Уаста.

— Замечательное украшение,— восхищенно произнес Хармхаб.— Сколько выменял за него?

— Это подарок.— Слуга расплылся в довольной улыбке.— Два дня назад у нас гостил щедрый господин. Я достал ему хорошие легкие колесницы и быстрых коней. В награду он одарил меня этим перстнем.

Что-то недоброе почудилось в словах слуги.

— Наверное, щедрый господин плыл из земель Та-Кемет? Я узнаю творение ювелиров Уаста.

— Этого я не знаю,— уклонился от ответа слуга.

— А имя не помнишь столь щедрого господина. Мой хороший знакомый должен был прибыть в Тир. Мы хотели с ним встретиться, выпить доброго вина, да, видать, разминулись.

— Может быть,— кивнул слуга.— Его звали Мексеб.

Хармхаба, словно дубиной ударили по затылку. Два дня назад! Предатель тоже гостил у Старшего торговца!

— И сколько с ним было слуг? Такой богатый торговец не может путешествовать без охраны.

— Немного. Человек десять.— У Хармхаба отлегло от сердца.— Но мой хозяин нанял ему сотню воинов из охраны храма.

— Сотню? — вновь грудь сдавило.— И куда он отправился с таким огромным войском?

— Наверное, в Библ. Времена сейчас неспокойные. Всюду снуют шайки Азиру. Вот и вы отправляетесь в дорогу с оружием.

— Спасибо тебе, добрый человек за старания,— Хармхаб одарил слугу небольшим серебряным браслетом, отчего тот еще больше расплылся в довольной улыбке.

Хармхаб созвал всех.

— Только что приказчик старшего торговца сболтнул мне, что до нас здесь побывал Мексеб. Возможно, впереди ждет засада.

— Если мы предупреждены, засада нам не страшна,— холодно рассудил Хуто.

— С этим я согласен. Но есть еще одно ужасное обстоятельство: старший торговец, что приютил нас — предатель. Мексеб был в его доме два дня назад. Он нанял большой отряд и направился как раз туда, куда собрались мы.

— С этим я согласен. Но есть еще одно ужасное обстоятельство: старший торговец, что приютил нас – предатель. Мексеб был в его доме два дня назад. Хозяин помог нанять большой отряд. Мексеб направился к Библу, как раз туда, куда собрались мы.

— У торговца остались дети и Меритре и Нессемут,— испугался Амени.

— Мы не можем взять их с собой,— покачал головой Хармхаб.— Возможно, впереди нас ждет неравный бой и смерть.

— Как же поступить?

— Кто-то должен вернуться и вывести их из города. На корабле или посуху следовать в Кемет,— решил Хармхаб.

— Кто это сделает? — все переглянулись, но ждали слова Хармхаба.

— Паитси, вот тебе анх.— Хармхаб протянул маджаю крест, увитый коброй.— Представишься торговцем из Куши. Не возражай! Ты должен спасти детей.— Полководец огляделся вокруг.— Постой. Уведи с собой Сети.

— Но мальчик остался в доме торговца,— напомнил ему Расесси.

— Не мог он остаться,— усмехнулся Хармхаб.— Сети! Вылезай, шакаленок. Я знаю, где ты прячешься. Куча соломы в углу двора зашевелилась и из нее показалась голова мальчика. Сети неохотно подошел к воинам. Через плечо перекинут ремень. За спиной висел Клык Анубиса в кожаных ладно скроенных ножнах.

— Выслушай меня внимательно,— Хармхаб поднял его лицо за подбородок.— Чтобы с нами не случилось, ты должен добраться до Уаста и рассказать обо всем отцу. Передай Хеви, чтобы он вместе с Парамессу взяли временно власть в свои руки до моего возвращения. Если Эйя вздумает возражать, объясни: приказ Хармхаба.

— Я не вернусь без тебя,— заупрямился Сети.

— Я тебе приказываю и освобождаю от всех клятв. Туйя меня поймет. Иди!

— Но Паитси…

— А если с Паитси что произойдет? — Хармхаб говорил с ним как со взрослым.— Ты сможешь удрать из любой темницы, обмануть стражников, пролезть в любую щель. На тебя вся наша надежда. Не подведи.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.