ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Толстиков Николай Александрович

Угар

Семейная сага

Глава десятая

Схоронили Налимиху в ограде чуть слышно потренькивающей в пожарные колокольцы приходской церкви Ильи Пророка на окраине Городка.

За минувшие два дня Василий Иванович все успел расставить в себе на прежние места, но когда над свеженасыпанным холмиком земли с воткнутым деревянным крестом он всплакнул навзрыд, закрыв наглухо лицо платком, Ивану сдавило горло.

По обратной дороге Налимов, сидя в кабине рядом с Иваном, тоже тяжко вздыхал, мусолил кулаком глаза, вытряхнул из кармана и бросил под язык таблетку валидола.

«Э, вон, мужика-то извело!» – мысленно посочувствовал Иван, взглянув украдкой на начальника.

– Да как же я мог забыть?! – взорал вдруг Налимов и хлопнул ладонью себе по лбу.– Сегодня же Вадим Владимирович Сомов с сыном ко мне в гости приезжают! Давай, сворачивай к моему дому!

– А поминки? Люди уж наверно собрались.

– Подождут, Успеем.

Снова на Ивана глядел тот, прежний, Налимов, как будто никогда и не было тех печальных дней.

Сомов, стоя у недостроенного налимовского коттеджа, попинывал колесо «мерседеса», переговаривался о чем-то, посмеиваясь, с копавшимся в моторе водителем.

Иван еще не успел как следует притормозить, а Налимов уже, соскочив с подножки, несся со всех ног к руководству. Еще не хватало ему для полного счастья отчеканить строевым шагом и вскинуть ладонь к полям шляпы.

Сомов небрежно сунул Василию Ивановичу ладошку, тот сжал ее своими обеими, горбясь в поклоне,– казалось, что он вот-вот присосется к ней розовыми пухлыми губами.

– Э-э, братец, гостя ждать заставляешь! – шутливо пожурил Налимова Сомов.– Я из «области» сюда, как на крыльях! К старому товарищу. Городок родной проведать… Стоит! – отрывисто говорил Вадим Владимирович и, запрокинув голову, оглядывал с жадным восторгом высокое ясное небо, потом перевел взгляд на столетнюю ель, возвышающуюся рядом с налимовским домом.– Смотри-ка, допер ты, не спилил этакую красотищу! Молодец!

От похвалы лицо Василия Ивановича довольно засияло.

– Так ведь мы, Вадим Владимирович…

Сомов не дал ему договорить:

– А терем себе заворачиваешь… – кивнул он на новостройку.– Губа не дура! Ой, смотри!.. – и погрозил Налимову пальцем.

Сомов покинул родные края давненько. Из многих оставшихся по прежнему месту работы связей не порвалась и веревочка, соединяющая его с Налимовым. Временами она вроде бы давала слабину, когда Васька летел вниз, но вскоре натягивалась и неизменно вытаскивала его наверх. Сейчас пенсионер Сомов был почетным председателем правления строительного концерна, куда и Васькина «шаражка» на паях входила. Держал «контрольный пакет» и заправлял всеми делами его сынок – вон он, лысоватый «михряк» перетаптывался рядом с отцом, насмешливо и высокомерно поглядывая из-под стеколышек очочков на Налимова. Василий Иванович от потаенных нехороших предчувствий поежился даже…

– Ну, веди в дом! – басовито заявил Вадим Владимирович хозяину, приняв от своего водителя увесистый рюкзак и зачехленное ружье.– Славно разомнемся! Уж сколько собирался к тебе и, слава Богу, вырвался! А чего ты такой кислый?

Налимов виновато развел руками, заменив остатки деланной веселости на лице грустной миной: дескать, рад несказанно приезду гостей, да вот…

– Горе у меня, матери не стало!

– Когда? – насторожился Сомов.

– Сегодня похоронили.

– Соболезную, искренне соболезную… О, дьявол, уехал! – провожая глазами резко взявший с места и вильнувший за угол «мерседес», с сожалением воскликнул Сомов и кивнул сыну: – Брякни ему по «мобильнику», пусть срочно вернется! Жаль охота сорвалась…

– Вадим Владимирович, что вы? Не успели приехать и назад? – засуетился, мелкими шажками по-мальчишечьи заподпрыгивал вокруг Сомова Налимов. Но остепенился, взял его под руку.– Вадим Владимирович, дорогой, конечно, на это мероприятие приглашать не принято, но… почтить память мамы. Если вам не в труд…

– Извини, братец, не могу,– заотнекивался Сомов.– Не люблю на поминки ходить, хоть режь! После мысли всякие в голову лезут. Так что, извини, Василий Иванович, себя не пересилишь.

Сомов нахмурился, губы его перекосила недовольная сожалеющая усмешка.

Налимов оперативно усек перемену в настроение начальства и поспешил принять экстренные меры. Рожа Василия Ивановича скривилась, щеки плаксиво задрожали, однако начальственной руки он не отпускал, осторожно, но настойчиво увлекая Сомова в дом.

– Вася, не надо так переживать-то… – начал сдаваться Вадим Владимирович.– На тебе ж лица нет. Помянем твою матушку…

Как всегда, Налимов нашел соломоново решение. Проводив гостей в дом, пошарил там и сям, и вскоре появилось на столе сервированное на скорую руку угощение.

Иван, по-прежнему сидя в кабине, видел в проеме незастекленного окна то лысую с седым пухом за ушами голову Сомова, то холодно поблескивали там стеклами очечки его сына, но все поминутно заслоняла массивная фигура Налимова, согбенная в подобострастном поклоне. Окатышев не знал, что делать – ехать ли на поминки одному, либо же стоять на месте, дожидаться.

– Вертится как юла! Холуй! – со злостью подумал он про Налимова. Но какой-то внутренний голос тут же ехидно заметил ему: «А сам-то?»

«Да я разве так…» – попытался защититься Иван, но с досадой понял, что из этого ничего не выйдет. Он что есть мочи сжал руль и крепко приложился лбом к обвитой цветной проволокой его баранке. Потом долго тряс головой, но морщился не столько от боли, сколько от звуков голосов, доносившихся из окна дома – басовитого, бухающего будто в колокол, Сомова и неумолкающего налимовского щебетания.

Гости и хозяин, подвыпившие, наконец, вывалились на крыльцо.

– Иван, мы едем на охоту! – громко заявил Василий Иванович и любящим преданным взглядом прямо-таки впился в лицо Сомова.– Я для вас, Вадим Владимирович, и сына вашего солнце с неба достану! Только пожелайте. Хотите? – Налимов старался казаться намного пьянее, чем был на самом деле.– На охоту!!! Что там поминки! Засядут за стол пяток старух и сиди весь вечер с ними, как дурак, с квелой харей! А мы егеря за шкворень с собой и – пух-пух!.. – Василий Иванович принял позу стрелка под удовлетворенный кивок Сомова и с блудливой усмешкой дернул за рукав его сына: – У егеря еще и дочки-разведенки приехали, смазливые-е… Слышишь меня, Ванька, грузи все что нужно в машину!

Ивану словно кто-то невидимый сжал руками горло, он захватал ртом воздух, чувствуя как от резкого прилива крови в голову вот-вот полезут из орбит глаза. «Как Ваську назвать? И слова-то такого люди, поди, не знают…» – металась у Окатышева единственная и беспомощная мысль.

А рука как-то сама собой нащупала ключ зажигания, мотор натужно взвыл. Иван лихо развернул автомобиль и понесся по дороге прочь. В зеркальце заднего вида он успел различить недоуменно застывшие на крыльце фигуры и закричал от дикой торжествующей радости вперемежку со злостью и, конечно, не расслышал, как Сомов-сын жестко попенял сникшему Василию Ивановичу: «Порядочки у тебя!..»

На страницу автора

К списку "Т(T)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.