ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Ликующий на небосклоне

25

В грязный порт города Угарита спешили суда всех мастей: торговые и военные. Даже корабли разбойников с острова Аласия торопились приплыть вовремя. Пристань пестрела от разноцветных парусов. Хармхаб не скупился, нанимал всех подряд. Войско срочно грузилось на корабли. Военачальник нервничал, но старался выглядеть спокойным. Меша Юга Хармхаб еще от Вашшукканни отправил обратной дорогой через Лабан вместе с обозом. Сам военачальник с мешей героев и мешей Дочери Солнца решил плыть морем, чтобы как можно быстрее попасть в Хекупта.

Для себя Хармхаб отобрал боевой корабль, легкий и быстроходный. На палубе под мачтой поставили шатер, где военачальник мог отдыхать. Но полководец настойчиво попросил, чтобы в шатре расположилась Меритре. Сам же Хармхаб обустроил себе место на носу вместе с Амени и другими старшими командирами.

Амени распределил своих воинов по кораблям, закончил с погрузкой оружия и припасов, только после этого взошел на судно Хармхаба. Меритре он нашел на кормовой площадке для стрелков. Девушка глядела бессмысленно в изумрудную даль. Из глаз ее срывались слезы, оставляя на покрасневших щеках мокрые дорожки.

— Ты скорбишь о правителе? — осторожно спросил Амени.

— Я скорблю об отце,— вздохнула она.— Теперь я осталась совсем одна в этом мире. Хоть мы редко виделись с ним в последнее время, но я его очень любила. И он меня любил.— Меритре грустно улыбнулась.— Я помню в детстве, когда няньки укладывали моих сестер спать, я вертелась и ни за что не хотела ложиться в кровать. Тогда отец уносил меня в сад, сажал на колени, и мы с ним долго болтали о всякой чепухе: о далеких странах, о звездах, о богах, пока луна не поднималась высоко, высоко. Я засыпала у него на руках, и он сам укладывал меня. Для всех Эхнэйот был мудрый правитель, а для меня оставался любящим отцом. Мама моя умерла давно. Я ее совсем не помню. Кормилицы, няньки — всё это чужие люди. Только отец для меня был родным человеком и всегда понимал меня.

— Он хотел отдать тебя в дом Ахмосе,— напомнил Амени.

— Я убежала, и он не настаивал на моем возвращении. Наоборот: разрешил возглавить собственное войско, подарил мне голубой шлем. Разве он мог подарить этот шлем кому-нибудь другому? Семенхкере не получил его, хоть и стал правой рукой правителя.

— Но как же семья? — не согласился Амени.— Твои братья и сестры. Они же у тебя остались.

— Семенхкере ненавидит меня. И супруга его — моя сводная сестра Мийот недолюбливает. Мы постоянно с ней ссорились. Средняя Мекйот никогда не называла меня сестрой. Она очень ревновала меня к отцу. С раннего детства Мекйот мечтала стать старшей чистой жрицей Йота. Во мне видела лишь побочную дочь правителя, недостойную общаться с ней, как с равной. Младшая Анхсэмпйот еще совсем маленькая.

— У тебя есть друзья и преданные слуги: Хуто, Паитси, я, Хармхаб. Да что там — у тебя целое войско!

Меритре слабо улыбнулась сквозь слезы.

— Спасибо! Я всегда помню об этом. Но почему-то будущее меня пугает. Что ждет нас на родине? Отец ушел, и власть перейдет к Семенхкере. Он много помогал Эхнэйоту. Усердно занимался государственными делами. Однако все его старания проявлялись только, когда его заставляли. По натуре же он любитель развлечений и откровенный бездельник. Придя к власти, он тут же переложит все государственные дела на чати, причем не на самых надежных, а сам будет праздно проводить время.

— Эйя не даст ему расслабиться,— возразил Амени.

— На верховного жреца вся надежда,— согласилась Меритре.

Хармхаб отдал последние распоряжения, проследил за тем, как погрузили его коней с колесницей, и уже собирался подняться на корабль, как вдруг увидел Аменнефа в сером дорожном плаще кочевника.

— Хорошо, что успел,— произнес жрец Амуна.

— Ты мне должен рассказать все, что произошло в Ахйоте,— потребовал Хармхаб.

— Тогда нам лучше уединиться.

Они скорым шагом отошли подальше от пристани за скалы. Когда остались одни, Хармхаб нетерпеливо заглянул в непроницаемые глаза жреца:

— Говори!

— Когда ты готовился к сражению с Суппилулиумой, Кейе — вторая супруга правителя, та, которую после кончины Нефре Сын Солнца объявил вторым любимцем Йота и разделил с ней трон, мучилась в тяжелых родах.

— Она должна была принести наследника,— подтвердил Хармхаб.— Все предсказатели об этом твердили.

— Она принесла наследника, но мертвого.

Хармхаб потряс головой, как после тяжелого удара.

— Этого не должно было произойти!

— К сожалению произошло. Правитель резко охладел к Кейе. Все знают, куда отсылают людей, не оправдавших надежды Эхнэйота. Они доживают свои дни в отдаленных крепостях среди пустыни и диких племен. И Кейе знала свою дальнейшая участь.

— Дальше что?

— Смотри, как все сложилось удачно: правитель убит горем и никого не слушает; Мах с маджаями в Хекупта; Эйя — глава жречества и Хармхаб — глава войска в Нахарине.

— Для кого удачно? Поясни! — не мог сообразить Хармхаб.

— Для Ранофре и его Дома.

— Командующего Мешей колесничих? Да он глуп и труслив. Чего он возомнил?

— Ранофре всего лишь часть заговора.

— Какого заговора? Ты меня пугаешь.

— Помнишь, как ты потопил в крови восстание в Хутуарете и сам лично отсек голову предводителю.

— Причем здесь Хутуарет?

— Сыновья того предводителя входят в Дом Ранофре.

— Неужели, ты хочешь сказать, что они решили совершить заговор и поставить правителем Ранофре? Не поверю!

— Им не нужен трон.

— Что же тогда им нужно?

— Слабый правитель. При слабом правителе можно скрытно, а через некоторое время, явно отделить нижнюю страну и создать отдельное государство, включая Хутуарет, Хекупта и все приморье. Они уже заслали тайных послов на юг к племенам нехсиу. Они готовы за определенную помощь отдать нехсиу все земли Куши, Вавата и, даже, Остров Слонов.

— Не легче ли захватить власть над всей Кемет?

— Силенок маловато. В Кемет еще остались такие люди, как ты, Эйя, Хеви. Есть, так же, жречество Амуна, которое никогда не предавало интересы своей родины, даже находясь вне закона.

— К делу! — торопил Хармхаб.— Как они поступили?

— Пообещали из Кейе сделать вторую Мааткара Хенеметамон Хатшепсут. Поддержать ее на троне.

— Она поверила?

— Она вынуждена была поверить, потому как правитель объявил, что ищет женщину, достойную слиться с Йотом и принести наследника для страны. Ревность и отчаяние ослепило женщину. Она подмешала правителю в вино яд.

— Яд? — ужаснулся Хармхаб.— До чего мы дожили! Я, наверное, сплю, и мне снится кошмар.

— Так проснись же скорее,— не унимался Аменнеф.— Слушай: дальше самое интересное. Они хотели обвинить в заговоре жрецов Амуна. Якобы каста жречества решила погубить правителя, тем самым отомстить Эхнэйоту за поруганных богов и разрушение храмов. Очень удобно. Ведь под предателей можно определить и тебя, и Эйю, и еще сотню честных людей. Но дело в том, что в их планы, на самом деле, не входило возвеличить Кейе. Место на троне готовили для Семенхкере.

— Семенхкере и без того был обласкан правителем,— удивился Хармхаб.

— Обласкан, но это еще не значит, что власть правитель готов был передать ему. Еще есть Туто. Еще могла появиться женщина, которая принесла бы наследника. Семенхкере рожден от старшего брата правителя, которого Эхнэйот отправил в изгнание, где тот вскоре умер. В душе Семенхкере ненавидит Того, кого любит Йот, за изгнание и смерть своего отца. Как только Кейе прослышала, кому готовят трон, так сразу подняла шум. Она пригрозила заговорщикам разоблачить все их замыслы.

— Ей не удалось,— решил Хармхаб.— Иначе Ранофре уже гнил бы в каменоломне.

— Кейе странным образом пропала вместе с дочерью. Скорей всего: их убили.

— Другого и быть не могло,— согласился Хармхаб.

— Теперь у Дома Ранофре свобода действий. Они попытаются постепенно прибрать все к рукам: управление землями, торговлю, охрану дорог, склады.

— Как мне поступить?

— Ударить предателям в спину — Захвати Хекупта и Хутуарет. Если тебе это удастся, то, тем самым, ты поставишь их в сложное положение. Они опираются на северные земли. Ни для кого не секрет, что в Хутуарете и на прилегающих к нему территориях проживают потомки гиксосов. Сам город Хутуарет был столицей захватчиков. Там вечно происходят смуты. Потеряв контроль над северными землями заговорщики лишатся опоры.

— Почему я должен тебе верить? — вдруг недоверчиво спросил Хармхаб.

— А кому ты еще можешь верить?

— Где Эйя?

— В Ашшуре.

— Но что он там делает?

— Ведет переговоры с Ашшурбалитом. Ему опасно сейчас появляться в Кемет. Слишком близко он стоял к правителю.

— О чем он договаривается с правителем Ассирии?

— Эйя может, в случаи осложнения дел, попросить военную помощь у Ассирии, тем самым прикроет твою спину.

— Слишком слабая надежда — Ашшурбалит,— усомнился Хармхаб.— С чего он будет помогать? Я помог Тушратте укрепить свою власть в Нахарине. А Тушратта — первый враг Ашшурбалита.

— Скоро все станет с ног на голову. Верь мне. О Тушратте можешь не вспоминать — его дни сочтены. И помни: если совсем придется туго, жречество Амуна поддержит тебя.

— Но, постой! — вспомнил Хармхаб.— А как же моя семья? Если мои дети окажутся в руках врагов?

— О них уже позаботились,— успокоил его Анеммеф.— Все твое семейство находится в Уасте под защитой престарелой правительницы Тейе.

— Все живы и здоровы?

— Все, включая твоего будущего сына!

Услышав последние слова, Хармхаб схватил Анеммефа крепко за руку.

— Я не ослышался? Моя жена беременна? Почему я об этом не знал?

— Она не хотела тебя тревожить перед тяжелым походом. Но теперь ты вернешься и станешь счастливым отцом.

— Неужели! — Полководец весь просиял от счастья.— Откуда ты знаешь, что родиться сын? У меня все время рождались дочери.

— Наверное, боги хотят наградить тебя за бескорыстную службу,— ответил Анеммеф.— Но давай поспешим. Почти все корабли уже в море, а мне надо еще поговорить с Меритре и Амени.

— Живи вечно, госпожа,— поклонился Аменнеф Меритре.— Здоровье и силы тебе, племянник.

— И тебе того же,— ответил Амени.

— Радуйся! Умер тот, кто преследовал вас, и кого вы прокляли,— вместо приветствия зло ответила Меритре.

Аменнеф нисколько не смутился, всего лишь скромно произнес:

— Я радуюсь, когда живет и процветает моя родная земля и не вправе проклинать кого-либо, потому, как проклятие — есть сильнейший грех, и всегда возвращается к человеку, сотворившему проклятие, с удвоенной силой.

— У тебя к нам дело? — спросил Амени.

— Очень важное. Меритре должна помнить свою сводную сестру, рожденную Кейе, Мийот младшую.

— С ней что-то не так? — испугалась Меритре. В глазах ее отразилась тревога.

— Я не уверен, но, возможно, ее убили.

— Что ты такое говоришь? — воскликнула Меритре, и слезы сами собой прыснули из глаз.— Кто посмел поднять руку? Она совсем маленькая.

— Мне очень жаль ребенка, но могут погибнуть и другие дети из Великого Дома.

— Кто? — Меритре пыталась сдержать себя, чтобы совсем не разрыдаться.

— На тебя Меритре и на тебя Амени вся надежда. Вам надо будет проникнуть в Горизонт Йота, выкрасть Тутэнхэйота и Анхсэмпйот.

— Им грозит опасность? — Меритре вытерла слезы и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться и сосредоточиться.

— У меня нет времени вам все разъяснять. Их убьют, если вы не сможете сделать все, как я вам скажу.

— Что мы должны сделать? — Амени почти вплотную подошел к Анеммефу.

— Любыми путями прокрасться в Дом Ликования в Ахйоте. Похитить детей и целыми доставить их в Хекупта. Там вас встретят. И учтите! — Анеммеф многозначительно посмотрел Амени в глаза.— Если вас схватят, Меритре не тронут — она неприкасаемая. А тебя убьют на месте.

— Почему?

— Ты еще не понял? — к ним подошел Хармхаб.— Если Дочь Солнца не сбежала бы из столицы, а осталась в Кемет и покорилась своей судьбе, тогда твой недруг Ахмосе уже примерял бы на себя корону Обеих Земель.

— Он не смог бы! — отрицательно покачало головой Меритре.— Я родилась от второй жены правителя, и не наследую власть.

— Они бы что-нибудь придумали,— не согласился Хармхаб.— Нашли бы какой-нибудь способ все уладить через знамение и продажных пророков.

— Но есть еще Семенхкере и Тутанхейот. Им в первую очередь принадлежит право называться наследниками,— сказала Меритре.

— Своим побегом ты спасла им жизнь,— объяснил Анеммеф.

— Хочешь сказать, что их могли убить? — Меритре вся вспыхнула от гнева.— Это святотатство! Нельзя поднимать руку на членов Великого Дома! Боги во все времена наказывали за пролитие божественной крови? Да кто им позволит это сделать?

— С чего ты взяла, что они будут действовать открыто,— криво усмехнулся Хармхаб.— Человек может споткнуться на лестнице и сломать себе шею. Или к нему в постель заползет змея. Бывает, внезапная болезнь подорвет силы.

— Так чего мы стоим! — взволновалась Меритре.— Хармхаб, прикажи поднять парус.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.