ЛИИМиздат - библиотека самиздата клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИИМИЗДАТ

Скоро в ЛИИМиздате

Договор издания

Книга отзывов

Контакты

Лит-сайты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сидоров Иван

Под знамением Бога Грозы

Книга первая

Часть вторая

5

Цула встретил Хемишу у входа в халентуву. В доспехах его необъятная грудь казалась еще шире.

— Властитель ожидает тебя. Следуй за мной,— рыкнул он.

Хемиша поправил свою куртку, сшитую из шкуры леопарда, и зашагал темными коридорами за великаном. Мешеди распахнули двери, и Хемиша предстал перед лабарной.

Суппилулиума сидел возле очага на низенькой скамеечке с резными ножками. На правителе была простая белая хубика и воинская куртка без рукавов. Волосы стянуты тугим узлом на затылке. Казалось, это сидит не грозный лабарна, а простой воин. Хемиша подошел к Суппилулиуму и приклонил перд ним колено.

— Встань,— попросил лабарна и обратился к Цуле: Покинь нас. Мне нужно поговорить с этим доблестным воином наедине.

— Как прикажешь, мой повелитель.— С этими словами телохранитель удалился, притворив за собой дверь.

Лабарна предложил Хемише скамеечку напротив. После недолгого молчания Суппилулиума произнес:

— Ты сказал вчера, что твои горцы верят мне, и готовы пойти на смерть под моими знаменами.

— Да, мой повелитель. Слово горца чистое — как вода в роднике.

— Я поведу вас на битву. Но может случиться, что не рассчитаю силы — погублю себя и вас. Что тогда?

— Мы с тобой до конца. Мой народ не привык отступать от клятвы.

— В такое тревожное время, когда Хатти чудом удерживает свои земли от распада, племена Хауси могли спокойно перейти под покровительство Ацци или Хайясы.

— Прости, повелитель, но мы вольные люди, и ни в чьем покровительстве не нуждаемся. Хетты нам ближе, чем разбойники Хайясы или бездельники Аццы. К тому же, у нас язык похож на хеттский. И поклоняемся мы одним Богам. Мой народ доказал свою преданность Хатти еще во времена богоподобного Лабарны. И в этот раз мы отстояли Верхнюю Страну. Нам, даже, удалось отбить Самуху у врагов. Не ты ли назначил меня телепурием всей Верхней Страны. Неужели, я предам того, кто мне доверяет. Предательство — тяжелое преступление, которое трудно бывает искупить даже после смерти.

— Я верю тебе, честный воин. Всем племенам Хауси верю. Твой отец и дед твой были такими же благородными, и сыновья не опозорят своего отца. Твой младший брат служит мне честно. После ухода Киры, я хочу назначить его на место старшего кантикини. Но вот что.— Суппилулиума пристально посмотрел в глаза Хемиши.— Я хочу, чтобы ты здесь поклялся мне в верности. Мне так нужно.

— Я готов, мой властелин,— искренне ответил Хемиша, приложив руку к сердцу.

— Тогда, возьми,— Суппилулиума протянул ему комок воска.— Этот воск собран из лампадок, горящих над истананами Бога Грозы, Небесного Бога Солнца, Бога Телепину, Богини Сауски и Бога Луны Кушуха. Соверши на нем клятву.

Хемиша послушно взял коричневый комочек, разогрел его в руках, слепил человечка и бросил его в огонь со словами:

— Клянусь всеми могущественными Богами Хатти и моим покровителем Еникеем, что буду душой и телом предан лабарне Суппилулиуме. Всю кровь отдам за него. Если я нарушу клятву, то пусть сгорю в гневе Богов, как этот восковой человечек.

— Теперь. Когда ты поклялся мне в верности, я открою тебе одну тайну,— сказал Суппилулиума.— Ты заметил, какие сильные мешеди стоят возле моих дверей? Около меня все время находится Цула. Я сам не расстаюсь с оружием. Не считай меня сумасшедшим, но страх поселился в моей душе. Однажды ночью меня посетила божественная Кулитта, служанка Богини Сауски. Она мне прошептала странные слова: «Не усни! Осел, который впряжен в твою повозку, захочет лягнуть тебя и влезть на твое место». Утром я просил Богов разъяснить мне смысл слов. Тогда меня позвала к себе таваннанна. Фыракдыне сообщила, что узнала о готовящемся заговоре.

— Такое невозможно! — возмутился Хемиша.— Кто посмеет!

Суппилулиума приложил палец к губам.

— Говори тише. Нити заговора тянутся далеко за пределы Хатти. Враги мои могущественные. Им по силам свергнуть меня, но я не знаю, как они хотят осуществить заговор. Но ты не думай, что я трус,— уже тверже сказал лабарна. Он тяжело вздохнул и с грустью добавил: За свою жизнь я не боюсь. Мне страшно представить, что вернуться кровавые времена Хантили, Циданты, Аммуны, когда трон залили кровью. Что тогда будет с моей страной? С моим народом? Я сам виноват, когда пошел против своего брата. Теперь расплачиваюсь.

— Пока я жив, и сыновья мои держат в руках оружие, никого на трон Хатти мы не допустим,— успокоил его Хемиша.

— Тогда оставайся при дворе со своими чумазыми горцами, пока Боги не покажут мне предателя. Пусть они вместе с моими мешедями охраняют халентуву, как когда-то при великом Лабарне.

— Будь покоен, властитель. На свете можно подкупить кого угодно, даже самого Ярри, но соблазнить золотом или серебром воинов Хауси — невозможно. Они лучше десять раз погибнут мучительной смертью, лишь бы на них не гневался Еникей. А Еникей строго карает за предательство.

— Я, так же переживал, когда не знал, кому доверить Верхнюю Страну. Отдал ее тебе — и не ошибся. Веди сюда своих бородачей. И пусть они хорошенько натрутся розовым маслом, иначе все придворные попадают в обморок от их запахов,— пошутил в конце Суппилулиума. Настроение у него, явно, улучшилось.

Властитель отпустил Хемишу, отдав перед этим распоряжение Цуле: расквартировать всадников Хауси в халентуве.

В коридоре Хемишу остановила девушка из свиты таваннаны. Она передала просьбу Татухепа, зайти к ней. Пройдя узкими темными переходами, они вышли в цветущий садик с фонтанчиком.

Фыракдыне восседала на резной скамеечке. Ее тонкая одежда переливалась на солнце разноцветными искорками. Она походила на богиню, отдыхающую в небесном саду. Темные глаза весело блестели. На пунцовых губах играла легкая улыбка. Головной обруч из белого электрона еще сильнее оттенял черные шелковистые локоны. Таваннанну окружали стройные девушки в легких хасгалах. Они весело щебетали и звонко смеялись. Две чудесницы перебирали струны хуцинара и иннцинара. Нежные девичьи голоса пели о прекрасном черноглазом юноше, который ушел в далекий поход и забрал с собой покой и сон возлюбленной.

Хемиша слегка смутился, застав такую неземную картину. Ему очень не хотелось вторгаться своей грубой поступью в этот цветущий мир. Но вдруг из-за дерева раздался грозный рык, и перед горцем возникла черная пантера. Она привстала на задние лапы, пытаясь передними достать его. Острые когти хищно сжимались и разжимались. Уродливая кошачья голова оскалилась белыми клыками. Зверь прижал уши и злобно сверкал узкими зелеными глазами. Медный ошейник с цепью сдерживал зверя.

Хемиша не дрогнул при виде пантеры, но, на всякий случай, схватился за рукоять меча. Музыка и голоса разом смолкли. Татухепа приказала мешедю увести зверя, а девушек попросила удалиться. Когда правительница осталась одна, Хемиша подошел к ней и приклонил колено.

— Хемиша, ты поцелуешь мне руку? — как бы приказала Фыракдыне.

Хемиша на мгновение прижался губами к ее тонким розовым пальцам, унизанным золотыми кольцами. Над самым ухом он услышал страстный шепот:

— Признайся, горец, я тебе нравлюсь.

Хемиша в растерянности отпрянул и весь покраснел. Фыракдыне звонко рассмеялась.

— Чего ты шарахаешься от меня, словно змею увидел?

— Прости, божественная,— запинаясь, произнес Хемиша.— Ты мне нравишься, как и всей великой Хатти. Я люблю тебя, как и весь народ тебя любит,— найдя нужные слова, ответил горец.

— Я тебя напугала? — снова засмеялась Фыракдыне.— Говорят, на поле боя ты не ведаешь страха. Чего же сейчас робеешь? Встань! Мне неудобно видеть тебя коленопреклоненным. Ты ставил на колени целые полчища врагов, а я, недостойная, заставляю тебя стоять передо мной.

— Благодарю, звездоподобная,— ответил Хемиша, поднимаясь,— но я не унижаюсь, а лишь воздаю должное моей правительнице.

— Мне воздают должное те бездельники, которым я раздаю чины и награды. А ты никому не должен. Пост телепурия Верхней Страны получен тобой за смелость и преданность. А старшим над телохранителями лабарны ты, по праву, заслужил своей честной службой. Впредь прошу не приклонять передо мной колени.

— Благодарю, солнцеликая.

Фыракдыне заставила собеседника еще раз густо покраснеть, внимательно осмотрев его с ног до головы.

— А мне говорили,— игриво произнесла она,— что все горцы кривоногие и бесформенные, словно мешки с зерном. Однако я вижу, что ты строен.

— Звездоподобная, ты меня позвала — я пришел,— начал терять терпение Хемиша, хотя голос его звучал ровно.— Я воин. И привык выполнять приказы. У меня много дел и мало времени.

— Не обижайся,— улыбнулась таваннанна.— Теперь о деле.— Фыракдыне мгновенно изменилась в лице. Ее взгляд стал холодным, лицо каменным. Она легким жестом приказала Хемише сесть напротив и, понизив голос, произнесла:

— Если даже, кто ни будь нас подслушивал, то подумает, будто я хочу покорить твое сердце. Звала я тебя совсем для другого. Мне известно о твоем разговоре с лабарной. Не перебивай! Я знаю все, что творится в халентуве и за ее пределами. На Суппилулиума, действительно, готовится покушение. Причем готовится умело и скрытно. Суди сам: что твориться у нас под носом, я узнаю через посланников из Та-Кемет. Возможно, это случится во время похода. Будь внимательным. Ни в коем случае не оставляй повелителя одного — ни на миг.

— Я обещаю быть внимательным, но все время находиться возле лабарны не смогу. Мне надо будет выезжать в дозоры, водить в бой моих горцев. Цула прекрасно справится со своими обязанностями.

— Одного Цулы недостаточно,— твердо заявила таваннанна.— Его убьют первым. Это послужит тебе знаком. Если сам не сможешь находиться подле правителя, пусть сыновья твои охраняют его жизнь.

— Но кто же посмеет покушаться на лабарну?

— Предателем может быть Фазарука или Иссихасса — самые влиятельные сановники. К тому же, в их жилах течет кровь богоподобного Лабарны.

— Фазарука не может этого сделать. Я знаю его с детства,— горячо выпалил Хемиша.

— А я Иссихассу знаю давно,— возразила ему Татухепа.— Он состоит в родстве со мной. Одна из жен лабарны — дочь Иссихассы.

— Может быть еще кто-нибудь? — в растерянности предположил Хемиша.

— Пока не знаю. Может,— согласилась Татухепа.— А теперь, забудь, что у тебя есть друзья. У тебя есть только правитель, за которого ты поклялся отдать жизнь. Что бы ни произошло, встань на сторону лабарны. Твои горцы — большая сила.

— Я сделаю все, как ты прикажешь.

— Если кого-нибудь заподозришь, или что-либо узнаешь, шли ко мне гонцов. Я должна знать все! Что бы ни случилось там, за Бычьими горами, мне здесь предстоит держать власть. Теперь иди.

— Прощай, великая.

— Хранят тебя Боги.

На страницу автора

К списку "С(S)"

А(A) Б(B) В(V) Г(G) Д(D) Е(E) Ж(J) З(Z) И, Й(I) К(K) Л(L) М(M) Н(N) О(O) П(P) Р(R) С(S) Т(T) У(Y) Ф(F) Х(X) Ц(C) Ч(H) Ш, Щ(W) Э(Q) Ю, Я(U)

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.